?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
"А был ли мальчик?" (с), т.е. папа-изверг - 2
turan01

окончание

После того как в 1999 году умер его отец, известный голливудский врач, мужчине предстояло разобрать его личные вещи. В одной из коробок он обнаружил старый семейный фотоальбом. Некоторые снимки были сделаны всемирно известным художником-сюрреалистом Мэном Реем, другом семьи. Одна из фотографий особенно привлекла внимание Стива. На ней была молодая девушка с великолепной темной шевелюрой. Детектив не мог поверить своим глазам — со снимка на него смотрела Черный Георгин.



Стив немедленно начал собственное расследование с нуля, копаясь в опросах свидетелей и газетных архивах. Детектив работает в сложнейших условиях: множество вещественных доказательств давно утеряно, большинство свидетелей умерли, включая детективов, которые вели это дело. Он добился, чтобы ФБР предоставило ему материалы об убийстве, а также информацию, собранную о его отце. Так он узнал, что детективы уже тогда подозревали Джорджа Ходела, но не смогли собрать достаточно доказательств.

Так, аутопсия показала, что несчастную не просто разрезали пополам в произвольном месте — убийца поместил резак между позвонками так, чтобы остались целы все кости. Эту процедуру мог провести только специально обученный человек. В 1930-х годах этому учили в медицинских школах, в одной из которых как раз учился Джордж Ходел. Затем детектив изучил фотографии конвертов, отправленных в редакцию газеты, и опешил. Почерк убийцы имел пугающее сходство с почерком его отца.

Стив смог найти квитанции, подтверждающие то, что его отец приобрел десять двухкилограммовых мешков с цементом за неделю до убийства Шорт. Такой же окровавленный мешок был найден на месте преступления.

Последние 20 лет Стив пытается собрать все сохранившиеся улики и доказательства, связывающие его отца с убийством Элизабет Шорт. За это время он опубликовал четыре книги и ведет свой личный блог, в котором раскрывает ужасную личность своего отца. Его первая книга Black Dahlia Avenger: The True Story — это более сотни страниц доказательств, перечисленных в хронологическом порядке, подобно журнальным записям полицейских. Несмотря на специфический формат, она попала в список бестселлеров The New York Times.

«Он как питбуль, — прокомментировал выпуск книги брат автора, Келли Ходел. — После того как он вонзил зубы в добычу, он ее уже не отпустит».

В 2001 году Стив обратился к Стивену Кею, работающему в окружной прокуратуре Лос-Анджелеса, с просьбой просмотреть собранные им доказательства. Он все еще не был уверен, что его отец совершил это страшное преступление. Но точно знал, что раскопал достаточно новых материалов, чтобы снова возбудить дело.

Через шесть недель Стивен Кей прокомментировал работу детектива следующими словами: «Благодаря замечательной детективной работе смелого сына доктора Джорджа Ходела имя доктора покроется бесчестьем». Он также добавил, что, если бы Джордж был бы жив, он подал бы в суд на отпрыска.



Только после столь высокой оценки своих трудов Стив начал писать книгу, чтобы поделиться своей историей со всем миром. По словам сына детектива, тот вставал каждый день в пять утра и с невероятным упорством работал над рукописью.

После выхода первой книги детектива, как по щелчку пальцев, стали всплывать новые доказательства вины его отца. Стив Лопес, обозреватель газеты Los Angeles Times, взялся писать рецензию на книгу Ходела и в ходе работы над проверкой фактов наткнулся на стенограмму прослушивания дома доктора, установленного полицейскими на основании подозрения в другом убийстве.

Большая часть стенограммы не содержит ничего примечательного, кроме одной детали. 19 февраля 1950 года в 20.25 детективы сделали пометки: «Женский крик. Снова женский крик (следует отметить, что женского голоса не было слышно до этого момента)». Затем в один из дней он обронил неосторожную фразу: «Предположим, я убил Черного Георгина. Они не смогут ничего доказать. Они больше не смогут допрашивать мою секретаршу, потому что она мертва».

Доктор привлекал внимание полицейских и раньше. В октябре 1949 года его обвинили в растлении 14-летней дочери Тамар. На суде три свидетеля утверждали, что видели, как Джордж Ходел пристает к дочери, но мать выступила на стороне мужа, поэтому его оправдали. Из-за того что он проходил подозреваемым по делу о домогательстве, через год полицейские включили его в огромный список предполагаемых убийц Элизабет Шорт.

Секретаршу, упомянутую в стенограмме, звали Рут Сполдинг. Она умерла от передозировки наркотиков. Благодаря данным, полученным в результате прослушивания дома доктора, какое-то время его подозревали в убийстве сотрудницы. Но других доказательств у полицейских не было, и это дело пришлось закрыть. Позже было установлено, что Сполдинг планировала шантажировать начальника: девушка знала, что он намеренно ставил пациентам неправильный диагноз, чтобы проводить дополнительные анализы и лечение.

Стив Ходел много говорит о дружбе отца с художником-сюрреалистом Мэном Реем. Джордж восхищался работами Рея, и две из них, — «Влюбленные» и «Минотавр» — имеют пугающее сходство с изуродованным телом Элизабет. Стив утверждает, что Джордж таким образом подражал другу. «Безумие отца было напрямую связано с его верой в сюрреализм. Он был нигилистом, женоненавистником и садистом высшего порядка».

Оборванная нить

Для Стива дело его отца подобно ниточке в свитере: ты осторожно дергаешь ее, думая, что она вот-вот закончится, а она продолжает тянуться — так и в его расследовании каждое новое доказательство ведет к чему-то новому, а иногда и к другому преступлению.

Стив смог найти нить, которая соединяет его отца с десятками убийств, совершенных по всей Калифорнии, и в конце концов начал подозревать, что его отец — легендарный убийца Зодиак.



После выхода первой книги Стива Ходела успех был ошеломляющим. Однако после заявления о том, что его отец может быть также ответственен за преступления Зодиака, интерес к его работе стал угасать. Читатели решили, что детектив слишком увлекся своей навязчивой идеей. Один из офицеров полицейского управления Лос-Анджелеса Брайан Карр критически прокомментировал расследование детектива-писателя: «У меня нет времени, чтобы доказать или опровергнуть то, что говорит этот человек. Я завален другими делами, которые, возможно, еще будут раскрыты».

Стив давно отказался от попыток повлиять на сотрудников правоохранительных органов: «Мои читатели — это мои судьи и присяжные».

В августе 2018 года детектив смог найти еще одно подтверждение своей теории: рукописное письмо полицейским от информатора, в котором Джордж Ходел назван убийцей Элизабет Шорт. Стив также нашел телеграмму от третьей жены Джорджа своему бывшему возлюбленному, в которой написано: «Твоя догадка о Джордже верна, можешь ли ты сегодня помочь детям и мне убежать из дома, если это возможно».

«Я любил своего отца, — добавляет Стив. — Я был уверен, что смогу доказать, что он не имеет отношения к этим преступлениям. У меня не получилось».