turan01 (turan01) wrote,
turan01
turan01

Category:

"Омэрыка з намы!" (с) - 2 :)

окончание

Культовые сериалы: Почему «Во все тяжкие» вызывает привыкание

Копируя большую романную форму, «Во все тяжкие» имеет галерею проработанных персонажей второго плана: хладнокровный наркобарон Густаво Фринг, обаятельный оперативник наркобюро (и по совместительству родственник главного героя) Хэнк, своевольная (и оттого ненавидимая многими фанатами) жена Скайлер и пронырливый адвокат Сол Гудман (комический персонаж).

Из литературы же пришла и сложная драматургия сериала. Он перенесыщен сюжетными арками самой разной длины; ружье, мелькнувшее в начале сезона, может выстрелить только в конце, а то и вообще в следующем (про ружье надо понимать буквально — например, когда в пятом сезоне Уайт выгружал из багажника пулемет M-60, даже сценаристы не знали, зачем он ему может понадобиться в будущем, но то, что он начнет стрелять, было известно точно).

Такая сложная сценарная конструкция не позволяет включиться во «Все тяжкие» с произвольного места. Его нужно смотреть последовательно, с пилота, с неослабевающим вниманием. Неудивительно, что после покупки сериала Netflix он стал одним из главных предметов binge-watching (то есть запойного просмотра нескольких сезонов подряд).

И все же «Во все тяжкие» не литература, а телешоу. Важную функцию тут выполняют «конфетки для глаз»: цветовые решения, ракурсы и вообще визуальный ряд.

Цвет настроения

Уже в финале первой серии камера вылетает из дула пистолета. Этот немного выпендрежный ход сообщает, что мы смотрим не очередной разговорный процедурал (пусть даже и не о судебных процессах, а о химических). «Во все тяжкие» почти полностью снят на 35-миллиметровую пленку, что для ТВ-шоу вообще-то редкость. Именно поэтому многие говорят о сериале Гиллигана как о фильме. Операторская свобода и изобретательность Майкла Словиса удивляли от сезона к сезону. Например, здесь часто встречается почти клиповая POV-съемка, когда камера установлена на самых разных предметах — например, на домашнем роботе-пылесосе или на черенке лопаты.

Или вот «бутылочный эпизод», поставленный Райаном Джонсоном: тут герои пытаются убить муху, залетевшую в лабораторию. Снятый ради экономии в одной локации и с минимумом актеров, «бутылочный эпизод» редко бывает интересным. Однако выразительная манера съемки и сложная драматургия «Во все тяжкие» не дают заскучать даже здесь: необычные ракурсы, абсурдная комедийность (самый гениальный наркобарон гоняется за мухой по лаборатории) и драматическое напряжение (вообще-то именно тут мы точно понимаем, что Уолтер Уайт окончательно сошел с ума) превращают это камерное шоу в нечто большее, чем просто слэпстик.

Не забудем и про культовые заставки серий. Например, удивительно смешной клип Los Cuates de Sinaloa — мексиканские «эль мариачи» распевают песню про загадочного мистера Хайзенберга.

Это одновременно и пародия на мексиканский музыкальный жанр narcocorrido — заказные баллады, прославляющие достижения наркобаронов, и прозрачный намек на то, что у Уолтера Уайта теперь большие проблемы с картелем. А выразительные интро большинства эпизодов второго сезона — снятые в минималистичном ч/б кадры с плавающим в бассейне игрушечным медведем (он при этом единственный имеет цвет, розовый — привет «Списку Шиндлера»)? Внимательный зритель увидит целый ворох цитат из «Криминального чтива» (сцена, где Пинкман принимает героин, кадры из багажника и сходство героинь Джейн и Мии Уоллес) или «Крестного отца» (конечно, сцена с апельсинами).

«Криминальное чтиво» и «Во все тяжкие»«Криминальное чтиво» и «Во все тяжкие»

Общие планы, снятые широкоугольным объективом, желтый песок пустынных ландшафтов Нью-Мексико, голубое, как метамфетамин, небо, вместе прямо обращаются к эстетике вестерна. Визуальный стиль «Во все тяжкие», по признанию оператора , опирался на фильмы Серджио Леоне, которые в свое время вывернули наизнанку благородный американский жанр.

Главные герои классического вестерна, как правило, обладали своим моральным кодексом, помогали дамам и осваивали Дикий Запад. В те времена Уолтер Уайт мог стать только злодеем-висельником. Сериал Гиллигана продолжает тенденцию, начатую постклассическими вестернами — десакрализацию мифа и дегероизацию ковбоя. Последний ковбой этого мира, наркополицейский Хэнк заканчивает свою жизнь в песках Нью-Мексико в серии «Озимандия» (по мнению многих, одной из лучших за всю историю ТВ вообще). Тогда же и рушится империя Уолтера Уайта, а наследие этого преступного гения — голубой мет — попадает в руки эпигонов, еще более беспринципных и жестоких.

Телекартель

«Во все тяжкие» начинал с аудитории в полтора миллиона зрителей, а закончился на глазах у десяти миллионов. Первоначально канал AMC заказал Гиллигану девять эпизодов, но забастовка сценаристов (к тому же она пришлась на время мирового экономического кризиса) внесла в этот план поправки. Количество серий в первом сезоне сократилось до семи. Последующие сезоны были уже по 13 серий, а финальный, растянувшийся на два года, состоял уже из 16.

Постер сериала «Во все тяжкие»Постер сериала «Во все тяжкие»

Высокий бюджет (каждая серия стоила около 3 млн долларов) отбился благодаря рекламе на эфирном канале AMC. Если сначала 30-секундный рекламный ролик в сериале стоил около 50 тыс. долларов, то к финалу его цена возросла до 400 тысяч. Шоу завершилось на пике своих рейтингов, не дожидаясь падения зрительского интереса.

Но Уолтер Уайт и Джесси Пинкман продолжают свое существование и за пределами телеэкранов, в мемах, рекламе онлайн-трейдерства, кафе и даже сварочных работ. «Во все тяжкие» обвиняли в возросшей популярности метамфетамина, а также в превращении одного из домов в Альбукерке в склад засохшей пиццы — фанаты повадились бросать ее на крышу, как делал это разгневанный Уолтер Уайт в одном из эпизодов. В прошлом году вышла одноименная настольная игра — бутафорский метамфетамин идет в комплекте.

Постер сериала «Во все тяжкие»Постер сериала «Во все тяжкие»

Неудивительно, что этот всесторонний успех пытались повторить другие телешоу. Влияния и отголоски «Во все тяжкие» лучше всего видны в сериале «Озарк», главный герой которого — финансовый консультант, работающий на наркокартель (во имя семьи, конечно). Общий цинизм и динамичный характер протагонистов присутствует теперь и в таких шоу, как «Оранжевый — хит сезона» или «Фарго». Мы уж не говорим о колумбийском ремейке под названием «Метастазы».

Сам Винс Гиллиган запустил спин-офф «Лучше звоните Солу», которому по популярности, увы, далеко до старшего брата, и сейчас готовит полнометражный фильм по вселенной «Во все тяжкие». Фанаты надеются, что он будет посвящен истории Джесси Пинкмана.



Tags: Мировой Гегемон, история, кино, культура и искусство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments