turan01 (turan01) wrote,
turan01
turan01

Переслегин здорового человека

Оригинал взят у red_atomic_tank в Переслегин здорового человека
Просмотрел "Войну реальностей", сильно огорчился. Увы, стареют душой ветераны, бароны стареют, бароны лысеют... Эта книга не представляет собой никакого интереса во всех отношениях.
Но тут как раз один хороший человек сделал занимательную запись. Перепостить ее технически невозможно, посему воспроизведу копипастой.
______________________________________________

Переслегин как политтехнолог.

Об этой стороне деятельности популярного гуру известно куда меньше, чем о его военно-исторических теориях, но она занимательна и поучительна, как ничто другое. По просьбе товарищей, слышавших это раньше только в "перепевах Карузо Рабиновичем", восполняю этот пробел. Вниманию читателей предлагается ключевой фрагмент работы "Человеческие течения. Материалы по подготовке доклада «Человеческие течения и внутренняя политика РФ в первой четверти XXI столетия»", подготовленной в начале 2000-х.
Россия: реформирование ислама

Как наиболее молодая и энергичная из мировых религий, ислам содержит максимальный потенциал адаптивности и развития. Основные позитивные тренды ислама (в рамках задач, стоящих перед Россией):

 умеренность потребления, позволяющая перераспределить исчерпываемые ресурсы в пользу перспективных глобальных проектов;

 воздержание от алкоголя и наркотиков (K1);

 неприемлемость чисто финансовой оценки предпринимательской активности;

 отказ от классического европейского копирайта и прав собственности на информацию;

 значительный темп прироста населения, позволяющий решить проблему депопуляции российских территорий и способствующий преодолению кадрового кризиса.

Адаптивность ислама к современным условиям должна обеспечиваться созданием соответствующей инфраструктуры религиозно-просветительских учреждений. Граница мусульманского мира, обеспечивающая пространство экспансии ислама с одной стороны, и самосохранение Евро-Атлантической цивилизации (во всяком случае, российской страты этой цивилизации) с другой, должна иметь фрактальный характер.

В рамках «комплементарной политики» основная тяжесть борьбы с исламским терроризмом должна лечь на сам исламский мир. Для этого необходимо правильно отформатировать механизм конструктивного взаимодействия Евро-Американской и Арабо-Африканской цивилизаций.

Основной лозунг исламского мира в этой борьбе – террористы нарушают волю Аллаха, они «плохие мусульмане», «не знают Корана» – и т.п.

Принятие «комплементарной политики взаимодействия с миром Ислама» подразумевает необходимость существенного изменения всех сторон российской жизни. Сейчас речь идет не столько о том, что ислам должен приспосабливаться к традиционным укладам Метрополии, сколько о том, что Россия (во всяком случае, Южный и Приволжский федеральные округа) должна приспосабливаться к взаимодействию с традиционными укладам ислама. Лишь на этом поле возможна осмысленная «игра с идентичностями», имеющая конечной целью утилизацию пассионарности мусульманского мира в интересах России.

Речь идет, в частности, о пересмотре «внутреннего договора» российской государственной системы с православием. Весьма сомнительно, что на сегодняшний день православные составляют большинство населения страны (K2) или контролируют подавляющую массу ее активов. В этих условиях речь должна идти о равных отношениях властей со всеми конфессиональными группами: Россия вновь перестает быть «православной страной».

Такое решение ставит перед государственной системой сложнейшую задачу организации трансконфессионального взаимодействия в российском географическом, правовом, социальном пространстве. В наши дни это взаимодействие не может быть обусловлено «разрешительными» юридическими актами типа Нантских эдиктов (равно как и административными принципами, восходящими к Вестфальским соглашениям).

Возможно, разумно учесть опыт организации жизни в раннем Халифате, где оговаривались права и обязанности немусульманского населения: «Атмосфера веротерпимости, которую питало сохранившееся убеждение, что каждому народу посылается свой пророк с подобающим ему вероучением, в сочетании с умеренной налоговой политикой не принуждала христиан и иудеев к массовому переходу в ислам» (K3).

Иными словами, на каком-то этапе желательно побудить Русскую православную церковь официально признать Мухаммеда Пророком. Это заложит реальную основу для дальнейшего взаимодействия церквей и конфессий (и послужит залогом безопасности христианских анклавов в «Землях Ислама»). Речь может и должна идти о взаимных уступках конфессий, о создании такого поля идентичностей, которое позволит формировать невырожденные многомерные (комплексные) идентичности.

Само собой разумеется, в России должна быть законодательно запрещена как антихристианская, так и антиисламская пропаганда во всех ее формах (это относится, например, к антишиитской пропаганде исламистов-суннитов). Необходимо всячески поддерживать изучение языков: русского, как государственного языка страны и референтного языка православной религии, и арабского, как сакрального языка Ислама. По-видимому, в ЮФО и ПФО изучение арабского языка в школах должно стать обязательным (изучение английского языка тем самым приобретает факультативные функции).

Развитием этой политики должна стать создание механизма реинтерпретации Ислама к современным условиям. В процессе такой реинтерпретации должны быть преодолены содержащиеся в ряде социокультурных интерпретаций ислама элементы религиозного фанатизма, а также – слабая институциональная оформленность ислама, затрудняющая взаимодействие с ним. Эта задача может быть решена за счет преобразования собственных институциональных учреждений в хаотические структуры, отчасти – через инспирирование псевдоинституциональных структур ислама на базе суфийской традиции. Заметим в этой связи, что суфийские ордена, либо специально индуцируемые структуры, выдающие себя за таковые, являются перспективным механизмом взаимодействия с исламским миром.

Необходимым шагом на пути взаимодействия России с исламским миром должна стать правовая реформа.

Требуется принять, что для России с ее сложнейшим переплетением культурно-исторических областей невозможна единая правовая система. Речь может идти только о системе «частного» или «областного» права, причем многомерность (тензорность) права должна повторять многомерность (тензорность) идентичностей.

При таком подходе современное российское право (являющееся одним из Представлений классического европейского светского права) обретает статус одного из «конфессионально-этнических» («областных») прав и свободно сосуществует на территории страны с шариатским правом, конфуцианским правом, обычным правом и другими юридическими конструктами, признанными теми или иными социальными группами.

В ведении государства остается лишь «рамочное» право (мета-право), регулирующее взаимоотношения между различными «областными» правами, обеспечивающее защиту и равные права всех социальных групп, образующих российское общество, и выстраивающее позицию страны как субъекта международных отношений.

Историческим прототипом данной юридической системы является религиозно-правовая практика Римской Империи, равно как и ряда других «успешных» неунитарных по этно-конфессиональному признаку государств.

Суммируем.

Изменение позиции России по отношению к исламскому миру необходимо и неизбежно. Для удержания ситуации под контролем необходимо:

 резкое сокращение потребления нефтепродуктов и соответствующей зависимости от ее импорта. EC и США могут это сделать за счет снижения энергоемкости ВНП и развития ядерной и термоядерной энергетики – Россия пока от этого импорта вообще не зависит, зато состояние ее атомной промышленности всецело определяется экспортным потенциалом российской ядерной энергетики;

 активное стимулирование исламской религиозно-ислледовательской деятельности – вывод центров исламского богословия на российскую территорию. Создание соответствующих подразделений в университетах и массовое изучение арабского языка. В перспективе – придание всем специалистам с высшим гуманитарным (а возможно, и с техническим) образованием де-факто статуса исламского богослова.

 формирование комплексного пространства виртуальной экспансии Ислама с фрактальными рамками границ. (Предпочтительность «внутреннего джихада» перед «внешним» в Коране закреплена буквально.)

 формирование и развитие многомерной (тензорной) идентичности населения России;

 правовая реформа, переход к «рамочному» мета-праву метрополии и системе частных «областных» прав, в том числе – шариатского.
Комментарии

 (K1) - В социально проваленных областях принятие ислама является, по сути, единственной возможностью вырваться из алкогольной и наркотической зависимости, освободиться от рэкета.

 (K2) - Соответствующая статистика получается путем вычитания из общего населения страны численности тех групп, которые заявляют о своей принадлежности к иным конфессиям. То есть, считается, что гражданин России является православным, если только он явно не утверждает обратного.

 (K3) - О.Г.Большаков. История халифата. Т. III. М., 1998.
Tags: история, конспирология, тюрки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments