?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
(no subject)
turan01
«Это не мафия, это свои люди»

В лихие 90-е он был милосердным судьей. За это его ненавидели коллеги и уважали подсудимые

https://lenta.ru/articles/2019/05/01/judge/

Сергей Пашин называет себя вольтерьянцем и вольнодумцем. Федеральный судья в отставке и профессор Высшей школы экономики, он вершил судьбы людей в лихие 90-е. Пашин знает изнутри систему российского правосудия и ее закулисье, где есть место для взяток и интриг, давления чекистов и предложений, от которых сложно отказаться... Но почти не осталось места для милосердия. Именно Пашин в 90-е годы одел судей в черные мантии и возрождал в России суд присяжных. О своем непростом служении российской Фемиде он рассказал в эксклюзивном интервью «Ленте.ру».

В 1992 году выпускник МГУ Сергей Пашин возглавил отдел судебной реформы правового управления президента России. А через четыре года стал судьей Мосгорсуда. Пашина дважды пытались лишить статуса из-за его принципиальных взглядов на систему правосудия, и всякий раз аргументы его противников признавались несостоятельными. Но в 2001 году, после очередного конфликта с руководством он вышел в отставку. Сняв мантию, Пашин преподавал, в том числе в университетах Гарварда и Йеля, занимался научной деятельностью, работал в совете по развитию гражданского общества и правам человека при президенте России.

«Всякая преступность стремится примкнуть к цивилизованному миру»
«Лента.ру»: 90-е годы принято называть лихими… Приходилось ли вам сталкиваться с братками или бандитами? Оказывали ли они на вас давление?

Сергей Пашин: Я их судил, главным образом. Иногда они звонили, предлагали деньги, свои услуги. А угрожать не угрожали, не помню ни одного случая. Был случай, когда предлагали деньги за осуждение преступника к смертной казни. Это был конкурент, противник по воровскому миру.
Тогда уже был введен мораторий на смертную казнь, и я объяснил, что ее у нас нет, на что собеседник сказал: тогда к пожизненному приговори. Смешные люди… Я сказал, что процесс у нас будет по закону. Иногда звонили и приглашали в баню, обещали ублажить.

Много предлагали, и какой приговор вы в итоге вынесли?

Предлагали пять тысяч долларов. А приговор был относительно мягкий, потому что человек действовал в состоянии аффекта, и мы это установили. Была перестрелка из-за дележа собственности — торговых палаток. Там разбирались между собой этнические группировки. По делу выходило, что это частный конфликт, но на самом деле в него были вовлечены разные преступные группировки, которые за хорошие места устраивали перестрелки. И там были убиты два человека.  (...)