Previous Entry Share Next Entry
Еще раз о 28 панфиловцах ...
turan01
Оригинал взят у twower в И снова о...

Вчера в одном из павильонов "Армия-2017" присутствовал на лекции Н. В. Илиевского (старший научный сотрудник Центра фундаментальный военно-исторических исследований Военного университета МО РФ), посвященной выпуску сборника "Великая Отечественная война 1941-1945 годов". Попал на нее совершенно случайно: одно из интервью попросили перенести на час позже, я отправился бродить по павильонам и случайно краем уха услышал начало выступления. Присел, послушал. Поскольку в начале Илиевским была обронена фраза, что сейчас "началась новая волна фальсификаций истории", решил спросить об одном из самых знаменитых образцов этой "волны" - "бое 28 панфиловцев". По окончанию лекции задал вопрос, как в двенадцатитомнике освещены события, связанные с "28-ю".

Илиевский:  - Скажем так. Ближе к канонической версии.

Я: - Почему?
Дальше последовали пространные рассуждения о том, что документы, конечно, не отражают все в должной мере и трудно сказать были ли там 28 или 29 человек, но "были подобраны формулировки, которые позволяют волкам и овцам двигаться более-менее вместе". Что "история, при всей важности знания фактов и обстоятельств, требует в большей степени понимания причин и сути явлений, последствий их". Мол, "согласитесь, эта правда выше?!". Задал конкретный вопрос, что делать с показаниями командира полка прокуратуре, с советскими документами, повествующими максимум о 4 подбитых танках, и немецким ЖБД. Которые в совокупности не позволяют сказать, что в данном месте был совершен какой-то великий подвиг. О нем ничего не известно из документов. В ответ Илиевский спросил у меня во сколько я прибыл на форум. "Между 10-ю и 11-ю? Вот видите, вы не можете вспомнить, вам это не очень важно". И дальше: "Отдельные обстоятельства не меняют суть явлений". "Историк должен их оценить в совокупности и придти к определенному выводу, который будет максимально близок к объективной реальности".

Затем: - По поводу конкретного времени. Скажите, а это принципиально: произошло событие сейчас или вчера? Важно то, что оно произошло.

Я: - Принципиально было ли оно вообще...

- Было.

Внезапно вмешался полковник, сидевший за соседним столиком, и рубанул меня с плеча: "Вы хотите сказать, что немецких танков не было в Крюково?! И в Подмосковье их не было?!". Я уточнил, что не сомневаюсь в наличии немецких танков (от неожиданности даже не обратил внимание, что полковник ведет речь о более поздних событиях), но куда девать командира полка и его заявку всего лишь на 4 уничтоженных танка. Полковник отрезал: "Командир полка может считать что угодно, это его проблемы!". Я парирую: "Корреспондент [Кривицкий] знает лучше?!". Полковник: "Он там реально был!". Я напомнил, что не был, а полковник сообщил, что он опрашивал участников боя.
Илиевский начал говорить, что у нас в стране слишком развито поклонение немецким документам, мол, тот же Хартманн с его счетами, а также: "Знаменитый Блюментритт в своих воспоминаниях указывает, что за некий промежуток битвы за Сталинград было пленено 100 тысяч советских солдат. Но у нас всего на фронте в этой полосе в это время было 102 тысячи." А потом я услышал "железобетонный аргумент", который в сети видел множество раз:
- И в данном случае отвечаю на ваш конкретный вопрос. Наступали немцы? На Москву? В широкой полосе и в данной конкретно? Наступали. Панфиловская дивизия существовала? Существовала. Бои велись? Велись. Носили они ожесточенный характер? Носили. Героизм наши воины проявляли? Проявляли. И результат был, и танки были. А по поводу 4, 8, 28, 13. Вот этих всех цифр. Вы знаете, насколько это все условно?
В ответ я тоже привел пример. Наш полк, Чечня, весна 2000 года. Приходит разнарядка о награждении отличившихся. И тут возникает проблема, что отличившихся в боях весной 2000 нет, потому что самих боев в это время не было. Но раз разнарядка есть, а награды лишними не бывают, люди садятся и выдумывают себе подвиги для наградных. В итоге их награждают. "Как мы подходим к этому вопросу? Нельзя же отрицать, что мы воевали в Чечне? Нельзя. Нельзя отрицать, что воевали эти люди? Нельзя. Нельзя отрицать, что мы в итоге победили? Нельзя. Соответственно этот их подвиг... был? Который полностью выдуман. Или все-таки так делать неправильно?"
В ответ опять пошла вода: "Вы ломитесь в открытую дверь. Никто не возражает, что надо разбираться со всеми историческими обстоятельствами максимально объективно и высвечивать картину так, как она была на самом деле. Иной вопрос, что существуют объективные трудности для этого как в ту, так и в другую сторону. И когда мы говорим о фальсификациях истории, то не надо их путать с искажениями. То есть непредумышленными действиями. Исторический материал действительно сложен, он неоднозначен, он труден для анализа, он в ряде моментов бездоказателен. Бывают вещи, которые доказать невозможно. Можно доказать только с применением только каких-то косвенных источников. Может когда-нибудь появятся документы, которые прольют свет на все окончательно."

И снова: - Ну хорошо. Если завтра найдут документ, где будет написано, что вот точно 28 панфиловцев. Вы успокоитесь? Или у вас останутся сомнения?

Я: - Вероятно я успокоюсь. Смотря какой документ, конечно...

- Вот видите, смотря какой!

Я: - Поскольку до сих пор его нет...

И тут модератор кинулся грудью на амбразуру, поблагодарив автора за содержательный доклад и объявил перерыв перед следующим выступлением по другой теме. Жаль, очень хотелось послушать рассказы о будущем, когда документ с доказательствами боя "28 против танков" найдут, и все критики устыдятся.
Но цитата из двенадцатитомника "Великая Отечественная война 1941-1945 годов" показывает, что для его авторов и редакторов будущее, вероятно, уже наступило, и секретный документ с некоторыми подробностями таки найден:

Особенно ожесточенный бой происходил в полосе обороны 316-й стрелковой дивизии И. В. Панфилова и 50-й кавалерийской дивизии. Четыре часа длился бой у разъезда Дубосеково. Герои-панфиловцы остановили 50 вражеских танков, прорвавшихся к Волоколамскому шоссе. Утром 16 ноября по позициям 1077-го стрелкового полка удар нанесла вражеская авиация, после чего противник попытался овладеть позициями полка. Умелыми действиями первые атаки были отражены. Затем враг ввел в бой 20 танков и новую группу пехоты. Гранатами, бутылками с горючей смесью и огнем в упор из противотанковых ружей панфиловцы подбили 14 танков. Остальные были вынуждены отойти.
Не дав передышки нашим бойцам, противник бросил в бой еще 30 боевых машин.
Перевес сил явно был на стороне наступавших. Политрук Клочков обратился к бойцам со знаменитыми ныне словами: «Велика Россия, а отступать некуда, позади Москва!». В жестоком неравном бою один за другим гибли герои. Так, тяжело раненный политрук Василий Клочков со связкой гранат бросился под вражеский танк и уничтожил его.
Бой героев-панфиловцев у разъезда Дубосеково явился образцом стойкости и мужества. Продвижение противника было задержано, что дало возможность другим частям дивизии занять и подготовить новые оборонительные позиции.


Почему фэнтези дороже реальных событий решительно непонятно. Например, отличный результат в бою с немцами в Подмосковье 16 октября 1941 года показали подольские курсанты, подбив 14 немецких танков. Заметьте, не силой воображения Кривицкого, а на самом деле. Фотографий этого события масса, благо немцы тщательно запечатлели свою сожженную колонну:



Отличный эпизод, но в двенадцатитомнике конкретно о нем ничего нет, лишь маленький абзац с общими словами:

В полосе 43-й армии противник продолжал штурм укреплений у сел Ильинское и Детчино, которые прикрывали Малоярославец с запада и юга. Там в течение восьми суток курсанты подольских военных училищ отбивали непрерывные атаки пехоты и танков врага. Немцам удалось окружить подразделения курсантов и части 312-й стрелковой дивизии и захватить Малоярославец. Но курсанты обороняли ильинский и детчинский секторы еще двое суток, пока не получили приказ командарма 43-й армии на отход за р. Нара.

Буйничское поле под Могилевом, 12 июля 1941 года. Немцы несут значительные потери в танках (под 2 десятка по собственным же документам). Бой описан корреспондентом Константином Симоновым, последствия запечатлены фотографом Павлом Трошкиным:



Но в двенадцатитомнике бои под Могилевом обрисованы коротко и без подробностей:

Танкисты Г. Гудериана к 9 июля подошли к Могилеву, а Г. Гота — пробили дорогу на Витебск. Однако оборонявшие Полоцк части и соединения 22-й армии на две недели задержали продвижение немецко-фашистских войск на северном фланге центрального участка советско-германского фронта. С 4 по 21 июля шли бои в предместьях Могилева. Противник бросил на город четыре пехотные дивизии, 3-ю танковую дивизию, часть сил 10-й моторизованной дивизии и дивизии СС «Рейх», а также полк «Великая Германия». 26 июля советские войска вынуждены были оставить город. Но и соединения вермахта понесли значительные потери в живой силе и технике.

Поболово, 6 июля 1941 года. 117-я стрелковая дивизия несет большие потери, но и противнику приходится очень несладко (потери немцев - в районе 2 десятков танков):



В двенадцатитомнике о Поболово ничего нет.

Героической истории об июньском бое КВ под Расейняем тоже нет. Видимо, реальный список уничтоженного славным экипажем: 4 противотанковые пушки, 1 зенитное орудие, 12 грузовиков со снабжением плюс живая сила и существенная задержка продвижения крупных подразделений противника ничто по сравнению с 14 сожженными фантазией танками. Скупые расплывчатые строчки:

Немецким частям пришлось тогда впервые столкнуться с советскими тяжелыми танками КВ и средними танками Т-34. Их огонь и ударная сила поразили врага. Нередко советские танкисты шли на таран. В донесениях германского командования имелись данные о больших потерях в танках и артиллерии от «вражеских монстров». Против них немцами были задействованы даже 88-мм зенитные орудия, стрелявшие прямой наводкой.

Выше те самые примеры, когда: "Бои велись? Велись. Носили они ожесточенный характер? Носили. Героизм наши воины проявляли? Проявляли. И результат был, и танки были." Но за выдумки по-прежнему цепляются, как за последнюю соломинку.

Здравствуйте!
Меня зовут Николай Илиевский.
Это я представлял на Форуме "Армия-2017" фундаментальный многотомный труд "Великая Отечественная война 1941-1945 годов".
С интересом прочитал изложение моего диалога с Денисом (извините, если ошибся с именем, сам он не представился).
Пересказ этот вроде бы и не лжив, но правдивым его тоже не назовешь: что-то передано точно, о чем-то автор решил умолчать, какие-то акценты он сместил. чего-то просто не понял, что-то забыл.
Словом, всё как обычно, когда речь идет о субъективном восприятии конкретного события.
Я тоже мог бы предложить свое видение нашего диалога с соответствующими комментариями, да вот большого смысла в этом не вижу. Слово против слова, восприятие против восприятия - кому это нужно?
Мне искренне жаль, что наш разговор с Денисом получился скомканным, а продолжать его без зрителей он не стал. Наверное, торопился куда-то или увидев, что никто из присутствующих не поддержал его позицию, решил не откладывая дела в долгий ящик, поискать единомышленников на просторах интернета. Да и я виноват, надо было самому его найти, может быть в итоге мы бы лучше поняли друг друга.
Теперь по существу вопроса.
Хорошо известно, что история - наука не самая точная. Описание фактов редко соответствует им полностью. Искажения, более или менее значительные, более или менее сознательные, есть всегда.
Вот, например, мое выступление на Форуме не было лекцией, как выразился Денис. Это была краткая презентация названного выше Труда - так сказать, другой жанр. Но может быть Денис просто не знает, что такое лекция? А может быть ему все равно, какой термин использовать? Это пустячная ситуация, но как иллюстрация к сказанному выше, вполне годится.
Всем нам приходится принимать тот факт, что очевидцы и даже непосредственные участники событий могут ошибаться или лгать.
В отношении панфиловцев Денис считает истинными одни источники и ложными другие. В своей правоте он уверен. А люди с другой позицией - уверены в своей правоте. При этом, монополии на истину нет ни у кого - ни у историков, ни у их критиков.
Я думаю, что Денис искренен в своем желании найти правду. Что касается меня, то я специально не занимался темой панфиловцев и личных (в эгоистическом смысле этого слова) мотивов в этом споре у меня нет. Я тоже за правду, поэтому и сказал Денису, что он ломится в открытую дверь.
Но при этом считаю, что с обвинениями в адрес тех, кто не торопится отказываться от устоявшихся интерпретаций тех или иных событий, горячиться не надо.
Нежелание многих историков (да и не историков) подвергать ревизии некоторые, утвердившиеся в общественном сознании ЧАСТНЫЕ события (особенно связанные с подвигами людей, которых уже давно нет на этом свете), объясняется комплексно:
- они не противоречат исторической правде в целом (да-да, это из серии "были бои под Волоколамском, были подвиги наших воинов, были герои-панфиловцы");
- ревизионистские аргументы сами вовсе не безупречны с точки зрения их достоверности;
- есть страх невольно оскорбить память павших (конкретных людей) и причинить боль их близким;
- есть опасность того, что такая ревизия, мало что дав положительного, нанесет вред и пр.
Если Денис возьмет на себя труд системно, аргументированно (например, в виде полноценной статьи в СМИ) изложить свою позицию, то появится почва для более предметного разговора со специалистами по этой проблеме.


?

Log in

No account? Create an account