Previous Entry Share Next Entry
как метафора пожирает реальность
turan01
Оригинал взят у red_atomic_tank в как метафора пожирает реальность
А ведь предупреждали... с 2013-го предупреждали...
_____________________________________________________

Оригинал взят у labas в метафора пожирает реальность или двадцать девять панфиловцев

Прочитав на днях что
Первый заместитель министра культуры Владимир Аристархов заявил RT, что публикацию Государственным архивом копии доклада главного военного прокурора Николая Афанасьева «О 28 панфиловцах» можно расценивать как «антироссийскую провокацию».
«Надо отличать боевое донесение от отчёта корреспондента. Последний имеет право на вольное описание того, что он видел», — заявил RT Аристархов.
Замминистра также отметил, что отсутствие буквальной точности не отменяет самого подвига людей.
«Я это расцениваю как антироссийскую провокацию. Оспорить по формальным предлогам нашу победу — это преступно. И не надо путать формальную неточность и наличие подвига как такового. А тут люди пытаются оспорить сам подвиг», — сказал Аристархов.

я хотел всего лишь указать, что предвидел подобное развитие событий: Если архивисты должны будут задумываться, а не будет ли воспринято рассекречивание такого-то документа как "отрицание преступлений нацизма", то результат может оказаться немного предсказуем
и добавить, что министерство культуры (в том числе благодаря собственному информационному шуму, см. "конченые мрази" и пр.) так глубоко завязло у разъезда Дубосеково, что поневоле вынуждено воспринимать само себя как двадцать восемь панфиловцев, сражающихся посредством твиттера и "Российской газеты" с огромными и ужасными танками информационной войны.
Но не успел я эту (банальную, признаюсь) мысль записать, как метафора пожрала реальность, и министра Мединского признали почетным панфиловцем.

С точки зрения историка, разумеется, наиболее интересно то, как конструируются линии обороны современных 29 панфиловцев и их адептов на оси от реальности до полного эскапизма (то есть конструирования собственной реальности).
Первая линия обороны — попытка отыскать в имеющихся боевых документах хоть какие-то следы боя 4 роты с танками противника. Для этого из KTB 2 танковой дивизии вермахта выдергивается строчка о том, что в 13.30 одна из немецких боевых групп вела бой с противником, "который упорно обороняется на лесных опушках южнее шоссе", и эта строчка силой воли привязывается к 4 роте. Неудобные факты — то, что немецкие боевые группы 16.11 достигли намеченных в задании на день целей, то, что в том же KTB речь идет о "невысокой боевой морали" советских войск, что косвенно подтверждается в политдонесении 316 сд от 17.11.1941: "1075 СП в борьбе против [50-60] танков имел 2 взвода П.Т.Р. и одну противотанковую пушку. Эффективность действия П.Т.Р. против тяжелых танков пр-ка невысокая, потому что задержать движение танков пр-ка не удалось... Люди отходили организованно, а отдельные группы, пытавшиеся уйти подальше в тыл, были задержаны заградотрядом и направлены в свои части для занятия обороны" — игнорируются.

Вторая линия обороны — попытка сместить фокус: героически сражались не "28 панфиловцев", а вся 4 рота, весь 2 батальон и весь 1075 стрелковый полк. С этой точки зрения совершенно непонятны процитированные выше слова заместителя политрука тов. Аристархова, ведь именно это и отмечается командиром 1075 сп Капровым в расследовании Военной Прокуратуры: "Никакого боя 28 панфиловцев с немецкими танками у разъезда Дубосеково 16 ноября 1941 г. не было — это сплошной вымысел. В этот день у разъезда Дубосеково в составе 2-го батальона с немецкими танками дралась 4-я рота, и действительно дралась геройски. Из роты погибло свыше 100 человек, а не 28..." Здесь уже проявляется свойственное эскапистским построениям противоречие: с одной стороны, говорится "28 их было или больше — не имеет никакого значения", с другой стороны, публикация документа о том, что панфиловцев погибло больше ста, называется "антироссийской провокацией".
Что же касается фактологии, то несмотря на то, что 1075 сп сражался геройски, противостоять немецкому наступлению он не смог, немецкие боевые группы — повторюсь — своих целей 16.11. достигли. Резонный вопрос: не стоит ли оглядеться в поисках более удачных примеров оборонительных действий (коих тысячи).

Третья линия обороны — попытка выстраивания собственной версии истории. По аргументации она практически повторяет вторую, но эскапизма в ней больше, потому что она не предполагает диалога. Аргументативная часть тут примерно такова: у меня в руках громкоговоритель (публикация в правительственном издании), значит я прав. Поэтому с помощью творческого осмысления удобных и игнорирования неудобных фактов создается условно непротиворечивая картина. Это общий modus operandi, он же использовался и в случае с Маннергеймом. Если будет нужда, то и легенда о бое на острове Рюген будет запакована в тот же формат: раз о нем написано в книге "Война. Мифы СССР. 1939-1945", то он и является исторической правдой (соотв. премию следует вручить Д.Фосту). Здесь проблема в том, что министр культуры воспринимает историю не как науку, а как обширное поле для пиар-деятельности, о чем неоднократно сообщал. Поэтому всё логично: историк, публично признающий собственную ошибку, заслуживает уважения; пиарщик, публично признающий собственную ошибку, заслуживает увольнения.

Четвертая линия обороны примерно такова: "Война была, немцы под Москвой были, дивизия Памфилова [так в оригинале] с ними героически сражалась. Враг был разгромлен. Вроде все сходится". Подход, широко известный по сентенции "В главном он прав".
"— Внучек, кто победил в Великой Отечественной?
— Наши, деда, со счетом 2:1
"
Понятно, что такая аргументация делает невозможной любую конкретную критику исторических построений, всё определяется линией партии: Мединский за наших, а значит хорош; Виктор Суворов против наших, а значит плох.

Ну и, наконец, пятая линия обороны: "кому вообще нужна ваша историческая правда" и пр., т.е. практически полный эскапизм. Единственное, что меня удивляет, что представителям этой точки зрения никак не удается надежно окуклиться в своем уютном мирке, реальность их раз за разом достает, вынуждает вылезать наружу, воображать себя секретарем ЦК по идеологии и убежденно вещать, что "народу нужны мифы". Хотел бы заметить, что это совершенно лишнее. Если в вашем идеальном мире, где народ ходит строем, потребляет мифы и благоденствует, всё прекрасно, то наш, скособоченный и неустроенный, вы можете с полным основанием игнорировать.

Возвращаясь же к изначальной метафоре, добавлю, что с хищными метафорами шутки плохи. Я бы в министерстве культуры всерьез задумался, не сидит ли за каким высоким столом будущий Добробабин, и как избежать того, что прокуратура через пару лет сызнова проявит интерес к 29 панфиловцам.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------
Я реально поднапрягся, когда увидел людей с тем, что психологи называют реакцией отрицания, вымещения, и пр.

- Зачем брать за основу фильма давно разоблаченный миф?
- Это не миф! Бой был! Вторая Мировая Была!
- Не было такого боя. Вот письмо Гундиловича\смерть Натарова за два дня до, донесение о бое полка. etc.
- Кино это обобщенный образ! Художник имеет право на вымысел!
- Так а зачем в этот обобщенный образ втыкать конкретного предателя?
- Мы не имеем права выбрасывать из истории факты!
- То есть когда речь о реальных героях, художник имеет право на вымысел? А как речь о предателе и полицае - художник права не имеет?
- А... А-аа! Ты предатель! Наймит Вашингтонского обкома! Сколько тебе платят, чтоб опорочить Народный Фильм, гнида белоленточная?!


Не шучу. Это реальные диалоги, которые повторялись раз за разом со зловещей неумолимостью, когда вывесил рецензию на фильм. У людей в головах полная шизофрения, и полностью взаимоисключающие установки. Печально.

?

Log in

No account? Create an account