turan01 (turan01) wrote,
turan01
turan01

окончание

- До избрания губернатором вы ведь и в бизнесе преуспели. Согласны, когда девяностые годы называют лихими?

- Плохого было достаточно, тем не менее вспоминаю те времена с хорошими эмоциями. Интересно жилось!

- Вы, кажется, начинали с изготовления силовых тренажеров?

- Первые деньги мы с приятелями заработали, устраивая в 1989 году… показательные бои по карате. Стартового капитала у нас не было, и кого-то посетила идея провести пару спортивных вечеров для зрителей. Я входил тогда в сборную Советского Союза, вместе с друзьями и тренером Александром Алымовым мы сделали реально красивый праздник карате и бодибилдинга. Арендовали два Дома культуры в Перми. И народ пришел.

По тем временам заработали бешеные деньги! При средней зарплате в 150 рублей после первого же выступления у нас появилось тысяч пять. Всю сумму забрали наличными. И вот представьте картину: на столе лежит гора мятых купюр, мы в задумчивости сидим вокруг. Прикидываем, какую часть пустить на удовлетворение потребительских нужд, а какую - на запуск бизнеса. И тут в мой кабинет без стука входит бывшая подчиненная (а увольнялся я с должности зампреда облспорткомитета), видит кучу денег, ойкает, бледнеет и тихонько пятится к дверям. Уж не знаю, что она подумала о нас, но вряд ли хорошее…

Следующим этапом стало производство спортивных тренажеров. На сегодняшнем уровне они выглядят скромно, но тогда ведь совсем ничего не было. Мы нашли в Перми проектный институт, который вмертвую простаивал, потеряв заказы от оборонки. Использовав опыт в спорте, объяснили задачу ребятам-технологам, они все спроектировали, начертили на бумаге. Потом мы с документацией поехали на завод, где тоже не было работы. Правда, местное руководство поначалу упиралось, но мы ведь платили "живые" деньги… Так начинался бизнес.

Знаете, главное мое впечатление от того периода - нереальная степень свободы. До этого я ведь был госслужащим, работал в горкоме и обкоме комсомола, в 20 с небольшим лет занял должность зампреда спорткомитета, что считалось крутой карьерой. Но там существовала определенная дисциплина, присутственные часы, что называется, приход-уход. А тут вдруг я стал руководителем маленького, но своего предприятия, где сам решал, когда и чем мне заниматься.

- Еще бы! Хозяин.

- Без самодурства. Мог позвонить другу и партнеру, сказать: "Старик, в пятницу не жди, хочу на три дня уехать на охоту. Подстрахуй, пожалуйста". - "Да не вопрос, езжай!"

Речь не о том, что я бездельничал. Когда надо, вкалывали сутками, но факт опциона, когда ты сам собой распоряжаешься, действовал пьяняще. Чувство свободы, наверное, самое крутое!

Это одна сторона медали. А противоположная - жесткость. Без нее в бизнесе тоже нельзя. В цепочке экономических действий и степени ответственности за них все намного конкретнее, чем в госсекторе. Любое спотыкание грозит серьезными проблемами. Скажем, банк не вовремя перечислил деньги (а банки тогда бывали разные), трейлер с грузом на трассе перевернулся, на таможне проблемы возникли… Каждый разрыв в налаженной цепочке мог парализовать систему. А такого объема накоплений, чтобы легко заткнуть брешь, не существовало. Приходилось все звенья держать под контролем, чтобы не допустить малейшей ошибки в договорных отношениях, стратегии развития. Иначе все быстро и плохо закончилось бы. В бизнесе не бывает мелочей.

В отличие от ряда коллег-чиновников, которые не прошли этот сложный путь, прекрасно понимаю, как любая административная новация способна в один момент превратиться в погребальный марш для многих предпринимателей. Поэтому со смелыми инициативами надо поаккуратнее.

…Я разные этапы прошел. Очень сложный период пережили, когда после дефолта 1998 года начали рушиться банки, а у нашей группы "ЭКС", занимавшейся девелопментом, другими инфраструктурными проектами и владевшей торговой сетью "СемьЯ", было много привлеченного капитала. Переговоры с банками шли трудно и жестко. Нам говорили: "Кредит надо погасить досрочно, иначе рухнет банк". Я отвечал: "Если отдам вам деньги, рухнет наше предприятие…" Вот и искали компромиссы. Нашли. "ЭКС" продолжил работу. И тогда, и позже, когда я стал мэром Перми и в рассрочку продал свои акции. Компания существует и сегодня, правда, уже под другим названием.

- С криминалом в 90-е вам наверняка приходилось иметь дело?

- Так, чтобы пули свистели у виска, нет. Характеры сталкивались иногда, не скрою. Но мы ребята крепкие, а вхождение в состав спортивной семьи многое значило в те времена. Наша организация, пермская школа киокушинкай карате, ни в каких, назовем так, хулиганских разборках никогда не принимала участия.

- Почему? Это же было общим местом, когда боксеры, борцы и прочие крепкие ребята использовали силу. По прямому назначению. Вне спортзалов.

- Мы в этом не участвовали по одной причине - личной позиции первого руководителя школы Александра Алымова. За ресторанную драку он мог выгнать члена сборной страны. Ребята вылетали из команды с криком "Поберегись!". Да, Саша такой. Говорил: "Ты позоришь школу. Иди отсюда!" Все, тема закрывалась.

Нас в Перми уважали. Когда проводилась запись новых учеников, желающие попасть в школу однажды перегородили улицу Карла Маркса. Пять тысяч человек пришли!

- А вы как попали туда?

- Занимался вольной борьбой, показывал неплохие результаты, а потом, уже работая после окончания Пермского политехнического института младшим научным сотрудником в "ПермНИПИнефть", увидел объявление о наборе в школу карате. Об этом виде единоборств раньше я только читал, в Советском Союзе он ведь был под запретом. Вплоть до уголовной ответственности. Словом, решил посмотреть, что за зверь такой заморский. Зашел в борцовский зал и… лет на 20 в нем остался.

Александр Алымов, кстати, и сегодня продолжает работать старшим тренером в клубе. В этом смысле у него ничего не изменилось. Многие ребята последовали примеру Саши, и, честно говоря, еще вопрос, кто из нас приносит больше пользы стране. Труд тренера, воспитывающего молодежь, заслуживает всяческого уважения. Из меня вот тренер так себе, бестолковый. С Божьей помощью бойцом был неплохим, а других учить не могу. Не мое. У Володи Болотова свой спортклуб. Вилорий Корнетов одно время служил начальником ОБХСС, сейчас у него предприятие в Перми. Серега Минаев преподает в университете, руководит туристической компанией, он профессиональный путешественник. Олег Жданов работает в энергетике… По-разному сложились судьбы у парней, но отношения мы поддерживаем, никто не потерялся.

- У вас в биографии есть удивительная строка: внештатник уголовного розыска. Это как?

- По молодости искал приключения на свою голову. Романтика в душе играла, хотел поучаствовать в борьбе за правое дело. Это не единственная история такого рода. Года два или три я был общественным охотинспектором. Самым результативным в области, наловил браконьеров больше других. При этом могу чистосердечно покаяться: начинал с того, что… был задержан егерями без путевки. Жили мы в поселке нефтяников, вокруг лес, у нас никто не ходил за разрешениями в охотинспекцию. Мужики брали ружьишко да отправлялись за ближайшую околицу. Вот и я пошел, решил немного пострелять на ужин… Был уверен, что меня никогда не поймают, чуял приближение людей за версту, но нарвался на настоящих профи, которые выставили грамотный кордон. Его обойти я не мог, у ручья меня и взяли… Честно заплатил штраф, собрался домой, а старший егерь говорит: "Поработать у нас не хочешь, студент? Молодые и прыткие, как ты, нам нужны". Я и согласился. Тогда за каждого нарушителя платили половину штрафа в виде бонуса. Это была солидная прибавка к стипендии!

С угрозыском сотрудничал бесплатно, без премий, но в задержаниях тоже участвовал. Мой товарищ, сосед по поселку, работал инспектором. Дежурили с ним на станции "Пермь-2". Лихой участок, и публика там водилась соответствующая, много было народу, находившегося в бегах. Мы помогали ему вернуться в места, не столь отдаленные…

- Навыки единоборств применяли?

- Нет, никого не бил и рук не заламывал. Старался убедить силой слова.

- А с Путиным на татами встречались?

- Владимир Владимирович не предлагал. Да и виды спорта у нас совсем разные…

- Вы же теперь сопредседатель российского Союза боевых искусств?

- Вместе с Сергеем Кириенко.

- Принято считать, что карате, как и прочие восточные единоборства, не только борьба, но и философия, мировоззрение.

- Так и есть. У спорта много предназначений. Физическое развитие важно, но, наверное, самое главное - характер. Спорт воспитывает волю, вселяет уверенность. Нужно уметь терпеть, в том числе и боль.

- Научились?

- Спокойно отношусь к травмам. Не скажу, что ломаный-переломаный, но... Однажды сломал два ребра во время боя. Соперник даже не узнал, что произошло, я отстоял схватку до конца. Хотя в этом был риск, при повторном ударе сломанные края могли повредить внутренние органы. Мне казалось унизительным сдаваться досрочно, и я продолжил поединок. В итоге проиграл по очкам, но не капитулировал.

- Как-то вы, Юрий Петрович, сказали, что делите тех, с кем у вас случаются пересечения, на две категории. На друзей и врагов, на белых и черных. Какого цвета больше?

- Если брать за основу учение дедушки Конфуция, инь и ян пребывают в одинаковой пропорции. Как и положено, единство и борьба противоположностей создают гармонию мира. Но это, скорее, шутка.

- А серьезно?

- Вокруг меня работает много талантливых и профессиональных людей. Проблема в ином. По идее, в правительстве России вообще не должно быть равнодушных и некомпетентных.

- Но такие наверняка есть. И что тогда? Это ведь не татами, на поединок противника не вызовешь, борцовский прием не проведешь.

- Было бы желание решить проблему… Не обязательно ведь бросать через бедро или брать на удушающий. Если это в рамках моей компетенции, отыщу способ, чтобы недобросовестного работника убрали с поста. Еще раз повторю, не боясь показаться нескромным: я никогда не отступаю от поставленной цели. Если что-то делается, на мой взгляд, неправильно, вот сколько сил есть, столько и приложу, чтобы изменить ситуацию. Не остановлюсь, пока не добьюсь своего.

Есть закономерность, о которой знают все, кому доводилось занимать руководящие посты. Когда человек приходит в новую структуру, уровень его компетентности, как правило, находится внизу, поскольку он по объективным причинам многого еще не знает, зато степень уверенности, что любые задачи ему по плечу - наоборот - весьма высока. Постепенно человек понимает, почему не сумеет реализовать задуманное. Опыт растет, а уверенность убывает. Случается некий перехлест, и в этот момент работника надо срочно куда-то передвигать, находить ему новое место службы.

- А вы сейчас на какой стадии, Юрий Петрович?

- На хорошей! Уже и знаний поднабрался, и разочароваться не успел. Кроме того, за всю жизнь я так и не научился мириться с неудачами, поэтому в любом случае буду биться до победного конца. Для меня не существует слова "невозможно". Когда слышу его, начинаю сильно напрягаться.

Расскажу давнюю историю. В десятом классе учительница по математике вкатила мне тройку в четверти, что стало событием из ряда вон. Оценки я всегда получал хорошие, хотя в учебе не слишком усердствовал. Мало того, что математичка влепила "трояк", так она еще при всем классе сказала, мол, это и есть истинный уровень способностей Трутнева. Лучший раздражитель для меня придумать было трудно. Почему кто-то берется оценивать мой потенциал, если я сам его еще не знаю?! Естественно, я тут же взвился и, наверное, впервые в жизни с усердием засел за учебники. В итоге вступительные экзамены в политех по физике и математике устно и письменно сдал на отлично. Даже члены приемной комиссии удивлялись: надо же, деревенская школа, а такой уровень подготовки!

Словом, сказать мне "нельзя" - это прекрасный способ мотивации.

- Но вы считаете себя командным игроком? В единоборствах принцип "один - за всех, и все - за одного" ведь не действует.

- Умею слышать других и работать в коллективе, иначе не мог бы руководить. Если вернуться к спорту, я ведь не только карате занимался, но и выполнил норматив кандидата в мастера спорта по водному туризму, прошел три высших категории сложности. Это командное занятие.

Если же говорить о работе в правительстве и администрации президента, тут важно исповедовать некие общие принципы и не нарушать их. Я никогда не вру. Так не бывает, чтобы сначала сказал одно, а потом сделал другое. Не понимаю тех, кто мимикрирует под воздействием обстоятельств, мечется, суетится. В процессе выработки решений каждый имеет право открыто формулировать собственную позицию, она не обязана совпадать с мнением руководства. Но демократия заканчивается в точке принятия решения. После этого надо всем вместе двигаться в одну сторону.

Остальное - общечеловеческие ценности: не подводи, не предавай… В этом смысле чиновник ничем не отличается от прочих граждан. Главной его мотивацией должно оставаться благо страны. Хорошо, если так, хотя, мы знаем, бывает по-разному. Для кого-то важнее не вызвать гнев начальства, не высовываться, не ссориться с бизнесом… Ну и так далее. Но мы же не об этой публике говорим, правда?

- Вы в людях разбираетесь, как считаете?

- Это серьезная проблема. Нужно время, не умею с первого взгляда определять, кто передо мной. Могу ошибиться. Восточный принцип - полное доверие до первого обмана - часто меня подводил. И плюс на минус в отношении к человеку с трудом меняю. Это всегда внутренняя ломка, насилие над собой.

- Часто сталкивались с предательством?

- Отвечу коротко: бывало. Проще иметь дело с противником, открыто занимающим другую позицию. Гораздо хуже, когда человеку вообще ничего не интересно, кроме личного блага. Вроде бы он что-то и делает, но постепенно начинает крениться куда-то в сторону, занимается не главным, а чем-то иным.

- С Олегом Чиркуновым, который был вашим партнером и заместителем в группе "ЭКС", а потом и сменщиком на посту губернатора Пермской области, вы ведь дружили?

- Да. Это как раз та история, которую я вспомнил, когда вы спросили о случавшихся в жизни потерях. Тема сложная для меня, не скрою. Мы с Олегом долго поддерживали близкие человеческие отношения. Познакомились еще на комсомольской работе, затем вместе создавали "ЭКС"... В 1996 году я стал мэром Перми, а Чиркунов - директором компании. Он оставался в ней и после того, как в 2000-м меня избрали губернатором области.

- Когда между вами начался разлад?

- В середине нулевых. Я уехал в Москву, руководил Минприроды, а Олег возглавил регион… Знаете, не хочу углубляться в эту историю, предпочел бы о ней вовсе не говорить, не ворошить прошлое. Скажу лишь, что сегодня наши контакты с Чиркуновым практически прерваны.

- С Дмитрием Рыболовлевым вы ведь тоже должны знать друг друга сто лет?

- Чуть поменьше… И с ним, и с Андреем Кузяевым, если вы про членов списка Forbes. Мы стартовали примерно в одно время и добились успеха в тех областях, которыми занимались. Наши бизнес-интересы не пересекались, и все же мы держали друг друга в поле зрения. Это нельзя назвать конкуренцией, скорее, спортивным азартом. Знаете, такое заочное соревнование. Дима участвовал в приватизации "Уралкалия", потом фактически стал его собственником. Андрей сделал то же самое на базе "Пермьнефти". Понятно, конкурировать с ними по капитализации компаний или уровню личного благосостояния мы не могли, тем не менее песочница оставалась одна, Пермь - город не слишком большой.

А в 2000 году проходили выборы губернатора. История получилась весьма непростая. Обстоятельства сложились так, что мне пришлось оппонировать действующему главе региона Игумнову. Как говорится, со всеми вытекающими. Давление было сильное, но я пошел до конца, а Рыболовлев и Кузяев выступили тогда на моей стороне. Это и предопределило дальнейшее. Я такие поступки не забываю.

Потом была еще одна эволюция в наших отношениях. Когда на шахте в Березняках случился потоп, и всех собак решили повесить на Рыболовлева, я настоял на объективном расследовании и делал это весьма твердо. Собственно, и все. Не могу сказать, что мы встречались с Димой и Андреем каждую неделю. Этого не было тогда, нет и сейчас.

- Я о другом. Вы, Юрий Петрович, как и Рыболовлев с Кузяевым, преуспели в бизнесе, заработали очень хорошие деньги, но в отличие от них пошли на госслужбу, став лидером по доходам среди чиновников. В 2004-м, едва придя в министры, задекларировали более четырех миллионов долларов, чем потрясли воображение многих.

- К счастью, потом я уступил пальму первенства коллегам, которые до прихода в правительство тоже успели потрудиться в бизнесе. Нашлись люди, заслонившие меня широкой спиной, за что им премного благодарен.

- Вы об Абызове с Хлопониным?

- Еще есть Игорь Шувалов и Денис Мантуров. Квинтет, вырвавшийся вперед... Мы иронизируем друг над другом, но понимаем, что лидерство по доходам - не самая хорошая история в России.

- И в 2014 году вы внесли в декларацию почти 180 миллионов рублей. Зарабатывать успеваете, а тратить?

- Во-первых, значительная часть этой суммы - доходы с заработанного ранее. Но главное даже не это. Скажу простую вещь, а вы попробуйте ее понять. Если говорить об отношении людей бизнеса к деньгам, их накопление может быть целью до определенного предела, после чего полученный капитал становится инструментом, средством для развития и роста. Чтобы удовлетворить даже самые затейливые желания, нужно не так много. Поверьте на слово.

Мне еще проще, я никогда не страдал завиральными идеями, не маялся этим, не участвовал в параде тщеславия, не мерился, у кого круче машина, дороже часы и длиннее лодка. Потребительское соревнование точно не про меня.

В моей семье не принято хвалиться достатком. Даже на стартовом этапе, после появления первых крупных сумм, голова не закружилась. Эйфория прошла с приобретением двухкамерного холодильника, который выглядел тогда диковинкой в Перми, и покупкой новой квартиры для мамы. Папа к тому моменту, к сожалению, умер. Вот отдельное жилье для родного человека, действительно, было для меня запредельно важной целью. Все, больше никакой жажды накопительства.

- Тем не менее в вашем личном автопарке есть и Porsche Cayenne Turbo, и Maserati GranTurismo…

- Послушайте, Maserati уже нет. Продал. Исключительно из-за ваших коллег, которые вспоминали мне эту машину при любом удобном случае. Надоело объяснять, что выезжал на ней за ворота два раза в году, зато читал в прессе гораздо чаще. А знаете, сколько лет я отъездил на обсуждаемом Porsche? Одиннадцать! Приличные люди в такие даже не садятся...

Быстрые машины для меня - не дань моде, а любовь к скорости и автоспорту. Одно время серьезно увлекался гонками, был чемпионом России по ралли-кроссу. Впрочем, давно уже не гоняю. Как-то недосуг.

Что же касается того, как распорядиться деньгами, себя и семью я давно обеспечил, в этом вы правы. Теперь стараюсь по мере сил помогать другим.

- Вы о благотворительности?

- О ней. Но на эту тему вслух точно не распространяюсь…

То, что происходило со мной в прошлом, воспринимаю как самостоятельные жизни. Карате - одна, авторалли - другая, бизнес - третья, госслужба - четвертая... Интересно, когда можешь прожить несколько и попытаться в каждой добиться успеха. Я получил черный пояс и пятый дан карате, стал мастером автоспорта, созданная с моим участием частная компания доказала состоятельность, я вроде бы не затерялся среди чиновников… Понимаете, для меня важно не то, сколько заработал, а что удалось реализоваться в разных сферах.

Сегодня мне интересно заниматься Дальним Востоком, драйв не пропал. Еще многое можно сделать, но от замыслов до реализации дорога длинная. Значит, надо продолжать. Убежден, с поставленной задачей справимся. Мы ведь ничего не делаем в рамках обычного чиновничьего регламента. Раньше бывало, человек приходил ко мне и жаловался, что не может решить проблему. Я спрашивал: "А что ты сделал?" Он отвечал: "Письмо отправил. В министерство". Но ты ведь не почтальоном работаешь, родной! Какая разница, куда ты написал. Если надо, ночуй в приемной у министра, но добейся, чтобы вопрос рассмотрели! Я всегда выезжаю на отбор ТОР, так не бывает, чтобы бумажки посмотрел, и все само закрутилось, заработало. Обязательно надо участвовать и контролировать. А иначе как смогу отвечать за вверенный участок?

- Последний вопрос. Что за меч у вас в кабинете на видном месте красуется?

- Подарок. Катана, длинный японский меч. Иногда за день очень сильно устаю, а оружие дает… как сказать?... правильные ощущения. Порой идет совещание, я встану из-за стола, выну меч из ножен, подержу в руках в задумчивости… Замечал, это действует на людей ободряюще. Сразу успокаиваю: "Да я не то имел в виду". Но народ все равно начинает энергичнее реагировать на обсуждаемые вопросы. Может, надо чаще катану доставать?

Tags: Россия, люди дела, русские
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments