turan01 (turan01) wrote,
turan01
turan01

к вопросу о персонажах

Оригинал взят у red_atomic_tank в к вопросу о персонажах

Хотя я и зарекался писать о шальопских понифиловцах, однако пожалуй упомяну их еще раз, в контексте чисто профессионального вопроса.
Помимо прочего сия фильма показала один очень интересный момент - широкие народные массы (не все, но очень многие) в принципе не понимают, что такое персонаж, для чего он нужен и как с ним работать.

А что там ещё нужно - в фильме о панфиловцах? Кто они такие - мы кагбэ знаем и так, сюжет задан заранее.
...
Надо бы намекнуть Шальопе доснять ещё 28 минут, где в подробностях будет показано, как бойцы срут, ссут, чешут блох, пристают к бабам и страдают от окопной болезни. Очевидно, быть может тогда Драбкин и Макаров начнут пищать от удовольствия.
...
Странные люди предпочитают эпизоды в бане хорошо поставленной боевке.
...
Крутость команды создателей именно в том, что они сознательно отказались от стандартных эмоциональных крючков, которые крепко цепляют зрителя.


И так далее...
Далее будет скучно, импровизированно и достаточно многословно, так что вы предупреждены :-))

Что мы здесь видим? Мы видим категорическое, агрессивное непонимание азов работы с сюжетом и персонажами, где раскрытие редуцируется до "ссут и срут". Об этом я уже частично писал, сейчас немного разовью тему.
Надо понимать, что любое произведение совершенно эфемерно. Оно рассказывает о том, чего НЕ существует и никогда не существовало, будь то буквы на белом поле или некие визуальные образы. Как же нам вовлечь потребителя (в хорошем смысле слова) в процесс? Как сделать для него описание - былью? Рецепт только один - заставить смотрителя сопереживать происходящему, наполнить голые символы жизнью. Показать живых людей (ну, или не-людей), в которых зритель увидит живое, настоящее начало, соотнесет с собственным опытом, признает для самого себя живым и настоящим то, чего никогда не было.
Классический прием, простой в описании и крайне тяжелый в практическом применении - дать персонажам предысторию и определить индивидуальные черты для каждого. Максимально приблизить каждую придуманную фигуру к живому образу, чтобы читатель/зритель поверил - да, он живой. Совсем живой и настоящий. Как это достигается? Правильным смешением нарратива, то есть внешнего описания, и введением в действо мелких нюансов - действия персонажа, его речь, бытовые мелочи и проч. Причем не просто так, а с точным соответствию рисуемому образу (уже говорил - мысли, речь, действия в одном ключе). Причем не обязательно заплетать сложные нити, зачастую достаточно лишь пары ненавязчивых штрихов - и описываемый персонаж точно ("как родной") укладывается в ожидаемый зрителем образ.
Повторюсь - это трудно. Трудно в том числе и потому, что показателем качества тяжелой работы представляется как раз внешнее отсутствие видимого результата. Вы просто видите людей - и вопринимаете их как живых. Начинаете сопереживать им, беспокоиться об их судьбе, огорчаться их бедам и невзгодам, радоваться успехам и победам.
Как это делается правильно - я уже указывал в отзыве о фильме на примерах из классики и новодела. В литературе можно обратиться к "Илье Муромцу" Кошкина. У каждого богатыря своя история, причем далеко не всегда она сусальна и приглядна (точнее она как правило обыденна, а то и просто некрасива, например прошлое Поповича или настоящее Добрыни, впрочем и сам Илья периодически устраивает некузявые перфомансы). Именно это делает их живыми. И когда в финале Алеша Попович бросается на копья, открывая путь старшему товарищу - гибнет не просто абстрактный положительный персонаж, но человек, который совершил много хорошего, однако предал названного брата, покусившись на его жену, но вернулся к достойным людям, искупив страшный грех.
А вот пример впиющей неграмотности я уже приводил ранее и приведу еще раз - Павличенко из "Битвы за Севастополь", убивающая ножом сковородку.

Хуже всего в понифиловцах шальопы (оценивая фильм строго как художественное произведение, без стремной предыстории) то, что это кено нарушает основы хорошего произведения - в нем нет персонажей. В нем нет живых людей, чья индивидуальность раскрывается множеством малых и на первый взгляд незаметных штрихов. Ни одной фигуры, которая вышла бы за рамки единственной функции - в опреленный момент хронометража красиво погибнуть, символизируя. И неважно, было так задумано с самого начала или получилось само собой, в силу непрофессионализма создателей - это объективный факт.
Более того, часть зрителей вообще оценила катастрофический баг как достоинство и оригинальную фишку. Это грустно. И это огорчает меня более всего.
Однако по большому счету означенная проблема - лишь симптом общей хвори.
Все эти Штрафбаты, Цытадели, телевизионщики и прочие осваиватели бюджетов за четверть века сделали по-настоящему гнусную и отвратительную вещь - они приучили массового зрителя радоваться не объективным достоинствам произведения, а просто отсутствию воплощенной мерзости. Фильм считается очень хорошим не потому, что он грамотно и профессионально сделан, а уже в силу того, что он по крайней мере не оскорбляет смотрящего.
Tags: Россия, дрочеры, история, кино, конспирология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments