November 25th, 2014

(no subject)

Новозеландский политик обвинен в размещении антисемитского контента в соцсетях


Кори Хэддок, член Лейбористской партии Новой Зеландии, опубликовал на своей странице в Facebook антисемитский демотиватор. Размещенный Хэддоком пост гласит: «Только в девяти странах мира до сих пор нет отделений Rothschild Central Bank – в России, Китае, Исландии, Кубе, Сирии, Иране, Венесуэле, Северной Корее, Венгрии. Разве это не странное совпадение, что мы всегда в состоянии войны с этими государствами?».

Антисемитские взгляды и согласие с теорией мирового еврейского заговора ранее публично выражали и другие члены Лейбористской партии Новой Зеландии. Ранее однопартиец Хэддока Стив Гибсон опубликовал в социальной сети Facebook сообщение, в котором описал премьер-министра Джона Кея, обладающего еврейскими корнями, как «Шейлока... мерзкое пресмыкающееся со злобной и мстительной ухмылкой».


============================================================
"Сроду такого не было - и вот опять..." (с)  )))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))

(no subject)

http://www.chaskor.ru/article/sakura_v_krovi_34285

Александр Чанцев вторник, 25 ноября 2014 года, 09.00   Сакура в крови

Юкио Мисима, 1956 год. Фото: Shirou Aoyama //www.bungakukan.or.jp

Провожавший к его могиле на токийском кладбище Тама кладбищенский служка, разговорчивый старичок, рассказал мне, что цветы на его семейной могиле появляются в день смерти (а не рождения), вообще 25 числа каждого месяца. Цветы и – такая традиция, класть любимые вещи умершего – его любимые сигареты «Peace». «Peace», как и цветов в этот не 25-й день, не было – оставил Мисиме покурить отечественный Winston, сувениры из России для японцев всегда – загадочный сюрприз.

25 ноября 1970 года покончил с собой Юкио Мисима. Родился 14 января 1925 года. Нормальный в принципе для японцев возраст – Мисима мог бы жить и сейчас. Получил бы еще несколько премий (но только не чаемую Нобелевку – политически ангажированная премия не для политических ультраправых), издал бы еще с десяток романов, которые бы мало кто понял (пример – поздние вещи Кэндзабуро Оэ) и, в легком старческом маразме, путая слова и лица, доставлялся б преданными ассистентами на всяческие приемы. Вряд ли бы мы о нем тогда много говорили.

Collapse )