?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Снова о Карбышеве. Российские либералы (тем более из щеневмерликов как allin777) не извиняются
turan01
Что случилось 16-17 февраля 1945 года в Маутхаузене

23.11.2016  15:43  Игорь Петров

Вынужден сказать несколько слов относительно этого исследования [запись уничтожена, но я её скопировал, надо найти - прим. turan01]

Уверен, что даже после прочтения приведенных мной ниже документов найдутся люди, которые скажут, что автор исследования вовсе не то имел в виду: он всего лишь указывал на то, что при нуле градусов холодный душ переносится куда легче, чем при минус восемнадцати, а также на то, что человека невозможно превратить в ледяную глыбу, поэтому жертвы экзекуции умирали всего лишь от переохлаждения, а это ведь в корне меняет ситуацию. Заранее извинюсь за то, что не расположен вести подобные дискуссии.

Тем более, что автор все же хотел сказать нечто большее: он поставил под сомнение сам факт экзекуции заключенных 16-17 февраля, поскольку "факт массовой смертности, указанной несколькими свидетелями, не подтверждается книгами смертей". На вопрос, какими свидетелями, он ответил: тремя, им процитированными.

Понятно, что разносить в пух и прах отлакированную советскую или постсоветскую пропаганду легко и приятно, она довольно безответная. Однако, человек, занимавшийся темой Маутхаузена более пяти минут, обязан был знать, что этими тремя показаниями перечень свидетельств далеко не исчерпывается. Как минимум, он обязан был знать о показаниях Мориса Лампе на нюрнбергском процессе, в которых, помимо прочего, тоже описывается эта экзекуция.
Тем не менее автор проигнорировал показания Лампе, вероятно, потому что "факт массовой смертности… не подтверждается книгами смертей".

К книгам смертей мы вернемся очень скоро, а пока отметим, что отрицание на основе отсутствия документов является излюбленным примером исторического ревизионизма: им широко пользуются, к примеру, и отрицатели холокоста, и отрицатели Катыни. Кстати, с первыми автора роднит и интерес к погодным данным: в 1990 году некто д-р Хайнрих Вендиг в книжке "Корректировка современной истории" ("Richtigstellungen zur Zeitgeschichte") уже интересовался температурой в районе Маутхаузена именно в связи с Карбышевым. И выяснил, что в тот день утром было зафиксировано 0 градусов, а днем стало и того теплее: +6.

Впрочем, если насчет д-ра Вендига все более-менее ясно, то автор исследования возможно, оказался в плену иллюзии: мол, не могли же бравые эсэсовцы ошибиться с книгой смертей, это же не какая-нибудь советская пропаганда, а настоящий немецкий орднунг.

Вынужден разочаровать поклонников орднунга. Привожу показания, данные под присягой 28-29.03.1961 Эрнстом Мартином, человеком, который служил писарем при маутхаузенском враче СС (SS-Standortarzt). Цит. по IfZ München ZS-1976, выделение в тексте мое.


Kниги смертей.
В Маутхаузене существовало три типа книг смертей
1) Книги смертей для Маутхаузена и всех его отделений кроме Гузена.
2) Книги смертей только для Гузена.
3) Одна книга смертей только для советских военнопленных.
Эти книги смертей велись врачом лагеря. Я передал американцам эти книги смертей под расписку, и эти книги смертей использовались в качестве вещественных доказательств на нюрнбергском и дахауском-маутхаузенском процессах. Они предъявлялись там, как книги смертей для Маутхаузена.
Всего было 13 книг смертей, а именно: 7 для Маутхаузена и его отделений, 5 для Гузена, 1 для русских военнопленных.
В книгах смертей отмечены в общей сумме 71856 мертвых. Однако, это число не охватывает всех убитых заключенных. "Австрийское общество заключенных" в сотрудничестве с польскими, французскими, русскими, итальянскими, югославскими, голландскими, чешскими, а также австрийскими обществами в течение 4 послевоенных лет пыталось установить, какое количество заключенных, погибших в Маутхаузене и его отделениях, не были внесены в книги смертей. При этом было установлено, что 50910 заключенных, погибших в Маутхаузене, не внесены в эти книги смертей.
Таким образом, всего в Маутхаузене погибло 71856 плюс 50910 = 112766 заключенных...
[так в оригинале показаний, на самом деле 71856+50910 = 122766]
Большинство этих [50910] заключенных были убиты в главном лагере Маутхаузен или по указанию персонала этого лагеря. Речь идет о заключенных, которые исчезали бесследно, документы о смерти которых готовились либо политическим отделом, либо для них не выписывалось вообще никаких документов о смерти. В любом случае эти люди не фигурировали в бумагах и книгах врача лагеря и не получали предварительно номеров. Речь идет о таких заключенных, которые вообще не были зарегистрированы в лагере, и у которых не было лагерных номеров.

Разобравшись таким образом с неполнотой книг смертей, перейдем к другим свидетельствам.

Цитируется заключение земельного суда Кельна от 30.10.1967 по делу 24 Ks I/66 (источник: "Justiz und NS-Verbrechen: Sammlung deutscher Strafurteile wegen national-sozialistischer Tötungsverbrechen 1945-1999, Band 26", 1998):

... 17 февраля 1945 года
Пункт D I 70-169 обвинения.
16 февраля 1945 года на вокзал Маутхаузена прибыл поезд. Заключенных заставили выйти и построиться. На улице была температура около нуля градусов. Многочисленные заключенные умерли в пути. Их выгрузили из вагонов и отвезли в лагерь Маутхаузен на грузовике. Выжившим заключенным пришлось большими группами пройти 6-8 километров от вокзала до лагеря пешком. Колонны сопровождали охранники–эсэсовцы из Маутхаузена. Охранники били заключенных, понуждая их идти быстрее. По дороге несколько страдавших от голода и жажды заключенных попытались напиться из ручья у обочины дороги. Однако эсэсовцы избили их и отогнали.
После того как заключенные наконец добрались до лагеря, их выстроили на лагерном плацу. К ним вышли лагерные начальники-эсэсовцы, в том числе комендант лагеря Цирайс и начальник концлагеря Бахмайер. Цирайс или кто-то иной из начальников спросил заключенных, кто из них болен. Некоторые заключенные подали знак, их вывели и построили отдельно. Затем начальники-эсэсовцы стали выбирать из оставшихся тех, кто казался особенно больным и неработоспособным. Отсортированных таким образом заключенных выстроили у лагерной стены за крематорием, заставили полностью раздеться и оставили стоять несколько часов. Новоприбывших заключенных группами по 50-100 человек повели в банный барак, где они принимали душ. Потом их заставили взять обувь и одежду и покинуть барак.
Наконец, в душ повели и прежде отсортированных больных заключенных. После этого их заставили снова выстроиться на холоде, не дав обсушиться. Снаружи их стали поливать холодной водой из брандспойтов, очевидно, этим занималась пожарная команда лагеря. Многие заключенные падали и умирали. Они провели там под охраной всю ночь. Утром оставшихся в живых добивали эсэсовцы из лагерной команды. В течение всего времени, пока не был убит последний заключенный, разыгрывались ужасные сцены, детальное описание которых здесь не представляется нужным...

Цитируется книга венгерского историка Саболча Сита "Ungarn in Mauthausen: ungarische Häftlinge in SS-Lagern auf dem Territorium Österreichs", 2006:
За "охотой на зайцев" - заключенных, бежавших из 20 барака - 16 февраля последовало еще одно зверство: массовое убийство на ночном морозе. За день до того в концлагерь Маутхаузен были доставлена целая армия новичков: 2690 из Гросс-Розена (зарегистрированы под номерами от 127346 до 130047) и 2494 из Заксенхаузена (зарегистрированы под номерами от 130149 до 132643). Огромный прирост числа заключенных поставил эсэсовцев лагеря перед почти неразрешимыми проблемами. Но скоро этому горю удалось "помочь". Из построившихся заключенных 200-250 заявили, что они больны. Несмотря на сильный холод их заставили раздеться донага, построиться в шеренги по пять перед 4 бараком и встать по стойке смирно. Так как некоторые пытались махать руками, растирать себя или делать упражнения, чтобы, двигаясь, немного согреться, вдоль рядов ходили пожарники и били замерзающих дубинками. Прежние заключенные лагеря думали, что несчастных потом повели в баню и на этом их мучения прекратились. Но вышло иначе. Группа нагих заключенных до вечера стояла у стены за кухонным бараком. Некоторые кричали и скулили, другие умоляли своих мучителей о пощаде. Все напрасно. Люди из пожарной команды, меняя друг друга, били их, особенно громко жаловавшихся просто забивали. Поздним вечером полузамерзших людей загнали в баню, где их ждал ледяной душ. Затем им снова пришлось идти наружу на сильный холод. Тех, кто через несколько часов еще оставался в живых, снова поливали холодной водой. Это была извращенная форма массового уничтожения. О последствиях рассказали два свидетеля, адвокаты из Печа Андор Вортман и Михаль Майор:
"Когда мы следующим утром вышли на свою ежедневную работу – помимо прочего мы выносили пепел из крематория – мы увидели, что земля между кухонным бараком и стеной почти полностью покрыта трупами. Многие из лежавших были лишь без сознания, некоторые даже пытались приподняться. Но как только кто-то двигался, его начинали обрабатывать два истязателя-эсэсовца и били его дубинками до тех пор, пока не считали, что он испустил дух. У некоторых заключенных еще оставались силы подняться на ноги и как минимум попытаться уйти в направлении лагерного двора. На эти последние усилия избитых до смерти было страшно смотреть – когда они полуобледеневшие, окоченевшие, с телом, покрытым кровавой коркой, пытались двигаться, но в итоге их со всей жестокостью добивали".
Свидетельство адвоката Йожефа Домонкоса подтверждает этот рассказ. Заключенный Nr. 66.198 при уборке мусора – такова была его работа – на следующий день трижды проходил между крематорием и лагерем. Он видел, как айнзацгруппа грузила трупы на ручные повозки и в несколько заходов отвозила их в крематорий, у лестницы которого разгружала:
"Я могу твердо утверждать, что некоторые тела на повозках еще дергались. Я видел, как на лестнице крематория тела лежали друг на друге, верхний головой вниз, а нижний головой вверх. Тем самым ноги лежащего сверху покоились на голове лежащего снизу. Я видел, что тот, кому было неудобно в этом положении, медленно сдвигал чужую ногу со своей головы на плечо лежавшего рядом товарища. Позже я видел, как пространство за кухней, прилегающее к пожарной казарме с помощью шлангов очищалось от крови и грязи. Внешняя стена кухонного барака, которая была до полутора метров забрызгана кровью и мозгами, также была почищена. Но следы крови остались на ней и после этого."
... В сохранившихся списках транспортированных несколько листов отсутствуют или нечитабельны.

Подведем итог.

В своем исследовании автор делает выводы на основании
1) сомнения в точности свидетельских показаний, использованных советской пропагандой, совершенно игнорируя тот факт, что существуют и другие свидетельские показания, собранные и опубликованные на западе.
2) отсутствия записи о смерти Карбышева, а также других жертв экзекуции в книгах смерти. При этом автору не удалось выяснить, что эти книги заведомо неполны, и в них отсутствует более 50000 убитых в Маутхаузене.
3) отсутствия фамилии Карбышева в списке прибывших из Заксенхаузена. Свидетельства, приведенные выше, не показывают, что отсортированную группу больных заключенных перед экзекуцией вообще регистрировали. Отдельные источники ("Gedenkstätten für die Opfer des Nationalsozialismus", 1987; "Ideologie und Wirklichkeit des Nationalsozialismus", 2007) называют цифру в 2700 заключенных, прибывших в тот день из Заксенхаузена. С учетом ок. 200 жертв экзекуции, о которых говорят свидетельства выше, и 2490 человек в списке, всё сходится.
Наиболее же грубой ошибкой автора исследования является то, что он (поверив в полноту записей в "книге смертей") усомнился в самом факте массовой экзекуции пленных в Маутхаузене 16-17 февраля и не посчитал нужным упомянуть о ней ни единой строчкой (в отличие от подробных сведений о погодных условиях).

Подобное умолчание - особенно на фоне действительно зверской расправы над заключенными - граничит с умышленной ложью и единственным способом, на мой взгляд, выйти из той малоприятной ситуации, в которую автор исследования себя загнал, является публикация извинения перед читателями за дезинформацию и соответствующих уточнений.

P.S. Напоминаю, что я противник партсобраний и прошу не обсуждать в комментариях личность автора исследования.