turan01 (turan01) wrote,
turan01
turan01

«Mission impossible», необходимое отступление

Оригинал взят у george_rooke в «Mission impossible», необходимое отступление

Военный коммунизм, французский вариант.

Первый снег выпал в ноябре и укрыл озимые от колебаний температуры. До января 1710 года все было более-менее нормально, температура -6 градусов, и снежок. 6 января она понизилась сначала до -10, а потом и до -20 градусов. Такая температура держалась почти месяц, но снег спасал. Однако в начале февраля – недельная оттепель – до +6 градусов. Все начало таять, поля превратились в болота. И далее – резко – температура опускается до -20-ти! И стоит месяц! Причем это не только в Париже и Нормандии с Пикардией. В Бордо температура застыла на отметке -18 градусов на полтора месяца!

Земля промерзла на метр глубины. Крякнули яблони, сливовые оливковые деревья. Виноградная лоза приказала долго жить. Начался массовый падеж скота. Люди замерзали целыми селеньями. Потом оттепель до +15, и поля утонули в воде. Урожай погиб примерно на 60-70%.

Еще зимой торговцы зерном и сеньоры начали придерживать в запасниках хлеб и дрова, понимая, что цена взлетит на них неимоверно. Уже в феврале вязанка дров стоила 100 ливров вместо обычных 10-15 су. Цены на хлеб взлетели в 10 раз. Только за зиму 1709-1710 годов Франция потеряла 600 тысяч человек.

Начались голодные бунты. Крестьяне собирались в ватаги, и начали нападать сначала на сеньорские замки в поисках зерна и хлеба, а потом и на госхранилища. 15 марта недалеко от Лимузена рота французских солдат приняла целый бой с крестьянами, в результате которого полегло 30% ее численного состава. О потерях крестьян не сообщается, но они были скорее всего очень большими. Читать такие вещи просто страшно. Какой там голливудский зомби-апокалипсис? Описание типа «черные как тени люди в рваной одежде безмолвно шли на нас, шатаясь от голода и бормоча проклятия синими замерзшими губами» - это страшно.

Людовик понял, что если сейчас не предпринять меры – то будет полный писец. Далее, уважаемые читатели, не следует обвинять меня в коммунизме, поддержке деспотии и так далее. Я просто перечислю меры, которые предпринял уже старый король Франции для хоть какого-то исправления ситуации.

Первое, что решили сделать – описать и реквизировать все запасы зерна в стране, чтобы понять, сколько этого зерна есть. В борьбе против баронов и купцов Людовик на тот момент мог опереться только на армию и интендантов-комиссаров. В результате обычно к роте солдат прикреплялся один интендант, один комиссар, и один контролер (оглядываясь – кто сказал «продотряды»???). Далее эта рота подходила к замку какого-нибудь условного сеньора де Рогана и требовала предоставить допуск в кладовые. При отказе – штурм. Иногда штурмы с первого раза не получались, и в ход пускали артиллерию. Тех, кто сопротивлялся, после взятия замков расстреливали прям у стен их владений, что вызвало неистовый батхерт у дворянства, поскольку оно считало почетной только смерть от меча. 1710-й обошелся французскому дворянству в потерю примерно 50 носителей знатных фамилий. Их поместья и ценности были конфискованы в королевскую казну, что дало деньги на содержание армии и закупку зерна заграницей (прям « в левой руке Сникерс, в правой руке - Марс, мой пиар-менеджер - Карл Маркс»).

В Лионе спекулянтов зерном просто вздернули на оглоблях на Ратушной площади. Евреев Нанта, тоже пойманных на спекуляциях, утопили в ближайших прудах с мельничными кругами на ногах. Здесь тоже проводились обширные конфискации, ибо уже к апрелю было ясно – зерна не хватит.

С ноября 1708 по апрель 1710 года умерло 1.8-2.2 миллионов человек. Еще около 3-5 миллионов находились на грани голодной смерти. К лету их количество возросло до 6-7 миллионов.

Была реализована централизованная раздача зерна и бесплатные обеды для разорившихся. Конечно, торговцы и сеньоры были недовольны такими жестокими методами, вербовали отморозков, которые сбивались в шайки и нападали на государственные хранилища зерна. Однако солдаты и местные жестоко отбивали такие атаки, и попавших в плен не щадили, выкалывая глаза, отрубая руки и ноги, вырывая ноздри и т.д..

К апрелю умерли почти все старики и дети. Толпы голодающих, подпитываясь непонятными слухами, шатались по стране и христарадничали. Начались эпидемии, Париж за зиму-весну потерял 100 тысяч населения, умерло 32 тысячи лионцев, 4-5 тысяч человек – потери Дижона, и т.д.

Король, чтобы остановить рост цен, директивно установил цену на пшеницу в 6 ливров за буассо, на ячмень – 4 ливра за буассо, за овес – 3 ливра за буассо. Продававшие выше этой суммы могли поплатиться не только конфискациями, но и жизнью. Продажу хлеба ограничили на одного человека в день (да, да, те самые продуктовые карточки). Естественно, поскольку спрос в разы превышал предложение, торговцы зерном ушли в тень. Их хранилища находили, конфисковывали, их самих вешали – по сути зима-весна 1710 года – это военный коммунизм «по-французски».

Читать отчеты и описания священников и интендантов того периода – просто страшно. Вот кюре из Симар-ан-Бресса пишет: «Каждый день мы видели бесконечный людской поток, растянувшийся на 20-25 миль, который тянулся к городу за хлебом. Овсяная лепешка по приказу короля стоила 3 ливра, но обычно к обедне овес заканчивался, и большинство ели лепешки с лебедой, опилками и даже конским навозом».

Было понятно, что на своих запасах не прожить. Людовик путем конфискаций, повышения налогов и немыслимого напряжения всей страны собрал необходимые деньги для закупки в Турции 1 миллиона сетье пшеницы, ржи и ячменя. Расчет велся в парижских сетье – это мера, равная 156 литрам. Чтобы понять, сколько это зерна в тоннах, давайте введем простую пропорцию – 25 литров зерна – это 19.25 кг. То есть 1 сетье – это 120 кг зерна. Таким образом, денег хватило на 120 тысяч тонн. Этот объем зерна считался достаточным для прокорма 4 миллионов голодающих на месяц. Такое количество зерна турки смогли собрать только к сентябрю.

По всей Южной Европе фрахтовались крупнотоннажные суда для перевозки зерна из Смирны в Марсель и Тулон. Удалось собрать 84 корабля средним водоизмещением 250-350 тонн.

12 июня 1710 года король обратился к нации. Он сказал, что Франция окружена врагами. Что надеяться нам не на кого кроме нас самих. Что он, как отец всех французов, и далее будет поддерживать порядок в хлебораздаче и распределении зерна. Что уже почти закуплены в Турции пшеница и рожь.

Король умолчал только об одном – как их доставить. Англичане и голландцы вполне понимали, что надеяться Франции остается только на Турцию. Поскольку сухопутной границы у них нет – значит доставка зерна будет морем. Перехвати этот конвой – и ты можешь диктовать любые условия Людовику.

Король же в августе месяце посетил генерального контролера Поншартрена и попросил (для Людовика, привыкшего приказывать, это было немыслимо!) привлечь к эскорту конвоя Жака Кассара. Причем формулировка была такой, что, типа, «если не сможет Кассар – не сможет никто». «Mission impossible» - 2 началась.


Tags: Эуропа, история, люди дела
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments