Previous Entry Share Next Entry
А как у нас с этим в ЖЖ? :)
turan01

Месть педерастов: Как именно содомитское лобби орудует на Facebook? Личный опыт

С месяц назад на Фейсбуке я выложил вот этот вот текст:
-----------------------------------------------------------

"…Меня тут в "личке" спросил один русскоязычный гражданин США: "Что я имею против ЛГБТ вообще, и, конкретно - гомосексуалистов?" Если честно, я даже задумался... Итак, попробую тезисно. Сам я из стремительно сжимающегося будущего меньшинства – безнадёжных гетеросексуалов. Так вышло, извините! Есть ли у меня какие-то фобии по сексуальной ориентации других людей? Безусловно, есть! Педофилы это зло, которое необходимо уничтожать! И точка!

...А вообще, расширенно, я категорически против любых видов и типов сексуальных отношений, при котором один из партнёров в силу возраста, болезни, вменяемости, степени опьянения, отсутствия признаков жизни, а так же группы и вида (по Дарвину) не способен выразить или подтвердить своё согласие на оные. Во всех остальных случаях мне безразлично, что происходит между двумя (и более!) Homo sapiens в их личном пространстве. Это их право, их грехи и их молитвы, как говорит мой друг Максим Шевченко.

Теперь о гомосексуалистах.

Краеугольный камень сегодня это не сами их отношения – тут современная цивилизация даже в Саудии (не говоря уже о России) проявляет завидную терпимость, и многие гомики занимают в нашей стране более чем влиятельные должности. Достаточно посмотреть на то же руководство ВШЭ, не говоря уже о некоторых министрах, банкирах, депутатах и сенаторах. С «голубизной» в нашем обществе все более чем хорошо! Живёт и процветает! Но есть одно «но».

Комфортное существование гей-тусовки должно поддерживаться постоянным притоком молодого пополнения, ну прямо как потребности Вайнштейна молодыми кандидатами в актриски! И тут не обойтись без гей-пропаганды. Более того – краеугольный камень – трансляция её на подростков пубертатного периода, когда их гормональный шторм бушует уже во всю, а вот гендерные предпочтения ещё толком не сложились! Проще говоря, когда подростку хочется так, что просто на стенку лезет! Вот именно эта «паства» и является главной целью опытных взрослых педиков, которые предлагают таким «озабоченным» «покровительство» и сексуальную разрядку.

Но это трудный путь – постоянного поиска и перебора «кандидатов», в ходе которого можно:

а. Попасть под УК, если подростку меньше 14 лет;

в. Попасть под ТБМ...юли его отца (брата, старших друзей);

с. Стать жертвой этого самого подростка...

…и куча всяких других проблем!

Вот потому-то для гей-сообщества так важна легитимизация в общественном пространстве. Права на марши, субкультуру, места открытых сборов и проч. Именно эта пропаганда и позволяет заниматься вовлечением огромного числа не оформившихся в своих влечения подростков. Фактически, процентов 90 т.н. «би», это люди из такого круга, втянутые в гомосексуализм в подростковом возрасте.

В этой погоне "за юным мясом" гей-тусовка имеет и свои преимущества. Если для подростков в этом возрасте взрослые женщины это практически недоступный в силу общественной этики «материал», а сверстницы больше заглядываются на более старших ребят, к тому же, требуют ухода, опыта которого просто нет, и внимания, на что ещё нужны средства (хоть в кино сходить!), то гей-тусовка тут всё меняет местами. Подросток сразу становится вожделенной целью, объектом внимания, ухода, обожания и получает полный карт-бланш на все виды удовольствий. К тому же, ему внушают, что быть геем это почётно и нормально. И очень часто это срабатывает!

Поэтому, возвращаясь к началу, о моём отношении к гомосексуализму, я скажу, что я безразличен к его существованию как таковому - это было есть и будет – пусть с этим разбирается Бог. Но я за категорический запрет какой-либо гей-пропаганды и за ужесточение законов по «продвижению» этой «темы» в подростковую среду.

Ещё одним преимуществом гей-сообщества является его откровенный протекционизм и лоббирование друг друга. Фактически, это форма клановости, когда, оказавшийся на руководящем посту "гей", тут же начинает окружать себя господами такой же ориентации и всячески их продвигать. Сладкая парочка Фрумин-Петров – классический пример. И таковых примеров не счесть, когда целые учреждения становились настоящими «голубятнями», где гетеросексуалы были экзотическим меньшинством. И тут в идеале, на месте графы «национальность» давно пора вставить графу «гендерный статус» и ввести ответственность за его сокрытие. Тогда мы все окажемся в равных условиях. Так что я за равноправие, если кто-то ещё не понял…"

----------------------------------------------------------------------

Как вы видите - вполне себе корректный, и даже где-то толерантный.

И что?
А ничего! Сегодня утром педерасты из ФБ его удалили, а меня, соответственно, на месяц "выпилили".

И знаете, а я не сильно удивлён. Потому как в тексте написал о главном - о том "механизме" рекрутирования молодёжи в гей-сообщество и гей-мафии, которая свила свои голубые гнёзда в том числе и на самых разных ветвях нынешней российской государственности.

В общем, с толерантностью, как я понял на собственном опыте, пора завязывать. Ибо толерантность они (педерасты) понимают только как их полную и безоговорочную поддержку!

Авторство: Копия чужих материалов
Victor(4 года 8 месяцев) (03:40:59 / 22-12-2017)

Да, это именно так. Но обсираются на полную катушку, как только получают юридически грамотную обратку по их же методике.

Когда учился на медицинском (где студентов заведомо сильно прессуют и отчисляют по любому поводу), из-за того что у меня шестеро детей, попал в сильную немилость к преполавателю - активисту-пидорасу-пассиву. Замужем за активным, который еще и с садо-мазо наклонносями и об "жену" ноги вытирал. Ну а тот по законам компенсирующего поведения отыгрывался на мужском составе студентов.

На меня он насел конкретно, придурок. На русского. С МГУ и Плехновским в бэкграунде и с опытом многочисленных войн и горячих точек. Против его сраного университета-пту где-то то ли в Айдахо, то ли в прочих американских е...нях.

Он каждый год из потока выбирал одну жертву, и добивался отчисления. Для поглаживания своей чуйки и устрашения прочих студентов. Тем более что практически все американские мужики пугливы до безобразия. Да и по американским законам студент не имеет права судить преподавателя, преподаватели полностью выведены из-под судебного преследования со стороны студентов. Поэтому пи...р чувствовал полную безнаказанность и был уверен, что и с русским у него все пройдет как обычно. Отчислит, почешет чуйку, а через год студент сможет восстановиться и продолжить учебу. Только меня совершенно не устраивало ни возможное отчисление, ни потеря года - когда семья большая, а учеба в медицинском занимает все время, фактические учится и страдает вся семья. И все ждут с нетерпением, когда этот кошмар закончится.Поэтому давать пи...ру возможность безнаказанно покуражиться я не собирался.

В американских университетах своя полиция. "Общая" полиция в дела учебных заведений не лезет и держится от них подальше. У университетских полицейских служба - не бей лежачего. Они очень дорожат своим высокооплачивамым бездельем, поэтому всячески избегают ссор с руководством учебных заведений, чтобы их не перевели обратно в "общую" городскую полицию. Просто есть  реалии, которые надо понимать. Полиция учебных заведений не на стороне студентов.

В самих учебных заведениях студенты как бы могут обжаловать действия преподавателя, но чисто формально. Существует целая иерархия тех администраторов, кто разбирает претензии студентов. Общая тактика - максимально затянуть процесс и не дать ему быть доведенным до конца. Потому что студент получает право подать в суд на университет только в случае, если прошел всю Голгофу инстанций внутри универа. Преподаватель защищен контрактом с универом - он не подсуден. За него подсуден университет, как его работодатель, нанявший негодного работника и не сумевшего проконтролировать должным образом его работу.

Поэтому администраторы учебного заведения, разбирающие претензии студента, всегда "сильно заняты". Проблема даже в том, чтобы подать им письменную претензию - их секретариаты не принимают бумаги под предлогом что университетской дамы "сейчас нет на месте". Ее никогда не бывает на месте в таких случаях. Затем, когда бумаги все же приняты, у дамы "очень плотное расписание", и о назначенном дне для интервью "вам сообщат дополнительно. Эта игра может длиться месяцами.

Долго покуражиться зарвавшемуся гомику я не дал. Это было элементарно опасно. Он был еще и клиническим инструктором, и любую муху в клинической практике он мог раздуть до размера слона. Отчисления студентов за любые ошибки в клинической практике - мгновенные и окончательные, без воссстановления. А подлянок он в госпитальной практике подстраивал мне почти в каждое дежурство. Спасал меня длительный опыт работы в московской клинике, но рано или поздно он на чем-нибудь меня обязательно подставил бы. Наглость у него быстро прогрессировала.

Пришел подать заявление - дамы нет, и документы принять не могут. Сказал дежурное "ОК", сообщил что пришлю сертифицированной почтой с уведомлением под роспись чиновнице, и уточнил почтовый адрес дл\ отправки. Через три дня зашел снова, предъявил почтовое уведомление почты США (государственная организация, их бумаге приоритетно учитываютсмя любым судом) и поинтересовался о дате личной встречи с чиновницей. Как обычно, очень неопределенно ответили, что сообщат. Посоветовал секретарше, сильно не затягивать, так как ситуация серьезна и чревата последствиями. Типично по-американски предупреждение со свистом пролетело сквозь межушный ганглий, без задержки.

Подождал еще две недели, через день заходя в офис чиновницы и напоминая о себе. Межушный ганглий включил режим свободного транзита, никаких подвижек.

Затем отправился в полицию. Сразу в ту, которую надо, учебного заведения. Где мне прямым текстом заявили, что в дела студентов и преподавателей они стараются не вмешиваться - мол, решайте спорные вопросы с администрацией (тонкий намек, что заявление не примут, чтобы даже не заикался).  На что ответил, что заявления касается дела о дискриминации, что администрация уже две недели играет в жмурки, и что если полиция намерена присоединиться, я не возражаю. Подать в суд на бездействие полиции при защите конституционных прав гораздо проще, чем на университет.

Почувствовали. Попросили изложить суть претензий, по возможности не голословно. Изложил, подтвердил пачкой документальный доказательств. Дознаватель полиции настолько впечатлился, что сказал что немедленно открывает дело о дискриминации, выдал мне бланк-копию о заведении дела с его будущим номером (в компьютерную систему этот номер дела попадает через 48 часов, после чего остается там навсегда, вместе со всеми материалами).

Для "моего" пи....ра это означало автоматическое приостановление его лицензии на время расследования, а так как результат там был вполне предсказуем - ее пожизненное лишение, приостановление его преподавательской деятельности - для самозащиты учебного заведения от теперь уже реального судебного преследования с довольно высоким шансом вчистую проиграть дело.

Надо отдать должное работнику полиции, с которым я беседовал. Когда я рассказал ему мою историю, вся его физиогномика говорила, что он не поверил что такое вообще возможно. Но когда я дал ему почитать папку с документальными доказательствами, он был реально возмущен настолько, что скзала что при том что они обычно дела такого рода не заводят, но тут - случай вопиющий, и он заведет дело о дискриминации немедленно.

Так что через два часа я как ни в чем не бывало опять заглянул в секретариат чиновницы, чтобы в очередной раз услышать о ее громадной занятости и невозможности назначить встречу на ближайшие недели.

Обрадовал секретаршу новостью о том, что теперь уже и не настаиваю на встрече. Так как уже завел уголовное дело по дискриминации №.... на преподавателя в полиции.

После чего спокойно отправился на очередную двухчасовую лекцию. С который был вызван в коридор деканом медфакультета (очень значимой фигурой в учебном заведении) через 40 минут. Которая сообщила, что ректорат очень просит меня о встрече прямо сейчас, сию минуту. Согласился - почему бы и нет?

Показал и там заветную папочку "Остапа Бендера". Там тоже впечатлились. Тем более что там я был более откровенен, и предельно вежливо и доброжелательно сообщил, что по результатам полицейского расследования они также вполне обоснованно могут ожидать судебный иск, за неприятие своевременных мер по предотвращению случаев дискриминации по половой принадлежности в отношении сексуального большинства со стороны гомиков.

Разговор в ректорате был очень конструктивным. Мне подтвердили мое полное право подать в суд на учебное заведение в любое время, если я сочту принятые ими меры недостаточными. Меня попросили, забрать заявление из полиции, пока не прошли эти 48 часов и уголовное дело не прошло полной регистрации, как положено. В качестве ответной любезности, мне гарантировали что преподавателю будет запрещено приближаться ко мне ближе дистанции 40 метров, заговаривать со мной или любым образом упоминать обо мне в разговоре с третьими лицами. Меня переведут в группу к другому клиническому инструктору, который не будет знать ничего о произошедшем), в другой госпиталь. Полная конфиденцияальность о прошедшем была обязательным условием - никто, особенно студенты, не должны были знать об этом соглашении (еще бы! чтобы не пошли подобным путем!). Мне было также гарантировано беспроблемное окончание учебы (учиться оставалось полтора месяца). Все это - в обмен на приостановление полицейского расследования.

Через три часа я снова предстал перед светлы очи полицейского дознавателя. Рассказал ему все, что произошло за эти три часа, попросил приостановить расследование.

Он задал мне только один вопрос, видимо небезосновательный из-за его длительного опыта: "Ты им веришь?". На что я ответил, что ректорату - не особо. А вот декану факультета, которая присутствовала при переговорах - да. На что полицейский сказад: "Хорошо, я сейчас приостановлю дело и выведу его из системы. Но если тебя обманут - сразу приходи ко мне - я его точно так же возобновлю в те же 498 часов и за тем же номером. Поэтому ту бумагу, которую я тебе дал - сохрани пока".

Условия соглашения были выполнены безукоризненно. Я был освобожден от лекций, которые читал мой визави, просто имел право на них не являться, и никто не понимал причин отсутствия. Там же менее 40 метров в лекционном зале. При этом в списке студентов, который ходил по рукам и где каждый студент расписывался за присутствие, всегда заранее было вписано мое имя.

Второй забавный случай был при вручении дипломов. Как действующий преподаватель, эта скотинка вручала дипломы выпускникам. Его убрать с выпускного было невозможно, поэтому мне диплом вручили отдельно декан в ректорате заранее, попросив не приходить на церемонию вручения. Мне было все равно, так даже было забавнее.

Но студенты, которые знали историю отчислений неугодных этому преподавателю, мое отсутствие на вручении дипломов расценили как то, что меня все-таки отчислили. Тем больше было их удивление, когда подоспело вручение общей фотографии выпускников, где мое фото было на своем месте. На последующей совместной бурной пьянке на дому у одной из однокурсниц по поводу завершения учебной гонки, любопытные девки меня задолбали вопросами, что же такое случилось и как объяснить все те совершенно необычные для размеренной жизни медфакультета странности, которые творились со сной в последние недели учебы.

Но я, даже после изрядной дозы, продолжал отшучиваться и так ничего и не рассказал. Собственно, сегодня впервые эту историю рассказал, годы спустя.

Через полгода контракт преподавателя с учебным заведением закончился и его надо было переподписывать. Переподписывают практически автоматически, тем более что он проработал там более 10 лет. Не переподписали. Больше он не преподает. Нигде. Потому что в новое место не берут, не наведя справки на прежнем через доверенных лиц. А доверенные лица, видимо,  в курсе почему контракт не продлили.

Русские люди как известно не злобные. Но как говорится, всегда приходят за своим. Один из представителей ЛБГТ, которому никак не жилось спокойно и не сиделось на проткнутой попе ровно, имел возможность убедиться.


?

Log in

No account? Create an account