turan01 (turan01) wrote,
turan01
turan01

Meduza
«Недостатки есть, с претензиями не согласен»
Интервью губернатора Севастополя Сергея Меняйло     21:22, 18 марта 2016


https://meduza.io/feature/2016/03/18/nedostatki-est-s-pretenziyami-ne-soglasen

Бывший руководитель госпредприятия «Крымские морские порты» Сергей Меняйло был одним из главных участников присоединения Крыма к России, а в апреле 2014 года занял должность губернатора Севастополя. В интервью специальному корреспонденту «Медузы» Илье Азару Меняйло заявил, что его представления о происходивших на Украине событиях за два года ничуть не изменились. По его мнению, прямые губернаторские выборы в его регионе не нужны, а с крымскими татарами, отстаивающими свои права, следует разговаривать жестче.  (...)

- Из-за флота и «вежливых людей» международное сообщество утверждает, что референдум прошел под дулами автоматов.


— Слушайте, это уже развенчанная версия. На референдуме же были в том числе и международные наблюдатели. Людей никто не заставлял голосовать. Они сами почувствовали ту опасность, которая им грозит и соорганизовались. Некоторые пошли на референдум по расчету, некоторые по наитию какому-то, но основная масса, 90 с лишним процентов, да 99 процентов — пошли туда по зову души и сердца.

— Если бы не силовое вмешательство России, референдума вообще не могло быть, потому что по украинским законам его нельзя было провести.

— Наверное. Но Россия проводила операцию по принуждению Грузии к миру. Тоже вмешательство России, как вы говорите. Но от этого ни Осетия Южная, ни Абхазия к России не присоединена.

— Не сочтите «пятой колонной», но нельзя говорить, что главное — это волеизъявление людей, если была силовая компонента. Ее же нельзя отрицать.

— Силовая компонента обеспечила безопасность волеизъявления людей, она обеспечила мирный процесс, не допустила кровопролития, хотя предпосылки были. Каждый крымчанин и каждый севастополец видит, что творится на юго-востоке Украины без поддержки и вмешательства Российской Федерации. А в Севастополе, куда я с 2004 года приезжал, люди добивались возвращения в Россию, украинизация же вызывала аллергию. Здесь люди подвергались уголовному преследованию за это.

— За призывы к сепаратизму?

— А что под собой подразумевает слово «сепаратизм»?

— Попытку отделиться и присоединиться к другой стране. Если даже называть это «восстановлением исторической справедливости».

— Может быть, если бы не запрещался русский язык, если бы не навязывался украинский язык, если бы не подменяли святости, если бы из преступников не делали героев, а из героев — преступников, то и протестных настроений таких бы не было? Может быть, тогда это с этой позиции надо рассматривать, а не с позиции сепаратизма?

Если я хочу жить спокойно в своем доме, и эти условия спокойной жизни мне обеспечены, то меня как простого обывателя интересует, под каким флагом я живу? Наверное, нет. Но если я вижу, что творится на Майдане, где люди с фашистскими крестами ходят, убивают, у представителей власти требуют документы и избивают (...)





— Последствия присоединения Крыма — блэкаут, продовольственная блокада…




— Ну, и что? Какая продовольственная блокада? Мы что, с голоду все умираем?

— Цены не выросли разве?

— Ну, объективно по некоторым позициям, да. Но они не выросли выше среднероссийских. Да, вся экономика, в том числе и продовольствие, было завязано на материковую Украину.

— Да и с водой и с энергией были сложности.

— А в чем сложности с водой? Они были и при Украине. И с электроэнергией при Украине были сложности. Блэкаут? Опять мы вроде бы говорим о государстве, которое метит в правовые демократические государства. Но там бандиты сделали все, что хотели, и даже вооруженные силы не смогли с ними справиться. Вопрос: не смогли или не захотели? Или команду такую получили? Ну, блэкаут, и что? Потерпели немного.

— Но это не привело к разочарованию людей?

— Какое разочарование? Взрыва социального не было. Наоборот, хорошо — рождаемость повысилась. Потом это ускорило процесс работ по обеспечению энергонезависимости, который раньше шел плавно, в нормальных человеческих условиях.

— А чья вина, что проблема энергонезависимости не была решена заранее?

— Вы считаете, что если сегодня у меня здесь света нет, а вот там есть трансформатор, то можно взять, окно открыть, протянуть кабель и воткнуть в розетку? Представьте, что эта розетка с мощностью 1200 или 1300 мегаватт находится на территории Ростовской области.

Генерирующие устройства находятся в разных местах, и мощности надо собрать, спроектировать. Это мало того что построить линии электропередач, построить еще серию подстанций. Дальше кабель провести под водой, а Керченский пролив — это миноопасный район. Нужно весь путь обследовать водолазами.

Мы же понимаем, что энергомосты, которые сегодня брошены, не обеспечат полностью энергонезависимость Крыма. Спланированы были две независимые вещи — строительство двух ТЭЦ и энергомост. Техника имеет свойство перегреваться, ломаться, и профилактику надо вести. Норматив строительства ТЭЦ такой мощности — два с половиной — три года, норматив проектирования — восемь месяцев. А тут еще и экологическая экспертиза влияния выбросов и всего остального. У нас желающих защитить природу очень много. Ее надо защищать. Но не до, прошу прощения, маразма.  (...)





— Крымские татары жалуются на нарушение прав в республике. Вы как оцениваете эту ситуацию?



— В Севастополе этот вопрос не стоит. Если говорить в целом про Крым, то чем отличается жизнь крымского татарина в Крыму от жизни украинца, грека, армянина?

— По крымским татарам проходят несколько судов, постоянные обыски, задержания…

— А вы причину знаете?

— Похоже на давление.

— Преступники не имеют национальности. Кто-то хочет разыграть карту с «лицом чеченской национальности», «лицом татарской национальности». Вы хоть раз слышали, чтобы задержан был преступник — и было объявлено про «лицо русской национальности»? Кому-то это выгодно.

Крымских татар сюда Украина в свое время запустила в противовес русскоязычному населению, как инструмент для украинизации этой территории, а потом сама огребла от них проблемы.

— Они же все-таки здесь жили, исторически. Нельзя же их было не пустить.

— Я и не говорил «не пустить». Но и беспредельничать нельзя — самозахваты земли и так далее. Позволили ли бы вы себе захватить участок земли — вас бы вышибли. Им, получается, можно, а другим нельзя. Ну и что, что историческая родина?

Ко мне они приходили в 2014 году и сказали: «Мы хотим свою территорию». Извините, друзья. Хотите свою территорию? Пожалуйста. Высоко-высоко в горах есть неосвоенные территории, пожалуйста, берите. Мы что, сегодня боремся за территории или мы — граждане одного государства и живем в нем? Это наша родина.

— Ну, они, может, хотели в другом государстве жить.

— Кто хочет жить в другом государстве, тому открыта дорога.

— При том, что они хотят жить на этой территории.

— Надо просто меньше уделять этому внимания, и иногда пожестче разговаривать. Я в 2014 году не разрешил им провести свой траур [в годовщину депортации 18 мая]. Я задал им вопрос: «Уважаемые друзья, почему моя внучка, стоя в школе, должна быть на этом траурном уроке? Нам что — мало горя от других национальностей? И что — каждый раз будем это устраивать?» Они жалуются, что забывают свой язык. Извините, друзья, в своей семье разговаривайте на своем языке. Я, например, разговариваю на осетинском языке так же, как и на русском. Если бы хотел, чтобы мои дети разговаривали, то я бы в семье разговаривал на осетинском языке, согласитесь.

— Но для межнационального мира, по-моему, можно было им разрешить. Мне кажется, это их обидело.

— Они хотят в масштабе города проводить траурные шествия, траурный митинг на площади Нахимова. Стоп-стоп, друзья. У вас есть поклонный камень. Пожалуйста, идите, выражайте свою скорбь. Кто вам мешает? Никто. Почему вы это хотите проводить в масштабах субъекта Федерации? У нас к репрессированным национальностям относятся болгары, армяне. Прецедент нельзя создавать. Нельзя отдавать предпочтение в многонациональном государстве одной национальности. Если взять историю, то все национальности, которые существуют в Российской Федерации, в той или иной степени имеют какие-то траурные даты, согласитесь. Где равноправие? Чеченцы депортированы были в течение суток, помните, да? Так что, теперь траур надо устраивать.

— День Холокоста, например, отмечается по всему миру.

— Да, но он же не отмечается в масштабе шествия по всему городу, траурных линеек в школах и так далее. У нас есть памятник Холокосту, я участвовал там в мероприятии, вопросов нет.

Вы понимаете, что мы не имеем права навязывать кому-либо что-либо с точки зрения традиций? Я к вам в гости пришел, у вас в доме вы живете по своим обычаям. Я прихожу и соблюдаю эти обычаи. Если я их не хочу соблюдать, то не должен идти к вам. Не надо лезть в чужой монастырь со своим уставом. Так вот вопрос-то в том — вы дома у себя, друзья?

— Они считают, что они у себя дома.

— Тогда где мы с вами?

— Проблема в том, что они считают, что мы — гости, а вы считаете, что они — гости.

— Нет. Я считаю, что это — моя родина. И я живу у себя. А моя родина — это мой дом. Многонациональный. И я не в гостях у себя дома. Если они так считают, то они крайне заблуждаются. Это заблуждение их до добра может не довести.

Илья Азар

Севастополь



===================================================
Креаклический журнашлюх  очень  пытался ... но получилось как всегда ... ))))))))))))))))))))))
Tags: Крымнаш, быдло, дрочеры, креаклы, кривозащитнеги, общечеловеки, уроды
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments