Previous Entry Share Next Entry
ТроКцисты и СталЕн-2 :)
turan01

окончание


Разбирая в свое время этот вопрос, историк Вадим Роговин обратил внимание на то, что сталинские «разъяснения» давались от имени ЦК, 80 процентов которого к тому времени испытали на себе этот «совершенно правильный метод». Более того, Роговин напоминает, что «разъяснение» представляло собой беззастенчивую ложь. Как явствует из объяснений Молотова и Кагановича на июньском пленуме ЦК 1957 года, директива о применении пыток была подписана Сталиным и узким кругом его приспешников, по-видимому, даже без участия и ведома остальных членов и кандидатов в члены Политбюро, не говоря уже о ЦК союзных республик. Таким образом, рассуждения Пыхалова по поводу разрешительных документов ЦК ВКП (б) не могут быть приняты в качестве убедительного контраргумента.

Не убеждают Пыхалов и два других документа. Один из них – записка Вышинского Сталину, в которой он просит ознакомить с содержанием шифротелеграммы работников центрального аппарата прокуратуры СССР (26 января 1939 год). Здесь недоверие у Пыхалова вызывает то, что в записке «нет ни слова о содержании самой телеграммы»! По этой же причине разоблачитель не верит и второму документу за авторством самого Сталина, в котором тот велит секретарям местных обкомов, крайкомов и ЦК нацкомпартий ознакомить местных прокурорских работников с содержанием шифротелеграммы (27 января 1939 год).

Опять таки ничего, кроме смеха, эти «доводы» вызывать не могут. Если использовать такой метод проверки подлинности, окажется, что 99 процентов всех серьезных нормативных актов – такие же «подделки». Откройте какое-нибудь постановление президента России и вы найдете там массу отсылок к законам, положениям, актам, причем все они не цитируются. Разве можно из этого делать вывод, будто все этих документов нет? Кроме того, зачем Вышинскому в записке, адресованной Сталину, рассказывать тому о содержании шифротелеграммы, которую Сталин же и написал?

Отдельно стоит разобрать и замечание Пыхалова о буржуазных разведках, упомянутых Сталиным, которые будто бы все (!) используют методы физического воздействия.

«Однако никаких официальных письменных разрешений на подобные меры, да ещё и подписанных первыми лицами страны, при этом не требуют. Зато скомпрометировать такая вот телеграмма, да ещё и разосланная по всем обкомам, может запросто. Создаётся впечатление, будто Сталин решил заранее облегчить жизнь будущим десталинизаторам, дав им повод вдоволь позавывать о зверствах «кровавого тоталитарного режима».

Письменных разрешений силовики действительно не требуют, так как пытка практически повсеместно признана незаконной. Сталинское же распоряжение фактически выводило чекистов, применявших пытки, из-под уголовной ответственности и легализовывало страшные истязания. Современным же органам, ведущим следствие, такое распоряжение и не нужно, поскольку в большинстве стран мира не массово не уничтожаются невиновные. Там же, где такое имеет место, власть предпочитает все скрывать. Кто знает, какие шифротелеграммы всплывут, когда завтра рухнут режимы, утвердившиеся в КНДР или в Иране.

Увы, ни Мультатули, ни Пыхалов не осчастливили нас опровержением еще одного доказательства подлинности телеграммы. Я имею ввиду докладную записку Сталину, которую написал в 1947 году министр госбезопасности Абакумов. Ее полный текст публиковался в 1994 году в 6 номере журнала «Источник». В сети его найти несложно. Нас же интересует выдержка из этого документа следующего содержания:

«В отношении изобличенных следствием шпионов, диверсантов, террористов и других активных врагов советского народа, которые нагло отказываются выдать своих сообщников и не дают показаний о своей преступной деятельности, органы МГБ в соответствием ЦК ВКП(б) от 10 января 1939 года применяют меры физического воздействия».

Как понимать этот документ, если никакой шифротелеграммы не было? Должно быть, Абакумов, будучи расстрелянным в 1954 году, после этого вступил в сговор с Хрущевым и состряпал эту подделку, вернувшись в 1947 год. Смех смехом, но именно фальшивкой считает этот документ «эксперт» Елена Прудникова, для которой достаточным доказательством является слово «нагло», употребленное Абакумовым. Дескать, в серьезных документах НКВД и МГБ таких эмоциональны оценок никогда не давалось. А если так, то, стало быть, письмо Абакумова – подделка. Вот так просто она разделывается с важнейшим историческим документом. Увы, невежество порой выделывает и не такие кульбиты.

Если бы Прудникова уделяла меньше внимания риторике, а больше фактам, то знала бы, что в те времена не стеснялись в выражениях даже на самом высоком уровне. Глава НКВД Ежов в речи от 3 марта 1937 года сыпал такими перлами, как «чепуху порол», «вышибить из аппарата», «феодальный князек», «а я еще сдуру», «воняет войной» и так далее. Вышинский (генеральный прокурор СССР!) в своих филиппиках характеризовал подсудимых «вонючей падалью», «жалкими подонками» и «проклятыми гадинами». Каганович – мягко говоря, не последний человек в государстве – на предсмертном заявлении Ионы Якира поставит такую резолюцию: «Мерзавцу, сволочи и бл*ди одна кара – смертная казнь». Ну и, наконец, Сталин в своем бессмертном «Кратком курсе» поведал читателям о политических противниках (троцкистах, бухаринцах и зиновьевцах), обозначив оных «белогвардейскими пигмеями», «ничтожными козявками», «подонками» и «прихвостнями буржуазных разведок» и «лакеями фашизма». Какие уж тут недопустимые слова. Другая эпоха, другая риторика.

На этом пока все.


  1. В последнее время сталинисты распространяют версию, будто бы некий исследователь Свен-Эрик Хольмстрем разобрался в этом казусе с отелем «Бристоль» и выяснил, что Троцкий якобы лгал, а советское обвинение говорило правду. К сожалению, мне пока не удалось найти никакой серьезной информации об этом «исследовании» и о том, как на него отреагировали историки.  Есть, однако, информация, что Хольмстрем комплиментарно отзывался о работе такого исторического фрика, как Гровер Ферр, что, в свою очередь, не позволяет нам серьезно относиться к историческим познаниям самого Хольмстрема.



?

Log in

No account? Create an account