Previous Entry Share Next Entry
Щеневмерлые онолитеги и Батька - 2 ))))))
turan01

2. Национальные символы. То, что Лукашенко фактически запретил своим референдумом 1995 года сегодня «выходит из подполья» и даже становится официально признанной ценностью государства.


  • За майку с гербом «Пагоня» в 2010 году можно было сесть на сутки. Сегодня это «историческая ценность Беларуского народа» и официальный герб Витебской области.


  • Бело-красно-белый флаг представлялся официальной пропагандой как флаг «оппозиции», запятнавший себя использованием колаборантами во время войны. Месяц назад на государственном телевидении выходит передача о флаге и оккупации где лейтмотивом идёт тезис «флаг использовали беларусы, а немцы лишь разрешили это после 1943 надеясь получить поддержку населения». На политическом ток-шоу ведущий заявляет, что «оба флага – наша гордость, наша история, наше достояние». В стране проводятся пикеты по сбору подписей за придание национальному флагу статуса «культурной ценности». Пикеты без официального разрешения (уже статья КоАП) и под «незарегистрированной символикой» (ещё одна статья КоАП). Пикеты проходят и 10 тыс. подписей отправляются в Минкульт. А оттуда в АН Беларуси с просьбой чиновников «дать историческое обоснование».


  • Сам флаг достаточно активно используется в среде болельщиков. Более того, национальная сборная по футболу проводит ребрендинг получая название «Белыя крылы» — от «Зямлі пад белымі крыламі» одного из культовых писателей 20 века В. Караткевича. Промо-ролик демонстрирует на футболках бело-красно-белые сочетания, которые лишь в конце становятся орнаментом.


  • Вышиванка. В Беларуси день вышиванки становится государственным (!) праздником. С парадами, показами и массовым использованием национального орнамента в национальных цветах для оформления улиц, домов, отдельных изделий и даже спортивной формы. При этом «день вышиванки» проводит БРСМ — молодёжная провластная организация, которая немногим ранее была проводником идеологии «советских беларусов» среди подрастающего поколения.


3. Беларуский язык и культура. Наиболее интересный подход. В языковом вопросе власть занимает на первый взгляд достаточно пассивную позицию. Резкой и мощной рекламной кампании или принуждения нет. С другой стороны заметны несколько характерных черт:


  • Беларуский язык и беларускость в тех сферах, где есть запрос общества как правило проходят и внедряются. Если три года назад жалобы по «языковому вопросу» оставались без движения, то сегодня реакция властей обязательна. Как минимум информирование.


  • В массовом использовании на сегодня беларуский язык стараются использовать в привязке к успеху. По беларуски рекламируется успешный бизнес (это уже правило хорошего тона), даётся социальная реклама «на позитиве» а так же проводится брендинг ряда государственных учреждений и спортивных организаций. При этом очень чётко придерживаются одного правила: не связывать беларускость со структурами, событиями и фактами, имеющими негативную «историю». Например, недавно созданный Следственный Комитет Республики Беларусь имеет беларускоязычный промо-ролик. А вот «имеющий давнюю историю» КГБ пока таким не обзавёлся. Что вполне логично.

  • Сигнал исполнительной вертикали в виде прохода в парламент заместителя руководителя «Таварыства беларускай мовы» можно трактовать как намёк о серьёзности языковой политики.

4. Пантеон героев. Очень важный момент, поскольку он формирует у общества набор «матриц поведения», на которые необходимо ориентироваться. Тут изменения более глобальны:


  • В Беларуси активно ставят памятники историческим деятелям периода ВКЛ и раньше. Восстанавливают замки (есть государственная программа) и усадьбы магнатов. Ключевой подход — что человек сделал полезного данной территории сам, без «участия» Москвы.


  • Театральные действа и постановки для масс — минская Ратуша (кстати, восстановленная недавно) стала местом проведения концертов классической, джазовой музыки и исторических постановок.


  • Работа музеев с «полным погружением» когда посетителей, например, наряжают в костюмы определённой эпохи. Как экспозиция в Могилёвской ратуше — музее самоуправления. Где среди прочего рассказывают о событиях 1661 года, когда жители города вырезали семитысячный российский оккупационный гарнизон.


  • Отношение к историческим деятелям. Украинцы спорят о классиках с русскими — чей Гоголь, Шевченко. В Беларуси подход проще: Достоевский принадлежит России, Дзержинский тоже. А вот Мицкевич, Домейко, Огинские, Костюшко — Беларуси. Спор за культурное наследие, если можно так сказать, обращён на Запад.


  • Новые лица или «герои нашего времени» — люди успешные сегодня. Это спортсмены, бизнесмены, деятели культуры. Большинство из таковых высказывалось за последние 2 года о ценности беларуской культуры и языка. При этом так называемая «поп-культура» или «звёзды однодневки» остаются российскому полю.


Результат уже заметен и он достаточно парадоксален. Мой знакомый журналист недавно поделился наблюдением: в регионах страны услышав его беларуский люди спрашивали «а вы мусіць з Мінску». Беларускость стала признаком столицы, элиты, а не деревни как это было во времена СССР.

5. Размытие культурного фона. Беларуси критически не хватает своего развлекательного контента – сериалов, шоу и т. д. Лукашенко недвусмысленно высказывался на этот счёт и требовал создать: «Нам нужны высокого уровня книги, живопись, спектакли, кинофильмы, где была бы талантливо показана жизнь нашего молодого суверенного государства». Пр этом активно прорабатывается вопрос разбавления российского продукта продуктом других стран.


  • В частности с Украиной была достигнута договорённость о создании совместного канала. Но украинцы думали просто транслировать «новости» — организовать что-то вроде иновещания. Беларуси нужно другое — аналог «Плюсов» или СТБ с их шоу. Увы, но украинская сторона, которой поручили работать над каналом не имеет ни полномочий ни желания обсуждать такие решения.


  • С Польшей ведётся работа по допуску в кабельные сети польского канала. Варшава со своей стороны ограничивает финансирование телевидения «Белсат» – оппозиционного Лукашенко ресурса, распространяющего сигнал через спутник и интернет.


  • Ведётся работа по покупке прав на адаптацию шоу от телеканалов соседних государств и США. Однако в этом вопросе ключевая проблема – финансовая – Беларусь не имеет больших бюджетов.


6. Дискредитация оппонента. Наиболее интересный момент, где совпадают посылы негосударственных и государственных СМИ. В частности в криминальной хронике или информации об глупых (зачастую и трагических) и диких с точки зрения беларуса инцидентах всячески подчёркивается национальная либо религиозная принадлежность. Вот лишь несколько примеров:


  • В Беларуси арестовали священника РПЦ, который ранее был активистом РНЕ. Государственные каналы избегали называть его гражданином страны, всячески подчёркивая что речь идёт о «батюшке», который трепетно относится к фашистской свастике.


  • В начале 2016 года заурядное правонарушение вынесло на уровень интервью национальным каналам обычного инспектора ДПС. Причина в том, что он остановил гражданина РФ на «подпитии». А этот гражданин оказался ещё и священником РПЦ. Пытался угрожать беларускому милиционеру.


  • Любая криминальная хроника, если там фигурирует гражданин из РФ отдельно подчёркивает национальность нарушителя.


  • Отдельной строкой идут материалы про курьёзы и происшествия на необъятных просторах России. Начиная от еды с лопат, провалившейся канализации в Выборге и заканчивая отравлениями настойкой боярышника. Такую «перчинку» любят подкинуть в материалы как оппозиционные так и государственные СМИ – редкое единство мнений.


Подобная политика уже даёт свои плоды. Например последние аресты авторов Регнум.ру в Беларуси прошли при практически полном единодушии сторонников и противников Лукашенко. При этом задержанный ФСБ РФ и переданный в Беларусь редактор «националистического» ресурса 1863x.com Эдуард Пальчис был формально осуждён. Но ровно на тот срок, который он провёл в СИЗО (вначале в России а потом в Беларуси пока длился суд).

Процесс идёт и достаточно успешно, но поводов трубить «победа» пока не вижу.

Границы мягкой беларусизации

К этому моменту, думаю, что многие читатели из Беларуси будут возмущены. Мол имеем «определённые подвижки» в деле беларусизации, но режим не меняется. Согласен на 100% и завышенные ожидания – ключевая ошибка оппонентов Лукашенко.

Режим проводит формирование идентичности, а не беларусизацию в представлении национально-ориентированной демократической интеллигенции. Эти два процесса, как говорят в Одессе, таки две большие разницы. Никто во властных кабинетах не связывает «умеренный национализм» режима с демократией. Скорее наоборот — это способ удержания власти. А примеров авторитаризма, щедро замешанного на национальной идее в недавней истории (и современности) хоть отбавляй – вопрос лишь в выборе пропорции «национальных добавок» для удержания власти.

Второе основание для тревоги – единый инициатор процессов «в комплексе». Информационная операция инициирована и в значительной мере проводится окружением Лукашенко. И нет никакой гарантии, что через 2-3 года новые «маркеры» не покажутся более выгодными. С этим придёт и коррекция политики.

И, наконец, фазы стратегических операций. Самая опасная, период наибольшей неустойчивости, надо отдать должное уже пройдена. РФ со своей котрагитацией «проспала вспышку». Процесс, проводимый в Беларуси даёт неплохие результаты, но, увы, требует много времени. При этом его ход чувствителен к резким атакам на информационном поле (тактическим операциям) – например, нападки по одному спорному тезису (введённому относительно недавно) с переносом атаки на личность либо структуру. Могут быть атаки и с «другой стороны» — якобы за излишнюю медлительность и мягкость подхода. Суть не важна — важен результат – ослабление позиций власти или популярности инструментов донесения информации.

В Беларуси это видят и пытаются резко реагировать на подобные проявления, заодно создавая (впервые за последние годы) тезис об «опасности государственности, исходящей от отдельных лиц в России». Это, кстати, не только возможно на теперешнем этапе, но и даёт дополнительные козыри при кадровой и информационной работе.

Тем не менее, подчеркну ещё раз — беларуское общество в массе своей пока остаётся в российском информационном поле, резкий выход из которого в бесконфронтационном режиме невозможен. Россия заинтересована усилить влияние в Беларуси и имеет финансовый ресурс для своих медиа и методов донесения информации. А значит ближайший год (как минимум) пройдёт под знаком информационной войны за умы беларусов в которой обе стороны формально будут признаваться в «братских чувствах один к одному».


?

Log in

No account? Create an account