turan01 (turan01) wrote,
turan01
turan01

Category:

Возвращаясь к Ульману: позор российского государства ... (((


"Я бы выполнил преступный приказ"




      На прошлой неделе вновь был отложен суд по делу Эдуарда Ульмана. Дело Ульмана — это дело о преступном приказе. Как должен поступать российский военнослужащий, получивший такой приказ, корреспонденту "Власти" Юлии Таратуте доходчиво объяснил начальник юрслужбы вооруженных сил РФ генерал-майор Виктор Рымашевский.

"Кто-то же в деле Ульмана отказался от отдачи приказа"

       — Ульмана и его группу, расстрелявшую мирных чеченцев, дважды оправдали, сейчас судят третий раз. С вашей точки зрения, подсудимые виновны?
      
— В деле Ульмана нужно вести речь об ответственности тех должностных лиц, которые отдали приказ. Кого судят? Ульмана судят. За что? За то, что он выполнял приказ. Он выполнил свой долг.
       Тут проблема ответственности. Кто-то же в деле Ульмана отказался от отдачи приказа. Но по Конституции никто не обязан свидетельствовать против себя, и пока не доказана вина, обвинять человека нельзя.
      — То есть командир не обязан признаваться в том, что отдал приказ, который был расценен как преступный?
     
 — Долг командира — нести ответственность за приказ. И армия всегда ценила тех военнослужащих, которые выполняют свой долг.
       Если были тяжкие последствия, возникает вопрос, кто исполнял. Рядовой Иванов. На каком основании исполнял? Получил приказ от полковника Петрова. Петров говорит: я приказ не отдавал. Тогда ответственность будет лежать на рядовом Иванове. Или надо проводить разбирательство. Конечно, разбирательство не всегда бывает объективным. В армии, как в жизни. Сколько у нас было случаев, когда сажали невиновных. Вспомните дело Чикатило, когда сначала расстреляли невиновного.
      
— Капитан Ульман утверждает, что получил приказ на расстрел чеченцев по телефону. Это допустимо по российским законам?
     
 — Приказ может быть отдан письменно, устно или по техническим средствам связи одному или группе военнослужащих. Приказ можно отдать по телефону, по факсу, телеграммой, телефонограммой, шифротелеграммой. Наверное, можно ожидать и использования электронных средств связи.
    
  — Вы имеете в виду приказы электронной почтой?
     
 — Да, именно. Во многих федеральных органах это уже развито, а у нас, к сожалению, пока нет. Но я думаю, это перспектива очень недалекая, учитывая то, что, слава богу, в вооруженных силах на эти цели деньги уже появились.
     
       — Как часто ответственность за исполнение преступного приказа ложится на исполнителя?
     
 — Не часто, от своих приказов обычно не отказываются. А статья 42 Уголовного кодекса говорит, что не является преступлением причинение вреда лицом, действующим во исполнение обязательного для него приказа или распоряжения.
       Вот вам бытовая ситуация. Рассмотрим обязанности водителя и обязанности старшего военной машины. Водитель должен выполнять комплекс мероприятий по подготовке автомобиля в рейс, соблюдать правила дорожного движения во время рейса. Но на время рейса он подчиняется старшему по машине. Представим себе, что нужно быстро куда-нибудь добраться. Ограничение по скорости на трассе — 60 км/ч. Старший говорит: езжай быстрее. Водитель прибавляет до 80 и сбивает кого-то насмерть. Как оценивать действия водителя и старшего по машине? Ведь за рулем был водитель. Можно осудить его. Но ведь приказал ему старший машины. А по закону действия того водителя, которому приказали превысить скорость, пусть даже это повлекло за собой причинение вреда третьим лицам, преступными не являются.
      
— На практике эта норма соблюдается всегда?
     
 — Часто требуется экспертиза, и все зависит от ее результатов.
       В 2000 году, когда я был помощником командующего российским миротворческим контингентом в Косово, нашим отделом связи проводились работы по техническому обслуживанию. В ходе этих работ был поставлен под уклон, скатился в обрыв, разбился и подлежал списанию военный автомобиль ГАЗ-66. В данном случае обязанности водителя состояли в том, чтобы принять все меры для сохранности автомобиля. А старший машины обязан был это проконтролировать. На первый взгляд материальная ответственность должна была возлагаться на старшего. Но специфика автомобиля ГАЗ-66 состоит в том, что есть рычаг тормоза, который на пять рисок вытягивается вверх и фиксируется. После пятой риски создается гарантированное притормаживание колес, предотвращающее самопроизвольное скатывание автомобиля. Экспертиза установила, что водитель поставил автомобиль на три риски. Потом стал подкладывать под колесо башмак. Пока лез за вторым башмаком, автомобиль покатился. Слава богу, никого не сбил и не убил. Так что виноват был именно водитель. Старший мог ничего и не знать об особенностях автомобиля.
     
       — А вам лично когда-нибудь приходилось отдавать незаконный приказ?
      
— Никогда не было. Бог миловал. Вещь это вообще-то подсудная.
     
— А как бы вы поступили, если бы вам отдали преступный приказ?
      
— Я бы его выполнил. Потому что этого требуют наши основные документы. Например, устав внутренней службы, утвержденный указом президента, где расписаны права и обязанности военнослужащих, в том числе и нормы по выполнению приказов. Поскольку военнослужащий — это специальный субъект, на него распространяются военно-служебные отношения, в первую очередь связанные с правом командира отдавать приказы на основании принципа единоначалия. Командир имеет право, исходя из всесторонней оценки обстановки, единолично принимать решения, отдавать соответствующие приказы в строгом соответствии с требованиями закона о воинских уставах и обеспечивать их выполнение. Ответственность за незаконность приказа всегда несет командир.
      
— То есть по вашему уставу подчиненный не имеет права не исполнить преступный приказ?
     
 — Обсуждение приказа недопустимо. Его необходимо беспрекословно исполнять. Неповиновение или другое неисполнение приказа является воинским преступлением. Получив приказ, военнослужащий обязан его исполнить, а об исполнении доложить. Причем если он не может его исполнить, он опять же обязан доложить.
       Возьмем бытовой случай. Ежедневно в 17.00 я инструктирую офицера для вступления в должность дежурного по управлению. Он должен заступить в 8.00, а заступил в 8.05. Это можно расценить как неисполнение приказа. Если ничего не случилось, можно ограничиться замечанием. Если это повторилось несколько раз, можно ставить вопрос о дисциплинарной ответственности. А если в это время прошел сигнал, управление привели в состояние боевой готовности и офицер должен был доложить об этом на центрально-командный пункт Генштаба, нужно ставить вопрос о другой ответственности, например об увольнении с военной службы.
       Если немножко отвлечься и порассуждать о порядке исполнения приказа, то тут принцип один: приказ поступил и должен быть выполнен. Если военнослужащий, который выполнил приказ, считает, что он по каким-то причинам незаконен либо наносит ущерб интересам, скажем, третьих лиц, он имеет право его обжаловать.
      
— Уже после того, как он, например, кого-то убил по преступному приказу?
     
 — После выполнения. Кстати, обжаловать можно не только содержание приказа, но и его форму. Например, приказ не может иметь двоякого толкования. А начальник должен быть для подчиненного примером тактичности, выдержанности, не должен допускать как фамильярности, так и предвзятости. Так что если подчиненный считает, что при отдаче приказа унижено его человеческое достоинство, он тоже может обжаловать приказ и искать свидетелей.
       Я хотел бы сказать, что это не мертвые нормы или некие теоретические положения. Это, подчеркиваю, все выстрадано на крови наших солдат, наших военнослужащих на протяжении нашей многовековой истории. В случае открытого неповиновения или сопротивления подчиненного, к примеру, в боевой обстановке командир по уставу может применить оружие.
     
— И вы верите, что в военной обстановке кто-то рискнет обжаловать приказ?
      
— В такой ситуации никто. Здесь вступают нормы воинской дисциплины, выучки, служебного долга начальников. Потому, что если каждый станет рассуждать, нужно ли было исполнять приказ, что последовало бы, если бы военный не перешел из одного окопа в другой, который на 50 метров ближе к переднему краю, и не выполнил задачу, о победе не может быть и речи. Правда, у нас существуют соответствующие органы, например военная прокуратура, которая по случаям гибели или причинения вреда третьим лицам либо имуществу, федеральной собственности проводит проверку. Вот сейчас, например, когда контртеррористическая операция в Чечне практически завершена, они проводят проверку по фактам гибели людей и соответствующих решений должностных лиц.
     
— В некоторых европейских странах у военнослужащего есть право не исполнять приказ, если он заведомо преступный.
      
— Да, например, в немецкой армии у военного есть право не исполнять приказ. Но если в суде доказывается, что приказ не был преступным, этот военнослужащий будет наказан.
      
— Можете ли вы сказать, сколько за последние годы было отдано преступных приказов?
      
— Это редкое явление. У нас больше земных проблем — например, неуставные отношения, превышение должностных полномочий.
Tags: Россия, армия и флот, история, конспирология, кривозащитнеги, уроды
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments