?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Против расСизма: за справедливость в западном синематографе - 1 )))
turan01

Новый Дартаньян, или Кино XXI века


  •                                                        

  • Константин Крылов, АПН,  31.08.2019, 04:03



В данной статье я буду говорить о киноискусстве, в основном американском (другого-то всё равно нет – и, возможно, не будет). Которое в последнее время претерпело очень любопытную трансформацию.

То, что я буду говорить ниже, по частям высказывали многие. Я просто свёл разрозненные соображения в нечто единое и снабдил объяснениями. Убедительны они или нет – судить читателям.

1

Мы наблюдаем закат кинофильма как базового жанра и вытеснение его сериалом. Именно сериал – искусство XXI века. Через небольшое время кинофильм займёт при сериале примерно такое же положение, которое когда-то занял цирк при театре: место для демонстрации трюков. Уже сейчас хороший кассовый кинофильм – это, в подавляющем большинстве случаев, набор спецэффектов (которые, кстати, и возникли как цирковые трюки, снятые на плёнку). Что касается «человеческих историй про людей», это полностью отдано сериалам.

Причин тому две. Первая техническая – появление больших телеэкранов с высоким разрешением.

Они хороши почти как киноэкраны. Единственное, что лучше смотрится в настоящем кинотеатре – те самые спецэффекты. Всё остальное можно смотреть и не на большом экране.


Причина вторая – информационная перегрузка. Современный человек перекормлен информацией, которая прёт изо всех щелей. При этом информация бывает интересная и неинтересная. В фильме (а также в книге, спектакле и где угодно) интересная информация – это приключения героев. Но есть и неинтересная, так сказать техническая: например, чтобы смотреть фильм, нужно запомнить, как героев зовут, в каких они отношениях, кто есть кто и так далее. Чтобы минимизировать эти расходы внимания, можно рассказывать очень длинные истории про одних и тех же людей, вводя новых персонажей по самому-самому минимуму, дабы вносить в действие хоть какую-то живую струю.

2

Базовым жанром кино и сериалов становится ремейк. То есть нечто, снятое по мотивам уже существующего произведения искусства (вероятнее всего, фильма). По той же причине будут крайне популярны сиквелы – приквелы – переработки.


Причин тут тоже две. Первая – уже упомянутая информационная перегрузка. Сиквел предполагает ещё один способ минимизации расходов внимания на запоминание новых героев: взять уже готовые образы и немножко их переделать. Простейший способ переделки – перемещение их в другие условия. Можно взять классику – ну, допустим, рассказы о Шерлоке Холмсе – и переместить действие в XXI век. Можно, не мудрствуя лукаво, заставить знакомых героев пускаться в новые приключения – как это было с тем же Холмсом и Ватсоном, которые стали проходными героями у множества авторов. Можно столкнуть лбами разные (но знакомые) художественные миры – и мы получим все эти «Бэтмен против Супермена». В ход идут и исторические персонажи – есть же фильм «Президент Линкольн – охотник на вампиров». А дальше будет жёстче – мы доживём до сериала, в котором Холмс и Ватсон провалятся в мир «Игры престолов» и будут расследовать преступления местных владык, им будет помогать Гэндальф, а таинственные белые ходоки окажутся очередным воинством Саурона… Ну и так далее.


Вторая причина – постмодернизм, который пришёл в искусство всерьёз и надолго. Постмодернизм основан на эстетическом эффекте, извлекаемом из противоречия между формой и содержанием.

Например, немалая часть «современного искусства» - это объекты, сделанные из материала, заведомо не предназначенного для создания подобных объектов (типа иконы, нарисованной дерьмом, или имитация дерьма из золотого слитка, лежащая в унитазе). Точно так же, можно рисовать героев детских сказок в виде страшных монстров и наоборот. Кино и сериалы дают для таких игр все возможности. Простейший вариант – сменить пол и расу привычного героя. Например, сделать Гамлета чернокожей девушкой.

3

Тут мы сразу проваливаемся в третью тему – а именно, наступление новой цензуры. Мы должны привыкнуть к тому, что эпоха свободы на Западе закончилась, начинается новое пуританство. При этом выстроенное не на системе религиозных запретов, а на запретах политических и «гуманистических», подкреплённых экономической выгодой.


Например. В настоящее время фильм может принести максимальную выгоду, если его будут смотреть все категории зрителей, включая маленьких детей. Соответственно, наклейка 12+ или, тем более, 18+, убивает часть доходов. Следовательно, никаких вольных фильмов с обнажёнкой в большой прокат не выпустят – они проиграют часть аудитории, потому что 18+ отсекает детишек.


С другой стороны, обнажёнка вызывает беснование феминисток, которые будут обвинять авторов в «объективировании женского тела» и прочих новоизобретённых грехах. В «эпоху metoo» подобные обвинения превратились в реальную и страшную угрозу. Однако фильм, в котором вообще нет женщин или они играют слишком незначительную роль тоже вызовет беснование феминисток – его будут крыть последними словами за принижение роли женщин в обществе. Так что хочешь не хочешь, а кино нужно снимать такое, чтобы а) там были женщины, б) они доминировали над мужчинами во всех отношениях (включая физическую силу), и так далее.


То же самое касается и расового вопроса. В современном мире быть белым – не то чтобы преступление, но довольно существенная провинность. Которую нужно бесконечно искупать бесконечным принесением бесконечных жертв. В частности – в любом фильме должны быть мулаты и чернокожие, причём на самых зрелищных, самых выгодных позициях. Если вы снимаете фильм про Жанну д’Арк или Ричарда Львиное Сердце – извольте сделать их чёрными. Это глупо? Ещё глупее снять хороший фильм и получить обвинение в расизме.

4

Но вернёмся к гендерной тематике. Поскольку все мужчины сволочи (эта нехитрая мысль стала теперь официальной идеологией, так как феминизм и есть официальная идеология Запада), то и все мужские качества, которыми раньше восхищались, перестали быть модными. Появилось понятие «токсичная маскулинность» - что переводится как «мужчина не должен быть мужчиной ни в чём». В частности, прошёл век героических образов на экране. Нынешний герой может быть только жертвой, его добродетели – добродетели жертвы. Ковбои и самураи должны уступить место гомосексуалистам, страдающим подросткам и инвалидам, желательно и физическим, и психическим (то есть изуродованным психам).


Кстати об этом. Педерасты и транссексуалы тоже должны присутствовать в кино, и очень желательно – в качестве жертв: слишком наглый и победительный педераст может оттолкнуть аудиторию, уже привыкшей к тому, что хорошие – обязательно жертвы (хоть в чём-то).

5

Наконец, последнее. В современной культуре осталось всего два образа мирового зла, привязанные к конкретным народам и государствам. Прежде всего это русские – поскольку они всегда, всю свою историю исполняют роль мерзкого пугала для непорочного Запада. На втором месте ещё недавно были арабы, но сейчас их уже нельзя беспокоить – так как ислам стал абсолютной святыней, малейшее неуважение ислама карается. Их место отдано китайцам: этих демонизировать можно. При этом роли распределены так, что русские способны только на тупое зверство, а вот от китайцев ждут хитрости, коварства и всяких высокотехнологических штучек.


Завершить этот обзор примером сценария сериала, вполне удовлетворяющего всему вышесказанному. Сочинил его я, исходя из вышеобозначенных представлений о современном кино.


Ниже – краткий синопсис первых трёх серий,

продолжение следует