Previous Entry Share Next Entry
(no subject)
turan01

Алексей Лобин, 22 октября 2017, 01:24 — REGNUM https://regnum.ru/news/society/2336831.html 


Мединский: пещерное источниковедение

20 октября 2017 г. Президиум Высшей аттестационной комиссии (ВАК) большинством голосов посчитал несостоятельными претензии к докторской диссертации Владимира Ростиславовича Мединского, проигнорировав тем самым рекомендацию своего Экспертного совета оное лицо ученой степени лишить.


В свое время, пять лет назад, публикуя вслед за коллегами свой отзыв под названием «Пещерное источниковедение», я хотел привлечь внимание научной общественности к качеству выпускаемых диссертаций. И, конечно же, тогда никогда бы не подумал, что обсуждение диссертации В.Р. Мединского выльется в итоге в нешуточные баталии. Вся эта шумиха вокруг диссертации давно уже выведена СМИ за пределы научной дискуссии. Критика работы В.Р. Мединского преподносится его защитниками как борьба министра-патриота с некими либералами.

Большинство людей, следящих за историей с диссертацией, не является историками и не может понять, в чём основные «рекламации» к диссертации Владимира Ростиславовича. Позволю себе тезисно, как можно сжато, объяснить, в чём всё-таки суть претензий историков к диссертанту.

Диссертационная работа обязательно должна иметь в основе выработанные исторической наукой определенные критерии. Нельзя просто так сесть и написать свое видение исторического процесса, опираясь на личные впечатления от прочитанных текстов источников. Пожалуй, никто из историков не будет отрицать, что любое диссертационное исследование по истории базируется на трех «столпах» — методологии, историографии и источниковедении.


1. Методология

Одна из главных претензий к диссертанту — отсутствие в диссертации научной методологии. Хоть автор и произносит ритуальные фразы о том, что надо «провести подробный анализ историографии проблемы с учетом новых научных исследований и рассмотреть источники изучения темы, обосновать теоретико-методологические подходы» (с.9), что «Принцип историзма — залог научной объективности исследования…» (с.11), но в своей работе он озвученным позициям не следует. Автор фактически игнорирует методы исторического исследования и принципы герменевтики и использует свою «методику», в основе которой — соответствия сведений источников «национальным интересам». Защищая свою позицию, автор искренне недоумевает: «…что значит — нельзя рассматривать исторические труды и события с позиции национальных интересов? Почему это «лженаучно»?». А вот если исходить из принципов историзма, о котором в начале диссертации говорил диссертант, — это действительно антинаучно. Ну не изучал В.Р. Мединский источниковедение и методы исторического исследования, потому как не имеет базового образования историка. Это можно простить публицисту, но историку — никогда.

Приведу пример. Вот пишут злобные европейцы, будь то А. Контарини, С. Герберштейн, Я. Маржерет или А. Олеарий, о русском пьянстве. Такие известия, по мнению В.Р. Мединского, национальным интересам не соответствуют, потому как содержат негатив о русском народе. С точки зрения диссертанта, это явный поклёп. Поэтому не следует учитывать материалы Стоглава 1551 г. и огромный пласт делопроизводственных документов XVI—XVII вв. о «кабацких деньгах» и «закладной пропойной рухляди», в которых отражено то самое пьянство — про данные источники вообще можно попросту забыть. Как саркастично говорится в таких случаях, «если источники противоречат построениям автора, то это проблема источников». Ведь из «метода» В.Р. Мединского следует, что «на самом деле русские люди, по сравнению с иностранцами, были настоящими трезвенниками. Ведь им разрешалось употреблять спиртные напитки всего несколько дней в году, по четырем большим церковным праздникам. Иностранцы же пили беспробудно и ежедневно» (с. 441).

То есть, по Мединскому, говоря простыми словами, если иностранец описывал негативные качества русских, — то он обязательно врал, а если позитивные — значит, писал исключительно правду и только правду.

Но вот проблема — это всё-таки не наука, а прокламация.

2. Источниковедение

Как было указано ранее в отзывах, в диссертации совершенно по-дилетантски и выборочно используется источниковая база. Диссертант не работал в архивах, но безапелляционно на них ссылается, поскольку ссылки были взяты из трудов коллег. Но поистине полное недоумение вызывает работа с европейским нарративом XV—XVII вв.

Известно более двухсот известий иностранцев, из них переведена на русский язык меньшая часть. Но автор в исследовании на соискание ученой степени доктора наук не использовал ни одного известия иностранца в оригинале — в работе диссертант ссылается только на известные русские переводы. Все (тридцать одно) известия иностранцев (см. список источников на с. 459—460), использованные Мединским, имеются в интернете, в частности, на известном сайте vostlit.info.

Автор не вводит в научный оборот ни одного нового источника, не использует ни одного свидетельства на языке оригинала, не приводит ни одного факта, неизвестного ранее исторической науке.

Аргумент, что, дескать, источниковедение — это другая специальность (07.00.09, в просторечии — «девятка»), а диссертант защищался по Отечественной истории (07.00.02 или «двойка»), несостоятелен. Любой историк должен владеть современными методами источниковедения, тем более в том случае, когда работа посвящена нарративу XV—XVII вв.

3. Историография

Ещё одно веское замечание касается незнания историографии. Говоря об уникальности своей работы, В.Р. Мединский практически не использует труды предшественников, посвященных образу России в восприятии современников. Диссертант, по-видимому, не знаком с работами как отечественных (И.И. Полосина, О.Г. Агеевой, А.Л. Хорошкевич, В.Д. Назарова, М.М. Крома, О.Ф. Кудрявцева, А.И. Филюшкина), так и зарубежных исследователей, таких как А. Каппелер, И. Граля, С. Мунд, Т. Отт, Н. Ангерманн, Р. Фречнер, Л. Берри, М. По, Р. Крамми, С. Богатырев и др.

Нельзя писать исследование на соискание ученой степени доктора исторических наук, игнорируя достижения отечественной и зарубежной медиевистики.

Неоднократно от защитников господина Мединского приходилось слышать тезис о том, что «плагиата в диссертации не обнаружено». Вот и министр образования и науки О.Ю. Васильева как-то напомнила про «отсутствие плагиата в работе (В.Р. Мединского — А.Л.)». Дело в том, что о плагиате в диссертации никто не говорил. Речь шла о сопутствующей диссертации работе — автореферате. Об этом писали еще в 2011 г. Именно этот факт и отмечен в заключении Экспертного совета:

«3. В диссертационном исследовании не выявлено необоснованных заимствований из работ других авторов. Такие заимствования имеют место в тексте автореферата, в абзацах, в которых излагается существо авторской концепции и подхода (выделено мной — А.Л.)».

Таким образом, работа В.Р. Мединского не соответствует научным требованиям к диссертациям доктора исторических наук, не обладает необходимыми критериями научности. Помимо всего вышеперечисленного, не несет никакой новизны.

Но в наше грешное время, согласно заключению Президиума ВАК, оказывается,


  • - можно включать в диссертацию несуществующие монографии, как это делал В.Р. Мединский;

  • - можно на свое усмотрение, без соблюдения разных процедурных вопросов, менять не одного, не двух, а сразу трех оппонентов, чьи интересы находятся так же далеко от темы исследования, как история КПСС от истории Средних веков;

  • - можно как угодно распоряжаться разными списками авторефератов, рассылая их по инстанциям.

Отныне — и Президиум ВАК это подтвердил — написать подобную диссертацию будет весьма просто. Не надо сидеть и корпеть в архивах — рецепт «приготовления» диссертации достаточно прост: активно использовать интернет, например, сайт vostlit.info, взять стопку переводов иностранных сочинений XV—XVII вв. на русский язык, снабженных академическими комментариями, и сдобрить всё это собственными размышлениями «на самом деле было так…». Да, забыл про главное требование в написании диссертации — чтобы работа соответствовала «национальным интересам». Ну, а если кто попробует критиковать — тот, естественно, автоматически будет считаться либералом и антипатриотом.

Как ни печально, но с признанием Президиума ВАК докторской диссертации В.Р. Мединского мы наблюдаем деградацию, дискредитацию и делегитимацию исторической науки.

Справка ИА REGNUM :

Алексей Лобин — кандидат исторических наук, член редколлегии электронного научного издания «История военного дела: исследования и источники» (milhist.info), составитель и ответственный редактор специального выпуска «Русская армия в эпоху царя Ивана IV Грозного: материалы научной дискуссии к 455-летию начала Ливонской войны», автор около 60 научных работ.


?

Log in

No account? Create an account