turan01 (turan01) wrote,
turan01
turan01

Category:

Тайны генерала Серова - 1

Дневники первого заместителя Л. Берии и современные российско-американские отношения

Владимир Кузнечевский 02.11.2018  http://www.stoletie.ru/territoriya_istorii/tajny_generala_serova_916.htm?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com
  
Тайны генерала Серова
 Не так давно мемуарная литература, посвященная советскому периоду российской истории, пополнилась дневниковыми записями бывшего первого заместителя Берии генерала И.А. Серова, окончившего свой жизненный путь в июле 1990 года в возрасте 85 лет.

Формально первым заместителем наркома Иван Александрович Серов был назначен 17 апреля 1941 г., но фактически его тесное сотрудничество с Л. Берией началось с июля 1939 г., когда он стал заместителем начальника Главного управления госбезопасности НКВД СССР и одновременно начальником Секретно-политического отдела наркомата.
Записи и сопутствующие им копии документов, упакованные И.А. Серовым в два чемодана и спрятанные им перед смертью на даче в Подмосковье, были случайно обнаружены его внучкой Верой Серовой в 2012 году. К публикации в издательстве «Просвещение» книгу «Записки из чемодана. Тайные дневники первого председателя КГБ, найденные через 25 лет после его смерти» подготовил Александр Хинштейн, бывший депутат Госдумы, а ныне – официальный советник директора Федеральной службы войск Национальной гвардии РФ генерала армии Виктора Золотова.

Первый тираж издания разошелся почти мгновенно, идут переиздании, что, в общем-то, неудивительно. После смерти И. Сталина, с которым автор обнаруженных дневниковых записей регулярно осуществлял рабочие контакты на протяжении 14 лет (с 1939-го по 1953 г.), а затем ареста и скорого расстрела своего непосредственного шефа генерал

Серов оказался единственным из всех близких к Берии людей, кто не только остался в живых и на свободе, но и потом, благодаря тесным личным отношениям с Н. Хрущевым ещё 10 лет входил в ареопаг советской государственной и политической элиты. Ещё в 1939 году Серов был назначен наркомом внутренних дел УССР, в 1940-м Хрущев ввел его в состав членов Политбюро ЦК КП(б) Украины, а после смерти Сталина Никита Сергеевич, став первым секретарем ЦК КПСС, именно Серову поручил «прошерстить» партийные и государственные архивы и уничтожить все документы, свидетельствующие об активном участии Хрущева в довоенных и послевоенных массовых репрессиях партийных и государственных руководителей на Украине, в Москве и Московской области и в т.н. «Ленинградском деле».

В 1954 –1958 гг. Серов по инициативе Хрущева назначается председателем КГБ при Совете Министров СССР, а в 1958 –1963 гг. – начальником Главного разведывательного управления (военная разведка) Генерального штаба [ГРУ ГШ].

И только в 1963 году, когда под самим первым секретарем ЦК КПСС заколебалась политическая почва, гром грянул и над головой бывшего заместителя Л. Берии. Хрущев, рассчитывая на то, что принеся в жертву своего клеврета в органах безопасности и разведки, он нейтрализует сложившуюся против себя фронду в высших органах партии, сдал Серова своим политическим противникам. Не помогло. Убирая Хрущева, расправились и с Серовым. Последний в 1963 году был освобожден от должности начальника ГРУ, выведен из членов ЦК КПСС, из генерал-полковников разжалован в генерал-майоры, лишен звания Героя Советского Союза (за участие во взятии Берлина), всех выслуженных им государственных льгот и выслан из Москвы в Ташкент, с назначением на должность помощника командующего войсками Туркестанского военного округа по учебным заведениям. А через пять месяцев после октябрьского (1964 г.) пленума ЦК КПСС, сместившего Хрущева с должности первого секретаря ЦК, Серов был вообще исключен из партии.

Признаюсь, имея за плечами десятки лет работы в государственных, партийных и научных архивах и более написанных 20 монографий, посвященных политической истории России (СССР) в ХХ веке, я с некоторым предубеждением приступил к чтению опубликованных дневниковых записей И.А. Серова. Подумалось: не скажет (ну не может сказать!) бывший первый заместитель Л. Берии всей правды о тех временах, будет, как и большинство мемуаристов, себя, любимого, выгораживать, то есть оправдывать свои собственные действия тех времен. Но по мере знакомства с опубликованным материалом, сравнивая его с документами, имеющимися в моем личном историческом архиве, постепенно убеждался в том, что записи генерал-полковника НКВД Серова не противоречат тем знаниям, что имею об этом историческом времени я сам.

И по мере чтения мемуаров росло доверие к написанному. Далеко не всё, конечно, в них истина. Но почти всё – бесхитростная правда. Такая, какой её видел своими глазами И.А. Серов.

Надо сказать, что крушение государственной и политической карьеры Серова было связано с разоблачением сотрудника ГРУ полковника О. Пеньковского, которому в октябре 1962 года было предъявлено обвинение в государственной измене – в работе на британскую разведку МИ-6 и американское ЦРУ.

Центральная пресса тех дней очень широко и интенсивно освещала это событие. Сообщалось, в частности, о том, что арестованный Пеньковский полностью признал свою вину, что 13 мая 1963 г. Военная коллегия Верховного Суда СССР приговорила изменника к высшей мере наказания, и что через два дня он был расстрелян. Серову же в связи с делом Пеньковского вначале было предъявлено обвинение в «потере политической бдительности и недостойных поступках», а затем – вдогонку – в нарушениях советской законности с его стороны в 1941 году в связи с насильственной депортацией немцев Поволжья и в 1944 году – в проводимых им лично акциях по выселению народностей Кавказа и Прикаспия (калмыков, чеченцев, крымских татар, карачаевцев).

Но потом ситуация с бывшим начальником ГРУ ГШ стала развиваться не вполне традиционно. Как явствует из опубликованных дневниковых записей генерала Серова 25-летней давности, бывший руководитель КГБ СССР и советской военной разведки с обвинениями в свой адрес не согласился, своей ответственности за предательство Пеньковского признать отказался, и, опираясь на имеющиеся в его распоряжении документы, в своих официальных многочисленных и многостраничных жалобах из Ташкента, адресованных руководству КПСС и СССР, потребовал, так сказать, сатисфакции. Однако пришедшее на смену Н. Хрущеву новое руководство КПСС и СССР в лице Брежнева, Суслова, Шелепина и других – с доводами Серова не согласилось, и вообще уволило его с государственной службы.

Но бывший заместитель Берии то ли не понял, что сам по себе он мало кого интересует, то ли не захотел понять, что на самом деле послехрущевское политическое руководство страны стремится дистанцироваться от неуклюжих попыток Хрущева свалить лично на Сталина ответственность за вопиющие политические преступления руководства СССР (чьими представителями во власти все они всё ещё продолжали оставаться и спустя 10 лет после смерти Сталина).

Как выясняется из дневниковых записей бывшего заместителя Берии, Серов в такие глубокие политические игры никогда не играл. Или не хотел играть. Уволенный с государственной службы, он всё своё время посвятил попыткам доказать, что его личной вины в феномене предательства полковника Пеньковского не было. Значительная часть спрятанного им архива состоит из различных многостраничных версий его письменных жалоб руководству страны на этот счет. И в этих версиях он, в частности, пишет, что по его личным предположениям весь случай с Пеньковским является провокацией КГБ.

По его, Серова, мнению Пеньковский являлся агентом КГБ, специально внедренным в ЦРУ и МИ-6, с целью донесения до правительства США дезинформации о качественном состоянии Вооруженных сил СССР.

Но на этой стороне дела стоит остановиться поподробнее. А пока о самих дневниках.
Дневниковые записи Серова – документ совершенно уникальный, не имеющий аналогов в современной истории.

Здесь действительно для историков важно всё, даже многозначительные умалчивания автора дневников о его собственной противоправной деятельности (как и всего руководства СССР), поскольку дают реальное, не приукрашенное идеологическими эскападами представление о тех временах. Так, историки хорошо знают, сколько дешевых домыслов в последние десятилетия нагромождено в публикациях о единственном за всю войну выезде И. Сталина в полосу действующей армии в 1943 году. И. Серов как раз тот человек, который от начала до конца по личному распоряжению Сталина эту поездку организовывал, и он просто рассказывает о том, как всё это происходило на самом деле. Всё просто, потому что – правда.

«Разумеется, – пишет публикатор тома, – многие процессы автор пытается выставить в выгодном для себя свете, ряд неприятных аспектов просто обходит». Прежде всего, это относится к операциям по выселению народов Кавказа, Калмыкии, немцев Поволжья, которыми руководил лично генерал Серов. Но здесь трудно предъявлять ему какие-либо претензии. Во-первых, он действовал строго в рамках действующей тогда системы власти. Если бы он не выполнял прямых распоряжений своего непосредственного шефа Берии, мы сегодня вообще не имели бы возможности читать его дневниковые записи.

Весь массив случайно обнаруженных бумаг Серова объемом примерно в 100 печатных листов (а это в два раза больше, чем, например, первый том «Капитала» Маркса) представляет собой, как сообщил публикатор этих мемуаров Хинштейн, рукотворные и машинописные тексты с 1939-го по 1990 г. и копии тех документов, к которым он имел отношение по долгу службы.

окончание следует
Tags: Россия, история, конспирология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments