?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Еще о "Чернобыле" ...
turan01

Юлия Мамойленко  30 мая 2019 г., 16:00

"Йод" поговорил с человеком, который знает ответы на самые сложные вопросы, – Анной Королевской, заместителем директора по научной работе Национального музея "Чернобыль". К ее советам прислушивались и создатели фильма.

"Первое письмо от сценаристов получили около пяти лет назад"

- Фильм оставляет очень много вопросов. Я смотрю с карандашом в руке - выделяю то, что кричит, мимо чего пройти совсем уж нельзя. Потому что с вопросами о том, что увидели или услышали - люди потом идут к нам, в музей. Не только наши, а и иностранцы, - рассказывает Анна Витальевна.
Начнем с того, что фильм заявлен как художественный, но ведь фамилии у персонажей - реальных людей, им вкладываются определенные слова в уста, приписываются определенные действия.

Анна Королевская. Фото: Дарья Давыденко / "ЙОД"
Поэтому многие воспринимают его как документальный, в этом и заключается главная опасность. Ведь некоторые из тех, кого зрители наблюдают на экране, еще живы. Живы также те, которые в фильме не показаны, но участвовали в тех событиях и хорошо их помнят. Живы жены, дети этих людей... Это современная история и нужно к ней очень осторожно подходить.
Я сама несколько лет работала с этой съемочной группой, пыталась их, так сказать, направить на путь истинный. Но все равно вижу, что не удалось им избавиться от тенденциозного западного восприятия советской истории.

- Как и когда вы узнали, что этот сериал собираются снимать?

- Около пяти лет назад мы получили первое письмо от сценаристов, а съемки, насколько я знаю, продолжались около двух лет.
Они объясняли, что хотят очень точно передать те события, то есть претендовали на историчность, на документализм. Ставили цель очень точно передать атмосферу на станции, нюансы советского быта. Считали, что это очень важно. Поэтому кроме группы, которая занималась сценарием, мы много работали с художниками, которые делали 3D модели станции, художниками по костюмам.
Несколько раз они были непосредственно здесь, в музее, мы показывали им костюмы, в которых работали ликвидаторы. Потом очень много консультаций было в телефонном режиме - уже непосредственно из Литвы, где проходила большая часть съемок, звонили художники, организаторы съемок.
Они буквально меня терроризировали в любое время дня и ночи с вопросами:
"А вот какие были машины?"
"А были ли вот такие автомобили в то время?"
"А для эвакуации какую технику использовали?"
"А милиция – какую?"
"Как проходили похороны жертв?"…

- По поводу локаций для съемок с вами не советовались?

- Нет, они просто рассказали мне, что основные съемки будут на закрытой Игналинской атомной станции, в Литве. Это объясняется тем, что АЭС там такая же, с тем же реактором типа РБМК, который был на ЧАЭС.
И потом города-спутники – они типовые, строились практически по одному проекту. Конечно, сами дома немножко отличались, но все равно план тамошнего города-спутника – это Припять чистой воды. Правда, потом выяснилось, что кадры Припяти почему-то снимали на окраине Вильнюса. Часть съемок также была в Чернобыльской зоне.

Все началось с "истории троих, которые спасли мир"

- А что в первую очередь интересовало сценаристов?

- Крейг Мазин начинал свой сценарий с "истории троих, которые спасли мир", - о водолазах (этот момент показан во второй и третьей серии фильма. – Авт.). История из интернета, которою обычно накануне годовщины катастрофы репостят в Фейсбуке. "Герои, они спасли мир, слава им и вечный покой..."

- В фильме их тоже изображают как людей, которые отправились на верную смерть и жить которым осталась минимум неделю...

- Но ведь они же не умерли! Мазин написал письмо - я ему ответила, рассказала, что эта история неправдива. Какой-то российский журналист придумал, потом это стали постить везде. И я вот уже сколько лет воюю с этой историей - где бы ни увидела.
Водолазы (так их называют, а на самом деле - инженеры атомной станции) получили не такие большие дозы облучения. Эти люди - Беспалов, Ананенко и Баранов - прошли бассейн-барбатер под реактором, сделали свою работу – открыли задвижки, вышли оттуда и жили после этого.
Борис Баранов умер в 2005-м году, но не от радиации, не в страшных муках. Валерий Беспалов и сегодня живет в Киеве. Алексей Ананенко еще долгие годы работал в Госкоматоме Украины, а два года назад его сбила машина на пешеходном переходе, он был в коме несколько месяцев.
Тогда мы писали в Фейсбуке об этом, прямо под постами о том, где в очередной раз рассказывали, что "умерли герои, низкий им поклон". Мы говорили: вот же, посмотрите - человек этот жив и прямо сейчас нуждается в помощи, а не в соболезнованиях!
В прошлом году Ананенко был на ЧАЭС, на одном из мероприятий, где президент вручал ему награду за мужество, его приводил сын - Алексей передвигается с палочкой.

Парадокс: преодолеть подобную катастрофу легче при тоталитарном режиме

- В фильме очень детально, фактически поминутно воспроизводится катастрофа, ее первые часы. С вами консультировались по поводу того, как выглядело само место аварии, разрушения?

- Об этом мы долго говорили, потому что они хотели крови, как на войне. Замотать людям головы, руки забинтовать. Я им сразу сказала: "Не вздумайте! Это очень примитивный подход". Да, конечно, где-то кровь действительно была, если человек пострадал от обрушения, обломков... Но не в таких масштабах.
Тогда они спросили, что же такое характерное можно показать. Ответ - ядерный загар. Но он все равно не сразу проявляется, как показано. Все зависит от степени облучения. Например, когда 100 бэр человек получил, у него не ядерный загар, а наоборот - лицо белое становится, словно пудрой присыпанное. У тех, кто получил 200-300 бэр - может потом проявиться краснота, но должно время пройти.

Понимаете, это же не взрыв атомной бомбы, где люди, которые стоят в определенном радиусе, просто превращаются в тени. Реактор не может взорваться, как бомба. На ЧАЭС произошел тепловой взрыв, который повлек за собой огромный выброс радионуклидов – 300 миллионов кюри (для сравнения – атомная бомба, сброшенная на Хиросиму – это 5 миллионов кюри).  Люди от взрыва там не погибали. Были радиационные ожоги и термические.

- Сериал пугает ощущением того, что все эти люди на ЧАЭС – абсолютно беспомощны и брошены на произвол судьбы. Никому нет до них дела, руководство страны скрывает масштабы трагедии. Пытаются принимать какие-то решения всего два человека — ученый Легасов и партийный деятель Щербина. Вас это не смутило во время просмотра?

- На самом деле 40 различных министерств и ведомств участвовали в ликвидации аварии, каждое из них создавало свой оперативный штаб, свою оперативную группу, а регулировала все правительственная комиссия. В ее состав также входили и члены нашего, украинского республиканского правительства.
Но в фильме действительно есть перехлест в показе того, как принимались решения. Там даже не правительственная комиссия решает, а всего два человека. Остальные - только выполняют. Но было не так - работала масса специалистов, все силы Советского союза были мобилизованы в одном месте. Если бы этого не было, мы бы не преодолели катастрофу.
Сказали, например, что нужно бор сбрасывать сверху на реактор – так все поезда страны повезли туда тонны бора. Сказали, что нужен свинец – весь, что был, отправили туда…
В чем еще парадокс - это, по сути, возможно было сделать только в системе тоталитарного режима. Если бы в стране был частный бизнес, товарно-денежные отношения – тут бы все уже по-другому разворачивалось. И мы видели это на примере Японии и аварии на Фукусиме.

"Люди понимали, с чем имеют дело"

- Создатели сериала подводят зрителей к тому, что многие ошибки, просчеты во время катастрофы и при ее ликвидации вызваны тем, что это первая в истории авария такого масштаба. По фильму – никто вообще не готов и не понимает, с чем имеет дело. Неужели до Чернобыля не было аварий на атомных станциях?

- 154 аварии произошли до Чернобыльской катастрофы - не только в СССР, а и в других странах мира, в Штатах в том числе. Были аварии с гибелью людей, с переоблучением, с расплавлением активной зоны. Хотя, конечно, не в таких масштабах, как на ЧАЭС.
Но ситуация была такова, что в Советском союзе безопасность финансировалась по остаточному принципу. И самым главным было – догнать и перегнать США по производству энергии на душу населения.
При этом обеспечить секретность в этой отрасли, которая выросла из недр военно-промышленного комплекса.
Поэтому те аварии, которые происходили на атомных станциях, не обсуждались. Об этом не знала не только общественность, журналисты и люди, которые жили там рядом. Это даже не обсуждалось в профессиональной среде.
При этом специалисты, конечно, понимали, с чем они имеют дело. Не с неба же свалились советским инженерам эти технологии - они же их сами и разработали.
В 1985-м, за год до трагедии, в Курчатовский институт пришло письмо с ЧАЭС о проявившихся в процессе эксплуатации недостатках реактора, в частности о так называемом положительном паровом эффекте реактивности (на малой мощности реактор должен был глушиться, а он наоборот разгонялся). Это письмо приняли, понимали, что надо запланировать соответствующие работы, но этого не сделали.
Дело в том, что система секретности порождала самоуверенность и безответственность и ученых, и руководителей. Люди не слышали о проблемах, а слышали только о том, что атомная энергетика Советского союза исключительная, непогрешимая, самая безопасная в мире.

"То, что они показали, унижает украинскую сторону"

- Понятно, что сериал еще продолжается, но давайте детальнее остановимся на эпизодах, которые больше всего обсуждают зрители. Например, путаница с замерами уровня радиации в первой серии. Дозиметрическую разведку действительно пришлось лично проводить начальнику химических войск СССР Владимиру Пикалову?

- То, что они показали, – это ужасно и очень унижает украинскую сторону. Во-первых, сам этот грузовик, обшитый свинцом, на котором в фильме поехал Пикалов. Ну какой свинец там был в ночь аварии?! На экране дату пишут - 26 апреля, точное время, а события показывают из более позднего периода, все смешалось. В ночь аварии ни о какой обшивке транспорта свинцом речь, конечно, не шла. Это появилось позже.
Ну а во-вторых, никто, конечно, на грузовике к реактору не ездил. Для этого были специальные бронированные разведывательно-дозорные машины (БРДМ) радиационно-химических войск, как та, что у нас стоит на входе перед музеем. Прикручивать дозиметрический прибор, как в фильме, там никуда не нужно - он внутри уже установлен, а выносится только датчик наружу, сама приборная доска - внутри.
И вот на такой машине 26 апреля утром в Припять выехал киевский полк Гражданской обороны. Провел дозиметрическую разведку в городе и на станции, составил соответствующие карты (они есть у нас в музее), объявил о том, что уровень радиации повышен. Им не поверили. Решили, что прибор показывает не миллирентгены, а микрорентгены.
Обычно на таком БРДМ стоит прибор, который рассчитан на 250 рентген, но тут произошло невероятное стечение обстоятельств - 26 апреля как раз начинались учения Гражданской обороны Киевской области. Поэтому в машине для тестирования был установлен прибор на 10 тысяч рентген. И непосредственно на станции он фиксировал уровень радиации 1400 рентген в час!
Человек, который был в той машине, и сейчас жив, мы знаем его. Это офицер, старший лейтенант Киевского полка гражданской обороны Александр Логачев, который с честью сделал свою работу. Но зрителям показали генерала Пикалова из Москвы, который на самом деле прибыл на ЧАЭС только 27 апреля.

- Довольно пугающе в фильме выглядит вертолет, который падает в реактор. Это было в действительности?

- Это неправда, такого не было в апреле. Действительно упал вертолет, но это случилось уже, когда реактор был закрыт, - 2 октября 1986 года! Когда закончилась расчистка кровли, был практически построен саркофаг и проходил митинг по поводу завершения работ. И вот после митинга вертолет, который занимался дезактивацией территории, зацепился своими лопастями за башенный кран, упал за стену машинного зала и загорелся, его два часа тушили пожарные Луганского сводного отряда. А 26 апреля никаких башенных кранов не было.

- В фильме много моментов, которые призваны усилить эффект катастрофы. Например, ночь взрыва, когда на улице гуляют дети, на которых летит радиоактивный пепел…

- Этот момент из первой серии меня потряс. Авария случилась в 01:23 ночи. И вот 2 часа ночи показывают на экране, а режимный город живет. Дети танцуют на улице, взрослые водку наливают в алюминиевую кружку, столб дыма на станции наблюдают... Но в тот момент город спал! В 10 часов вечера - все уже по своим квартирам, в 11 - все окна в домах темные. Тогда так было, особенно в провинции.
Понятно, что в фильме все гуляют на улице не случайно - чтобы показать количество людей, которые облучились. Но правда в том, что на Припять ночью 26 апреля облако не пошло. Переоблучился Рыжий лес, который принял на себя этот удар (около 202 км² лесной зоны, прилегающей к ЧАЭС. - Ред). А в Припяти уровень радиации стал повышаться только утром.

"Похороны ликвидаторов очень интересовали американцев"

- Многих смутил эпизод из третьей серии, где показано, как тульские шахтеры работают на ликвидации аварии абсолютно голыми - "как деды", по их словам. Действительно люди трудились в таких условиях?

- Было очень жарко, но шахтеры работали в белых костюмах. В станционных шапочках, куртках и штанах. Им выдавали респираторы-"лепестки". Я могу допустить, что их они снимали, они висели у них на шеях. Может, кто-то мог куртку расстегнуть, а кто-то и снять – молодые, безбашенные. Но голышом – нет.

- Безусловно, один из самых драматических эпизодов – похороны в Москве погибших ликвидаторов, которые очень детально описаны. В комментариях зрители, особенно иностранные, шокированы самой процедурой, где гробы заливают бетоном… Как все происходило в действительности?

- Процедура похорон была секретной, потому что в Москве были и иностранные журналисты. Поэтому даже не разрешали, чтобы там было много родственников - только самые близкие. Предупреждали, чтобы там не говорили никаких речей, молчали о причинах смерти, не называли имен…
Американцы звонили мне - этот момент их очень интересовал. Я нашла человека, который занимался организацией похорон пожарных, был ответственный за это, сейчас его уже, увы, нет в живых…
И вот он мне рассказывал, что тело погибшего заворачивали в пленку, потом клали в деревянный гроб, а уже его - в цинковый, не свинцовый. А по поводу бетона… Насколько мне известно, заливали уже потом, не в присутствии родных, они этого не видели.
И не хоронили всех в один день, массово, как там показано. Похороны проходили по мере того, как умирали ликвидаторы. Первым ушел из жизни пожарный Владимир Правик, 11 мая.

Кстати, после развала Союза матери и вдовы ликвидаторов, которые похоронены там в Москве, на Митинском кладбище, поднимали вопрос о том, чтобы перевезти тела сюда, в Украину. Но им отказали, мотивировав это радиационной безопасностью.
🕒
В следующей части интервью, которая выйдет во вторник 4 июня, "Йод" расскажет о том, чем обернулся провал йодной профилактики после Чернобыльской катастрофы, как рассекречивали реальные данные о последствиях аварии и чему украинским взрослым стоит поучиться у японских детей.