?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Не человек, а прямо облако в штанах ... (((
turan01
19:25  12 мая 2016 Сергей Леонов © Служба новостей «URA.Ru» http://ura.ru/articles/1036267826

«У меня было все, а сейчас нет ничего. Меня можно только убить»

Эксклюзивное интервью с главарем самой опасной банды в Челябинской области. Александр Морозов — о рэкете, драке с начальником полиции, работе с чеченцами, сумасшедшем СОБРе и многом другом. ФОТО

Морозов Александр Челябинск, морозов александр
Морозов дал первое за почти 20 лет интервьюФото: Вадим Ахметов © URA.Ru


Вышедший на свободу после почти двух десятков лет в колонии челябинский авторитет Александр Морозов намерен восстановить прежние связи. Он уверяет, что искупил все грехи и готов начать жизнь с чистого листа. Корреспонденты «URA.Ru» встретились с ним и поговорили о жизни в 90-х. Как Морозов брал под контроль заводы, крышевал рынки, познакомился с Кобзоном и подрался с начальником полиции в его же кабинете — в нашем материале.

Александр Морозов освободился 7 мая. И спустя два дня уже вышел в свет на празднование Дня Победы в Златоусте. Вокруг него много людей, которые выглядят довольно грозно. А сам Морозов ходит в сиреневой сутане и говорит о создании монашеского ордена «Братство Златоуста». Некоторые ему верят, другие считают, что преступник даже за долгие годы в изоляции не может изменить свой менталитет и лишь прикидывается законопослушным. Кто-то ждет нового передела в криминальном мире. А силовики пристально наблюдают за его действиями. Мы же встретились с Морозовым на турнире по боксу памяти Хохрякова в Копейске, куда он приехал, чтобы повидаться с учителями и старыми товарищами. «Если бы не вы, я бы не выжил в тюрьме», — говорил он тренерам по боксу.

— Вы 19 лет провели в изоляции. Что удивило после выхода на свободу? Что на воле изменилось больше всего?

— Все изменилось. Впечатления великолепные! Мои подельники, которые не сидели, и про которых я молчал на следствии, меня тоже про это спрашивают. А я говорю, что рад за ребят. Недвижимость, смотрю, по городу, вся ваша, трехэтажные магазины, гостиницы. Я на самом деле рад, что вы так обжились. И как я могу быть не рад, если вы даете людям работу? Это раньше вы только мое пилили, что я при помощи вас крал с [ликероводочного завода] «Казака-Уральского», а теперь вы добрым делом занялись, бизнесом обросли. Это вы раньше пытались от меня откреститься, а вам все равно никто не верил, что вы все мое не раздербанили. Конечно, я им это в шутку говорю…

Они мне говорят, что им же тоже трудно, все время припоминают прошлое. И я говорю, что да, конечно, чего бы в трехэтажном магазине не грустить… А им припоминают, знаете, почему? Потому что я свои грехи осознал и стараюсь искупить, сам исповедовался перед Богом. Я с ним вообще уже напрямую общаюсь. Они мне говорят, что церкви выделяют помощь, попам платят. Я говорю: «Задумайтесь: вы же никакому попу правды не скажете, вы ему врете, вы же не говорите о своих преступлениях.

Единственный человек, который про вас знает все, это я».

— Эти люди благодарны вам за то, что избежали тюрьмы, легализовали ваши деньги и теперь строят бизнес, считаясь уважаемыми людьми?

— Мне их благодарность не нужна. Да и как я за них могу говорить? Когда встретились в Златоусте, говорят, мы тебя оденем, обуем. А зачем мне вообще одеваться? У меня есть личный портной, он шьет сутаны для нас всех. У Папы Римского шьет портной в Ватикане, и у нас тоже будет Ирина Позднякова шить для всех членов нашего братства.

— Один из ваших «бывших подельников», ныне бизнесмен Валерий Ульданов, от вас открестился. Вы заявляете, что он забрал ваши деньги после того, как вас посадили, и с ним судитесь. Не пытались встретиться?

— Зачем? Кто он такой, чтобы с ним встречаться? Он был простым контролером: собирал взносы с тех, кто работает на рынке. Он для меня никто, нет смысла даже с ним говорить. Он мошенническим путем увел мои деньги и недвижимость при помощи злоупотребления доверием руководителя юридического лица. Причем недвижимость была построена с 1992 по 1995 годы. Например, база в Закаменке. Все было оформлено на ООО «Либел». Соучредителем с 50-процентной долей была Ольга Быковская. Я ее поставил вместо ее мужа, фактически она не участвовала в деятельности фирмы, но была соучредителем. И сейчас просто все это возвращаем через суды.

— Если вернете себе имущество, что будете с ним делать?

Морозов поблагодарил тренеров по боксу: без них он бы не выжил в тюрьме
Фото: Вадим Ахметов © URA.Ru

— На ренту от этого имущества буду заниматься правозащитной деятельностью, развивать свои убеждения. Сейчас живу на пожертвования. Жертвуют мои друзья, которые вообще ничего от меня никогда не получали. Плюс у меня были ребята, допустим, Валера Быковский. Он помог моими деньгами многим людям. Эти люди знали, что это мои деньги. И сейчас они ко мне подходят и говорят, что перед смертью Валера просил, что если будет возможность, помоги Морозову. Валера не был публичным политиком, он не занимался бизнесом, а просто был человеком. Он раздавал мои деньги, помогал нормальным людям ставить бизнес. Они сейчас сами ко мне подошли и все рассказали, я даже не знал, что Валера кому-то помогал… И на это я и живу. Больше у меня и доходов нет. Да и зачем нужны доходы? Как в Библии написано, одежда есть, накормили сегодня, завтра тоже кто-то накормят.

— У вас же была недвижимость в Испании…

— Там был офис, мною построенный. Миллион долларов вложил в тот бизнес, фирма была. Руководил ею испанский администратор. Я ему дал 10% с этой фирмы, зарплату нормальную, доверенность. И когда меня посадили, я только в 2012 году уже с ним связался, попросил перевести мне 200 тыс. долларов на юридические расходы. А он отвечает, что я пропал, а моими деньгами он якобы раздал долги. Мы, чтобы сразу все деньги не платить, в лизинг брали машины, в кредит строили офис. Там было покрыто уже 600 тыс. долларов. И тут он говорит, что раздал долги! Конечно, я попросил дать бухгалтерские документы, показать, куда он раздал этот миллион, которым владела фирма. И все, он перестал отвечать. За 15 лет, тем более что он там человек влиятельный, любой грамотный администратор на миллионе долларов должен развивать бизнес. Тем более, если он на 90% принадлежит кому-то другому, этот человек должен ведь как-то увеличивать свой заработок, развиваться.

Не знаю, может быть, он вот сейчас пришлет мне этот миллион. Я начал его искать через Интерпол, но они тут не шевелятся чего-то.

Но мне же надо все-таки выяснить, где миллион, кто эти долги забрал? Может быть, он неправильно их отдал.

— Вы для этого изучали испанский в тюрьме?

— Нет, он просто мне нравился. Тем более, у меня дочери живут в Испании. Мне же надо как-то подтягиваться.

— Когда вы приехали в Златоуст, вас сразу вызвали к начальнику полиции. О чем говорили?

Морозов уже познакомился с новыми руководителями челябинской полиции
Фото: Вадим Ахметов © URA.Ru

— Хотели выяснить мои планы. Вот вы спрашиваете, как и что вы будете делать, и они тоже. У вас, говорят, завтра будет акция, и мы хотим вас предупредить, что нельзя захватывать администрацию опять, как в 1996 году, нельзя призывать к бунту против правительства. У нас президент, мы до выборов никого не смещаем в России. Выдали предостережение. Это нормальная, законная процедура. Были представитель ГУ МВД области по экстремизму, заместитель начальника уголовного розыска по области… Я им рассказывал, что создаю орден «Братство Златоуста», что собираюсь защищать права граждан. Мы пришли к тому, что надо вместе обеспечивать на параде 9 мая порядок. Обменялись с МВД города координатами. Чтобы у нас была постоянная и прямая связь. Конструктивная беседа, в принципе.

— В Златоусте многие опасались, что вы придете и прямо начнете сразу выбивать долги. Вас до сих пор боятся. Можно сказать, что вы стали другим человеком?

— Да вы что, конечно! 19 лет! Вы что, смеетесь? Вы послушайте мои речи, я что, дебил что ли?

Только дебилы могут не изменяться и стремиться обратно в тюрьму, или те, кто на оперчасть работают. Я ни то, ни другое.

— Вы напомнили, как в свое время захватывали администрацию города. Зачем это сделали?

— Это было просто хулиганство. Точнее, провокация. Чтобы молодежь пошла во власть. Раньше ведь вообще был бардак полный. Чиновники, правда, считали это не бардаком, а консервативной властью. Но посмотрите, просто коммунисты менялись у власти и все, а молодежи не давали ходу. И я просто для того это сделал, чтобы молодежь посмотрела на меня и поперла во власть. Посмотрела, что может простой пацан из семьи рабочих.

И после этого,

используя мой опыт и учтя мои ошибки, Юревич кем стал? Губернатором, много принес пользы. Кто сейчас Жилин? Начальник, мэр.

Вот мы, кстати, встречались, все это обсудили. Он же тоже мой ровесник. Мы с детства друг друга знаем, у нас когда были споры на улице, мы всегда пытались один на один в драке разбираться. Из-за чего мы дрались, я умолчу, но честно в борьбе всегда отношения выясняли. Подрались, руки пожали другу, остались друзьями. Это ведь один город, 200 тысяч человек. Как я могу на кого-то злиться? Если кто-то недостойный поступок сделал, так я сейчас и не общаюсь с людьми, которые делают недостойные поступки. А Жилин — достойный человек.

— Говорят, в 1990-е он торговал водкой у проходной ЗМЗ?

Нынешний мэр Златоуста Жилин, по словам Морозова, в драке вел себя достойно
Фото: Вадим Ахметов © URA.Ru

— Не знаю, нет. Но то, что мы дрались — это я вам могу сказать. Он ведет себя достойно и в драке, и после нее. Благодаря этому он стал потом моим помощником как депутата, на выборах мне помогал, учился на моих ошибках и стал уважаемым человеком. А насчет бизнеса… Может быть, он и владел какими-то ларьками, потому что у меня полгорода на водке жили, деньги зарабатывали. Одни работали, другие дивиденды получали. В каждой семье кто-то на водке работал. Поэтому не исключаю, что и Жилин этим занимался, но точно не знаю.

— С водочным бизнесом связана практически вся ваша деятельность в Златоусте в 1990-х. С чего все начиналось?

— В 1990 году я вернулся из армии из группы советских войск в Германии. Вернулся, выиграл турнир по боксу сразу же, стал мастером спорта. В Златоусте был такой бизнесмен Голышев. Тогда коммерция только начиналась. Через моих знакомых боксеров Голышев предложил торговать арбузами, которые на КамАЗах сюда возят. Они привозят, а мы будем им находить торговцев и гарантировать, что хулиганье их не грабит. И они нам за то, что мы им организуем фактически реализацию, отдавали 15% с объема. У меня появились первые деньги. Осенью это закончилось, и ко мне подъехали те же самые, кто с нами работал от Голышева.

Тогда в Москве

была фирма «Аленький цветочек», которая назначала администраторов Киркорову, Долиной, организовывала концерты другим певцам. А я отвечал, чтобы их не прижал Игорь Малахов, который Талькова убил.

Он их просто рэкетировал, и они его боялись. А мы помогали им бизнес строить, за них заступались. А занимался «Аленьким цветочком» Геннадий Снустиков. Это слепой полковник, воевал в Афганистане, потерял зрение, но обладает феноменальной памятью и организаторскими способностями, в Калининграде сейчас живет. Мы постоянно связь поддерживаем. Он бизнес вел. Тогда была проблема с сигаретами, и самолетами из Америки их возили, и видиками всякими занимались. Я тогда учился у него масштабно мыслить.

Внутри фирмы произошел небольшой конфликт, я ушел из нашего златоустовского филиала «Аленького цветочка» и решил создать свою фирму. Собрал тех, кого знал, с кем тренировался. Начали обсуждать, каким бизнесом заняться. Игорь Гельманов в газете вычитал статью, что златоустовская фирма примет зерно, а выдаст водку.

— Это местный филиал «Казака-Уральского»?

Первые миллионы Морозов заработал на перепродаже водки
Фото: Александр Мамаев © URA.Ru

— Да. Тогда они так работали: сдаешь тонну зерна, тебе выдают 20 ящиков дешевой водки. Продаешь водку, получаешь в два раза больше прибыли. Водка продается буквально за один день, и 100% прибыли у тебя. И вот мои ребята увезли 10 тонн утром по этой схеме на спиртзавод, а после обеда мне привезли машину водки. И все. Я понял, что это такое. Была только одна проблема — где зерно брать? Его везли из Казахстана по трассе. Машину отправляли на трассу, разворачивали и предлагали прямо на месте купить зерно за наличку. На следующий день уже три машины зерна купили, потом пять. Прибыль начала расти просто в геометрической прогрессии.

На эти деньги я начал привлекать молодежь, которая шлялась в Златоусте без работы, возить зерно, сдавать и продавать потом водку. Когда мы завод завалили уже зерном, я к ним приехал, и директор говорит, что не может ее больше у нас зерно принимать, потому что мы ему все объемы закрыли. Я говорю, давайте, предлагайте, куда можно. Он посоветовал ехать на комбинат [«Казак-Уральский»].

Я приехал в Челябинск, зашел в кабинет директора, а там на него орет мужик, который привез зерно. Я просто взял за рукав мужика и вывел. Директору говорю, что он может успокоиться, никто на него больше орать не будет. Рассказал, кто я, что приехал из Златоуста и поставлю зерна, сколько надо, но общаться надо только со мной. Директор говорит, что им надо 48 тыс. тонн в год, взамен может дать 18 ящиков водки за тонну. А они делают из тонны 23 ящика дешевой водки.

Попросил себе кабинет на директорском этаже. Он дал стол, стул, сейф мне и двум парням, которые со мной были — Алексей Склянов и Андрей Шикунов. Повесили табличку «Прием зерна». Велели никого больше не пускать дальше по коридору к директору. Договорились, что чем меньше дешевой водки дадим поставщикам, тем больше у нас будет прибыли. Примерно по 8 ящиков за тонну выдавали, нам оставалось остальное. Два человека сидели, выписывали накладные. Мы начали поставлять 48 тыс. тонн. Представляете, какие деньги появились! И вот зачем мне надо было с таким заниматься преступностью?

— И зачем?

— Тогда Георгий

Подшивалов [директор «Казака-Уральского»] начал меня толкать на это. Он предложил убить Дятлова, директора тюбукского спиртзавода. Подшивалов хотел проучить всех остальных директоров филиалов «Казака-Уральского».

Чтобы они не вздумали приватизировать заводы и не развалили комбинат. У меня тогда никого не было никого, кто мог бы отговорить. Мне было 23-24 года. И тут приходит человек, от которого весь мой бизнес зависит, и говорит дать таких людей, которые бы сделали это. И вот результат…

— Вам вменялось в вину создание фонда «Терек», который лечил чеченских боевиков в челябинских санаториях. У вас другая версия?

Морозов уверяет, что стал жертвой экс-главы МВД Куликова
Фото: Вадим Ахметов © URA.Ru

— Ситуация была следующая. Мы создали фонд, чтобы спасать ребят, захваченных в плен чеченами. Встречались с администрацией президента, с комиссией по интернированным. Они сказали, что не могут с боевиками напрямую завязывать отношения, предложили спасать наших ребят через фонд. Наш фонд в этих схемах участвовал, чтобы администрация президента там не светилась, что они ведут переговоры. По сути, они всю эту переговорную часть вели, до так называемого «спасения». А мы просто как общественная организация пленного забирали.

— То есть никого не выкупали?

— Нет, конечно. Мы предлагали: вот у вас раненые дети 12-13 лет, после войны им нужна реабилитация, давайте мы им организуем лечение в наших санаториях в области. Оплачивали дорогу и расселяли в санатории на Увильдах. Дети отдыхали, а чеченцы уже на сходках начинали требовать от боевиков (они же там все родственники), чтоб нам отдавали солтатиков. Но по инициативе [главы МВД Анатолия] Куликова представили, что якобы это было лечение боевиков. Хотели на меня оказать давление. Ведь тогда сотрудники правоохранительных органов постоянно ездили туда воевать, все злые были. А я, с его слов, с этими боевиками сотрудничаю и буквально их деятельность финансирую.

— Почему администрация президента за вас не заступились?

— Да какое там! Я преступником был уже, это уже все понимали. Как они могут? Что они, будут против Куликова что-то делать, если я уже преступник, пусть и по другим преступлениям.

— Вы успели к тому времени выиграть выборы депутата Заксобрания области. Легко тогда победили?

В 1990-е стать депутатом ЗСО мог даже бандит
Фото: Альбина Золотухина © URA.Ru

— Сейчас я не имею права заниматься политикой до 75 лет и не хочу. А тогда легко выиграл, народ меня поддерживал, потому что я лучший. Когда в 27 лет стал депутатом, подумал, что чего там, так можно и президентом стать [смеется]. Просто надо было подождать еще восемь лет, до 35 лет.

— Нам рассказывали, что когда денег не было на зарплату бюджетникам, вы привезли два чемодана наличных в администрацию, чтобы рассчитаться с учителями и врачами. Это правда?

— Не было двух чемоданов. Просто мэр [Василий Мальцев] называл цифру, когда просил деньги на зарплату бюджетникам, и мы перечисляли деньги на счет администрации. Потому что наши родители работали учителями и врачами, а за это им зарплаты не платили!