?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Наши благородные разведчики и их гнусные шпионы - 1
turan01
Смерш против абвера: советские разведчики и немецкие шпионы

Андрей Бекасов • 12 января, 12:15  https://warhead.su/2019/01/12/smersh-protiv-abvera-sovetskie-razvedchiki-i-nemetskie-shpiony?utm_campaign=front&utm_content=2_day&utm_medium=link&utm_source=warhead&utm_term=desktop

Противников у советской военной контрразведки «СМЕРть Шпионам» было хоть отбавляй. Но самым главным всегда оставалась германская военная разведка — абвер. Мы разобрались, в чём же именно заключалось их противостояние.

Не как в кино…

О деятельности Смерша большинство людей более старшего поколения судит по роману Богомолова «В августе 44-го», а более молодые — по одноимённому фильму. Но в любом случае противостояние абвер-Смерш представляется как борьба наших контрразведчиков с их агентами — теми самыми «паршами», диверсантами-парашютистами, чьи пистолеты снаряжены отравленными пулями, а взгляды без всякого рентгена проникают сквозь стенки железных шкафов с планами наступлений. Соответственно, чем больше этих самых немецких агентов наловить, тем крепче будет храниться военная тайна.

Однако если мы силой воображения перенесёмся в 1944 год и заглянем через плечо типичного противника наших «волкодавов» — офицера отдела 1c немецкого штаба дивизии — то с удивлением прочтём в «памятке о деятельности отделов разведки и контрразведки в дивизии» следующий пункт: «Агентурные сведения являются наименее надёжными. Обычно они требуют подтверждения из других источников».

На первое место сотрудники абвера ставили… допрос военнопленных.

«Допрос военнопленных является одним из важнейших, достовернейших и богатейших источников разведки противника».

Далее в инструкции указывалось, что проводящий допрос офицер должен вести себя «чисто по-деловому и соблюдать дружелюбный нейтралитет». Раздел по использованию клещей и прочего в инструкции отсутствует. Конечно, это не свидетельствует о том, что абверовцы были бо́льшими приверженцами норм обращения с пленными, чем их соседи из Geheime Staatspolizei («Секретная государственная полиция»). Но чаще у армейских разведчиков стояла проблема «как бы побыстрее опросить всех разговорчивых».

Например, 7 июля 1943 года абверовцы из 2-й танковой армии (воевавшей севернее Курска) отчитались о 19 пленных и 20 перебежчиках. Рассказали они немцам довольно много:

«Показания военнопленных и перебежчиков: дальнейшие показания ст. лейтенанта командира батареи 473-го миномётного полка:

Дивизии 63А находятся на отдыхе и пополнении в районе Чернь и части одного танкового корпуса этой армии севернее нп Гладкое (22 км юго-вост. г. Мценск). Севернее Жилино (15 км сев.-вост. г. Мценск) на ложных позициях стоят деревянные орудия. В районе Мценска 474-й миномётный полк, с двумя дивизионами по три батареи, а в каждой батареи по четыре миномёта 152 мм.

По показаниям одного солдата 13-й штрафной роты, приданной 269-й стрелковой дивизии, КП 10-го гв. миномётного полка расположен у Болгорода (16 км юго-вост. г. Мценск). Боевой состав полка: три дивизиона по три батареи, а в батарее четыре залповых орудия».

Наступавшая на южном фасе армейская группа «Кемпф» зафиксировала в начале наступления 5–6 июля: «военнопленных 1310 (16 офицеров), перебежчиков 177 (три офицера)».

Особенно часто бежали к немцам накануне наступления. Так, перед операцией «Уран» командир одной из советских танковых частей сетовал, что его не только увидела немецкая авиаразведка, но и перед началом наступления из частей переднего края перебежало несколько человек, наверняка рассказавших противнику о предстоящем наступлении. Как мы сейчас знаем, тогда, в 42-м, немцам под Сталинградом это не очень-то помогло. Тем не менее, подобные случаи отмечались до самого конца войны.

Воздушные глаза

Воздушной разведке в вермахте уделялось особое внимание. Ещё до начала войны с СССР группа Ровеля провела масштабную фотосъёмку западных округов. Немецкие высотные разведчики активно действовали и после начала войны — возможностей советской ПВО зачастую не хватало, даже чтобы засечь летящий на высоте 11 тысяч метров самолёт, не говоря уж о том, чтобы его сбить.

Но высотные Ю-86 и другие подобные самолёты были редкой экзотикой, выполнявшей задания стратегического масштаба. Основную массу данных приносили самолёты, ведущие тактическую разведку, причём особое внимание немцы уделяли вылетам утром и вечером, в расчёте застать преждевременное или запоздалое движение противника.

Например, непосредственно перед началом Курской битвы у главного воздушного противника советских войск на этом участке фронта — 6-го воздушного флота — была следующая раскладка по числу вылетов:

«Днём: 73 разведывательных самолёта, 28 штурмовиков, 112 истребителей (из них 40 с бомбовым налётом на Ливны и Золотухино), 35 транспортных самолётов.

Всего: 248 самолётов.

Ночью: 9 разведывательных самолётов, 4 бомбардировщика, 3 ночных истребителя, 46 бомбардировщиков с беспокоящими налётами, 5 спецсамолётов.

Всего: 67 самолётов».

Интересно, что выводы немцев о степени полезности источников информации, особенно в части авиаразведки, подтверждали… их противники в Смерше.

«Сообщение УКР «Смерш» Брянского фронта зам. наркома обороны-СССР B.C. Абакумову о причинах утечки информации о предстоящих наступательных операциях на участке Брянского фронта_

12 июня 1943 г. Совершенно секретно

На Ваш № 14292 от 8 июня 1943 г. сообщаю, что расследованием обстоятельств возможной известности противнику о готовящемся на участке Брянского фронта наступлении установлено следующее:

1. Плохая маскировка в районах сосредоточения; отсутствие маскировочной дисциплины, в результате чего авиаразведкой противника сосредоточение войск было обнаружено (особенно артиллерии).

Противник, обнаружив сосредоточение артиллерии, предпринял два налёта авиации на боевые позиции 7-го и 2-го арткорпуса, вывел из строя 4 орудия на боевых позициях 7-го ак и 11 орудий 2-го ак.

2. Группировка войск в новом районе хотя и была проведена в ночное время, но хвосты колонн и транспорта подтягивались в светлое время.

3. После окончания группировки обычное движение на дорогах к районам сосредоточения резко увеличилось, что не могло остаться незамеченным для разведывательной авиации противника.

4. Подготовительные мероприятия, как-то: рекогносцировка, подготовка огневых позиций и т. п. проводились с плохой скрытностью, что давало возможность противнику земным наблюдением установить изменения в режиме для нашей обороны, а воздушной разведкой — работы по подготовке к наступлению.

8. Оперативные замыслы (направления удара) противнику могли стать известными по данным авиаразведки о сосредоточении наших войск.

9. Помимо этого, как установлено (агентурным путём), противнику стало известно о подготовляемой операции из допросов наших перебежчиков (изменников Родине) и захваченных пленных (красноармейцев) при проведённой им частной операции на участке 63-й армии, где разведкой боем противником было захвачено 11 человек красноармейцев.

10. Излишняя болтливость командного состава армий и соединений, входящих в состав армий, выполнявших отдельные поручения по подготовке и обеспечению наступательной операции.

_Расследование продолжается.

Результаты сообщу дополнительно».

…и эфирные уши

Донесения службы радиоперехвата имели для противника особою ценность. В частности, это были самые свежие данные. Более того, из данных радиоразведки добывались не только сведения о текущем положении, но и приказы о передислокации.

окончание следует