?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Хватит про дегенератов, поговорим лучше о нормальных людях: о неандертальцах - 1 :)
turan01
Заповедник гоблинов    Александр Березин

Скорее всего, «человек разумный», высадившись в Европе, не дал неандертальцам жизни в прямом смысле слова

В последние годы с каждым новым исследованием неандертальцы оказываются все ближе по степени разумности к Homo sapiens. Но это не помогло им пережить столкновения с представителями нашего вида. Испанский «заповедник», где они якобы существовали тысячи лет после прихода современных людей в Европу, не смог спасти аборигенов континента от гибели. Впрочем, скорее всего, не было и заповедника и «испанских» неандертальцев взяли в оборот так же быстро, как и их прочих европейских собратьев.

 26.03.2019 12:05    https://chrdk.ru/sci/zapovednik_goblinov

На протяжении почти ста лет после того, как в пещере Неандерталь нашли скелеты новых родственников человека, в науке доминировало представление о том, что их обладатели — некие примитивные создания практически без членораздельной речи. И, следовательно, без сложной социальной организации. Считалось, что в силу недостаточно развитых лобных долей мозга они уступали людям практически во всем: в умении создавать совершенные орудия труда, украшения, рисунки.

Не умея сложного (в том числе — строить плоты и лодки), они так и не смогли заселить иные континенты, хотя люди современного типа уже 65 тысяч лет назад  успели колонизировать как неродную для них Евразию, так и далекую Австралию. В свете этих представлений логичным выглядело предположение, что после прихода Homo sаpiens в Европу неандертальцы были обречены.

Но постепенно в копилке оппонентов складировались факты, которые указывали на совсем другой облик нашего родственника. Например, в иракской пещере Шанидар была найдена могила мальчика-неандертальца, на дне которой было много цветочной пыльцы. Получается, неандертальцы хоронили мертвых с цветами — обычай, который даже у сообществ Homo sаpiens встречается далеко не с самого начала их исторического пути. Это явно требует абстрактного мышления и ставит под сомнение «примитивность» неандертальцев.

Однако факты без правильной интерпретации научное сообщество часто игнорирует. Ряд антропологов списал все на «случайность», а то и на случайный «полет шмеля» (перенос пыльцы насекомыми опылителями). Последняя точка зрения, впрочем, не снискала особую популярность: захоронение находилось 15 метрах от входа в пещеру и сложно представить себе пчелу, которая сама летит в такое место, да еще и прицельно садится в незарытую могилу, чтобы оставить там пыльцу.

В 1990-х в Испании был сделан целый ряд археологических находок, которые вообще поменяли устоявшиеся представления о неандертальцах. Возраст находок оказался меньше, чем у первых следов Homo Sapiens в Европе. Человеку современного типа в момент его появления на этом континенте соответствовала ориньякская культура, а неандертальцам — мустьерская. «Мустьерские» следы в находках явно указывали на то, что два разных вида людей могли жить в Европе одновременно. Получалось, что Homo sаpiens пришли в Европу около 40 тысяч лет назад, а неандертальцы в Иберии вымерли только 30 тысяч лет назад. Сюрприз.

Испанский антрополог Хосе Арсуага даже предположил, что предания о троллях, гоблинах и некоторых других мифологических существах могли быть формой отдаленной памяти, которая передавалась с помощью фольклора десятки тысяч лет подряд. Якобы это было свидетельством того, что человек разумный в древности сосуществовал с другим видом Homo. Тот факт, что в Испании неандертальцы задержались сильно дольше, чем в остальной Европе, ученые объяснили преградами в виде Пиренейских гор и реки Эбро. Таким образом, складывалось ощущение, что в древности Иберийский полуостров был чем-то вроде «заповедника гоблинов» (в знаменитом романе Клиффорда Саймака «Заповедник гоблинов», посвященного проблемам взаимопонимания и сосуществования, действует и привычный персонаж американских комиксов — «образованный» неандерталецприм. «Чердака»), места, где позднее вытесненный вид Homo существовал тогда, когда современный человек уже давно освоил все окружающее Пиренейский полуостров пространство.

А был ли заповедник?

И вот в 2019 году новые данные раскопок пошатнули эту концепцию. Испанские исследователи установили время, когда ориньякская культура пришла в пещеру Бахондийо (Bajondillo) в Южной Испании. Оно оказалось неожиданно древним — 43-45 тысяч лет назад. Из этого следует, что люди современного типа появились на Иберийском полуострове в тот же момент или даже пораньше, чем в Западной и Центральной Европе в целом, а вовсе не на 15 тысяч лет позже. Это ставит под сомнение более ранние представления о «заповеднике» неандертальцев в Иберии, где они тысячи лет обитали и после того, как вымерли в других частях планеты. Из новых дат выходит, что замещение европейских неандертальцев людьми современного типа, ранее связывавшееся рядом исследователей с ухудшением климата 40 тысяч лет назад, на самом деле началось за тысячи лет до такого ухудшения. Возможно, ближе к истине сторонники точки зрения, что вытеснение более ранних «европейцев» пришлыми Homo sapiens шло за счет конкуренции между двумя видами.

Примитивный или продвинутый?

Вообще, вопросу о том, когда и почему вымерли неандертальцы, в последние годы уделяется заметно больше внимания, чем раньше. Раньше все было понятно: при столкновении двух видов, один из которых заведомо примитивнее другого, побеждает сами понимаете кто. Скажем, еще несколько десятилетий назад считалось, что неандертальцы якобы не знали метательного оружия, отчего, как считалось, часто травмировались и погибали на охоте и в бою. Предполагалось, что они были приверженцами однообразной мясной диеты и поэтому крайне зависимы от успешной охоты. А охота почти всегда рискованнее собирательства. От этого их численность ученые оценивали как стабильно низкую и даже убывающую. Малейшее снижение численности добычи должно было подвергать их риску голода. Из их предполагаемой малочисленности делался вывод, что неандертальцы страдали от близкородственного скрещивания и оттого были еще более уязвимым для любых внешних факторов видом.

Однако в 1990-х выяснилось, что еще Homo heidelbergensis, прямые предки европейских неандертальцев, освоили групповую скоординированную охоту с метательными копьями. Недавняя работа британских исследователей показала, что копья имели специальную форму, дающую им оптимальный весовой баланс и хорошую баллистику. Если современные этнографы считают, что метательные копья современных охотников-собирателей малополезны дальше 10 метров, то точные реплики «гейдельбергских» копий показали неплохую кучность до 20 метров. И это при том, что в экспериментах их метали люди, до того вообще не тренировавшиеся попадать копьем в цель. Более того, нет среди неандертальских охотников и четких признаков более высокой травматичности в бою — частота травм для них и древних Homo sapiens очень похожа.

Ранее обнаружилось, что 177 тысяч лет назад европейские неандертальцы строили в глубине пещер крупные круги из сходных по форме и размеру сталагмитов, в центре которых сжигали кости животных. Это заставило ряд исследователей предполагать у них наличие религиозных представлений. Более ранние подобные примеры для рода Homo неизвестны. Выходит, религия и абстрактные представления могли появиться у «примитивных гоблинов» раньше, чем у таких предположительно совершенных существ, как Homo sapiens.

В 2018 году оказалось, что первые художественные изображения также оставили неандертальцы, причем на десятки тысяч лет раньше Homo sapiens. У иберийских неандертальцев нашли и крашенные ракушки (неясно, украшения или символы) древностью в 115 тысяч лет, а кроме того, неандертальцы оказались первыми, кто варил каши (из ячменя). Есть и находка челюсти иберийского неандертальца, страдавшего флюсом, причем на ней есть следы салициловой кислоты (ее производные входят в аспирин) и антибиотика пенициллина. Конечно, оба лекарственных компонента брались данным конкретным неандертальцем не в аптеке, а из естественных источников — коры тополя и плесени соответственно. Но тем сложнее стоявшая перед ним задача — он должен был знать, что именно эти средства помогают при его болезни. Для людей использование аналогичных средств в столь давние времена пока неизвестно.

продолжение следует