Previous Entry Share Next Entry
(no subject)
turan01

Иона Андронов: «Это я спас Южные Курилы для России»

Сергей Шаргунов беседует с известным журналистом, в прошлом — депутатом Верховного Совета России Ионой Андроновым  

(...)
С.Ш.: Предчувствовали ли вы ту развязку, которая возникнет, когда окажется так, что ваш Парламент обнесут колючей проволокой, потом будут палить из танков и пушек? Это было предсказуемо? Всё шло к этому? И что послужило реальной причиной того поворота?

И.А.: Причина была одна. Борис Николаевич Ельцин всегда стремился к абсолютной власти. Мы его избрали Председателем Верховного Совета. На этом началась его карьера уже российского вождя. Мы избрали его после трёх туров голосования, когда он не мог набрать нужного количества голосов. Наконец, он набрал на пять голосов больше остальных претендентов: от компартии, в основном. Но как только он стал Председателем, сразу стал готовиться, это он откровенно мне говорил, к выборам в Президенты. И он прямо говорил, подвыпивши: «Мне после этого Верховный Совет не указ, я буду Президентом». А стал Президентом — ему Верховный Совет и Парламент мешали. Вот и всё. Ведь это был настоящий Парламент. Съезд народных депутатов имел право двумя третями голосов объявить импичмент Президенту. Президент по той Конституции, которая тогда была Российской, не имел права разогнать Парламент. Я помню, присутствовал при этом, когда он клал руку на Конституцию и клялся её соблюдать и служить народу. Конечно, сразу, первоначально я не предвидел всего этого. Но постепенно, особенно, так как я занимался внешней политикой, я сначала был заместителем председателя Комитета по международным делам, а потом уже на последнем «предсмертном» десятом съезде был избран председателем Комитета.

Но когда к Ельцину сбежались почти все главы комитетов, то они получили сразу 2 млн. рублей наличными, возможность приватизировать служебную квартиру в Крылатском, прекрасные, огромные квартиры, должность в администрации президента или в правительстве в ранге или замминистра или министра. Это — председателям комитетов…

С.Ш.: Хочу вас спросить как международника о роли Запада и Соединенных Штатов Америки в подготовке указа Ельцина № 1400.

И.А.: Сергей Александрович, это нужно, опять же все-таки, чтобы убедительно документально, фактически рассказывать, как Президент Клинтон и его окружение участвовали в подготовке государственного переворота, устроенного Ельциным. Они участвовали в этом. У меня в мемуарах это просто документально все, со ссылкой на документы американские, описано. Туда специально ездил тогдашний министр иностранных дел Козырев, совершенно, ну, американский агент влияния, я не знаю, как еще назвать. Жену вообще устроил преподавателем, хотя она ни черта в этом не разбиралась, в Джорджтаунском университете в Вашингтоне. После уже, когда его сняли, он сейчас в Совете директоров был крупнейшего американского какого-то фармацевтического концерна. Человек ездил туда и прямо договаривался с Клинтоном, с его Государственным секретарем: когда, что конкретно будет делать Ельцин. В этом участвовал заместитель Государственного секретаря, Талбот, друг Клинтона еще со студенческих лет, специалист по России, со знанием русского языка и так далее. У меня стоят его мемуары, которые называются «Russian hand», наши дураки перевели как «Рука России», а «Russian hand» это означает «Специалист по России».

С.Ш.: Вы блестяще знаете английский язык, и не только, кстати.

И.А.: Кто, я?

С.Ш.: Да.

И.А.: Ну, я не скажу, что уж так… Но разговорный, письменный… Нет, я в литературном отношении не могу этого сказать. Но то, что нужно было мне, корреспонденту, у меня, все-таки, основные языки — урду и хинди.

С.Ш.: Но вернемся к 93-му году. Значит, получается западная демократия, прежде всего, США, не только одобрили происходившее, но и благословили, подготавливали…

И.А.: Участвовали детально в разработке, какой штурм будет. Убивать всех сразу, вырываться или поэтажно занимать Белый Дом и убивать не всех, — даже вот такие детали. У меня в мемуарах есть ссылки на закрытые американские документы, которые удалось от моих американских друзей получить. Ельцин делал все, как они хотят.

С.Ш.: Правильно ли я понимаю, что одной из причин поддержки американцами произошедшего было то, что Парламент выступал против шоковой терапии, против начинавшейся приватизации. А если смотреть на международную политику в защиту соотечественников, живущих в Крыму, тех же рижских омоновцев, русских жителей Прибалтики, наконец, тему Курил… Ведь это вы подняли в Верховном Совете секретные документы и рассказали о том, что острова готовятся к передаче Японии?

И.А.: Да, да, да. Ну, вот еще один из тех эпизодов, когда я вошел в прямое противоборство с кликой Бориса Николаевича Ельцина. Эта клика была довольно мощная, не он, они, кстати, больше его подзуживали. Ну, он, конечно, тоже сам хорош. Но основную, первую роль играл Бурбулис, это тогдашний Государственный секретарь, ближайший к Ельцину политический советник, помощник, как угодно, Полторанин, вице-премьер, министр печати. Козырев, этот вообще, так сказать, готов был все отдать, что американцам, что японцам. Очень большую роль в подготовке документов о передаче Южных Курил японцам играл Кунадзе. Козырев сделал его первым заместителем министра иностранных дел. Японовед, который до этого стажировался как историк в Японии и тогда уже начал консультировать японцев, как заполучить Южные Курилы, а стал и заместителем министра иностранных дел по кадрам. Он вышибал всех патриотически настроенных дипломатов, которых Козырев называл красно-коричневыми ублюдками. Ну, вот такая была ситуация. И мой — непосредственный начальник, Владимир Лукин. Я был замом, он — председателем Комитета. Горбачев начал эту тенденцию о передаче и отправился в Японию, первый подписал с японцами декларацию, где признал Южные Курилы спорной территорией — наши острова спорной… И я тогда уже выступал против этого. А здесь я получил доступ к состряпанной этими, кого я перечислил, закрытому секретному меморандуму о поэтапной в течение 92-го года передаче японцам Южных Курил за подписью министра иностранных дел Козырева, председателя Комитета по международным делам Верховного Совета Лукина.

С.Ш.:Так, получается, лично вы, Иона Ионович, сорвали этот план?

И.А.: Да, они же грозили расправой со мной судебной за разоблачение…

С.Ш.: Разглашение секретных документов?

И.А.: Разглашение государственных секретов, да.

С.Ш.: То есть вы вышли на трибуну Съезда, на трибуну Верховного Совета и рассказали, что готовится передача российской территории?..

И.А.: Я сделал большее: я составил открытое письмо Президенту России Б. Н. Ельцину за подписью 52 депутатов Верховного Совета. Я обходил на заседаниях Верховного Совета моих коллег, давал им прочитать. И я это открытое письмо 52 депутатов Верховного Совета официально направил Президенту Ельцину. Официально, я имел право на это по моему статусу тогда. Я отправил это письмо и передал его в прессу. Его опубликовали в газете «Советская Россия». И тогда Кунадзе написал письмо Хасбулатову, оно в моих мемуарах приводится. Секретное, опять секретное: требуют расправы со мной. Ничего у них, конечно, не получилось.

С.Ш.: А Верховный Совет мог победить в тех условиях, когда силы были столь не равны?

И.А.: Если бы были другие вожди — может быть. Но при тех вождях, которые у нас были, мы были, в общем-то, обречены.  (...)

https://www.youtube.com/watch?v=Lgql17xLnI4
Иона Андронов: «Это я спас Южные Курилы для России»


?

Log in

No account? Create an account