turan01 (turan01) wrote,
turan01
turan01

http://tass.ru/opinions/top-officials/2540576?page=1    21 декабря 2015
Юрий Трутнев:  демократия заканчивается в точке принятия решений

Вице-премьер правительства России, полномочный представитель президента в Дальневосточном федеральном округе - в спецпроекте ТАСС "Первые лица"

-  Вы по какому времени живете, Юрий Петрович?

- По местному. Смотря где нахожусь в конкретный день. Если в Москве, то по московскому, на Камчатке - по камчатскому. Иначе нельзя. Месяц делится у меня примерно на равные части: две недели провожу в столице и столько же - в командировках. Порой пропорция нарушается в ту или иную сторону, но в целом стараюсь ее сохранять. К смене часовых поясов отношусь спокойно, от джетлага особо не страдаю. Главное - успеть выспаться. Перелеты на Дальний Восток длинные, вроде есть время, чтобы отдохнуть, но иногда приходится работать и на борту. Вот потом приходится тяжко, если совещание или рабочие встречи начинаются чуть ли не у трапа самолета. Не будешь ведь носом клевать. Надо включаться в разговор, убеждать людей, а для этого нужна энергия.

Недавно прикидывал с коллегами, сколько налетал за последние два года. Оказалось, провел в воздухе чуть более месяца.

- Наверное, получили статус почетного пассажира "Аэрофлота"?

- С национальным перевозчиком мы строим отношения в иной плоскости. В начале декабря я встречался с главой авиакомпании Виталием Савельевым и обсуждал, как сделать полеты на Дальний Восток доступными для всех. Важно минимизировать последствия ухода с рынка "Трансаэро", чтобы не сократилось количество рейсов и сохранились прежние базовые тарифы.

- Но "Аэрофлот" - не благотворительная организация, он не может летать себе в убыток.

- Тем не менее мы нашли понимание у руководства компании. Так называемый плоский тариф, который действует без сезонных колебаний в течение года, составит в 2016-м в эконом-классе 20 тысяч рублей за перелет в оба конца из Москвы во Владивосток, Хабаровск, Петропавловск-Камчатский, Южно-Сахалинск. Сейчас тариф равняется 18 тысячам рублей. Рост ниже уровня инфляции. Вы правы, с "Аэрофлота" задачу получения прибыли никто не снимал. Компания получила от государства самые прибыльные международные маршруты "Трансаэро". Но и о социальных обязательствах надо помнить. Живущие в отдаленных регионах России люди ни в чем не должны чувствовать себя отрезанными от "большой земли".

- А куда вам чаще приходится летать?

- Слово "приходится" в данном контексте не вполне уместно, я всегда с удовольствием еду на Дальний Восток. Могу объяснить, почему. В Москве сложнее ощутить эффективность собственной работы. Вроде с утра до ночи делами занимаешься, стараешься, а потом неделя проходит, оглядываешься и затрудняешься с ответом, что же такого полезного сделал. Многие процессы растянуты во времени, решаются долго, медленно…

На территориях по-другому. Да, там задачи более локальные, но и добиться конкретного результата проще. А когда видишь плоды совместных усилий, и настроение улучшается.

Если же отвечать на ваш вопрос по существу, чаще всего бываю в Приморье.

- Там столица Дальнего Востока?

- Столица у нас одна - Москва. Но, безусловно, Владивосток - центр притяжения региона. С самых разных точек зрения. Сосредоточения экономических интересов, логистических проектов, наличия федерального университета… Кроме того, в Приморье находятся две территории опережающего развития. Еще по две ТОР созданы в Хабаровском крае и Амурской области. Пока ни одной нет на Сахалине, но, думаю, этот пробел мы быстро заполним. На остров пришел новый активный губернатор, Олег Кожемяко уже внес предложения, которые постараемся реализовать в ближайшее время. Один проект касается создания горнолыжного курорта на Сахалине, второй - развития Курил, третий - обеспечения территории собственными продуктами питания. Возить с материка дорого и далеко…

туристическим уклоном на Камчатке. Регион уникальный, по природным красотам подобных мест на Земле мало. К сожалению, потенциал используется пока крайне слабо. С точки зрения сервиса туристам почти нечего предложить. Гостиницы, в которые не страшно поселиться, можно пересчитать по пальцам рук, морской порт Петропавловска-Камчатского пребывает в "убитом" состоянии, туда ни один круизный лайнер не зайдет, асфальтированные дороги на полуострове тоже наперечет… Даже в знаменитую Долину гейзеров единственный путь - вертолетом. А это штука дорогая и не слишком надежная из-за капризов местной погоды. Но развивать туризм на Камчатке жизненно необходимо. Это золотая жила, которую никак не начнут разрабатывать.

- Вы когда впервые побывали на Дальнем Востоке?

- Сравнительно недавно, в 2004 году. До того жил на Урале, а потом Владимир Путин предложил мне поработать министром природных ресурсов и экологии России. Вскоре после назначения мой тогдашний коллега по правительству и сегодняшний хороший товарищ Герман Греф позвал в поездку по Дальнему Востоку. Мол, те края надо хорошо знать, это особая территория для страны. Потом я не раз туда летал, но по-настоящему изучил, уже став вице-премьером и полпредом президента. Мое назначение совпало с самым мощным за последний век наводнением в Хабаровском крае, Амурской области и Еврейской автономии.

- Обычно говорят "из огня да в полымя", а вас, значит, то ли в омут бросили, то ли в прорубь…

- Хорошая была работа! С точки зрения жесткости рамок, в которые нас поставили обстоятельства, и необходимости принимать оперативные и действенные решения. Нужно было максимально быстро ликвидировать последствия паводка, сделать так, чтобы никто не остался на улице, без крыши над головой. Наводнение, напомню, случилось в июле 2013 года, в зону затопления попало около 200 тысяч человек, свыше 12 тысяч семей лишились жилья. Владимир Путин вылетел в пострадавшие районы, я сопровождал его в поездке. Оглядываясь на ту ситуацию, могу сказать, что по-хорошему удивляюсь стойкости жителей Дальнего Востока. Не было ни уныния, ни истерик. Да, без слез не обошлось, но для этого и поводы имелись. Люди мужественно переносили беду, с которой столкнулись. И работали собранно, эффективно. Если бы мы всегда так трудились, давно жили бы в другой стране. Четкость и быстрота на порядок отличались от режима, в котором обычно существуют чиновники. Тогда же Владимир Владимирович принял решение совместить должности заместителя главы правительства и полномочного представителя президента в регионе. В сентябре 2013-го регулярно случались ситуации, когда поздно вечером я звонил в Москву министру финансов Силуанову с какой-нибудь возводящейся временной плотины, а утром деньги уходили на территорию. Иначе в тех условиях нельзя было работать. Со стихией шутки плохи, ее не попросишь подождать, пока все бумаги будут согласованы, а подписи собраны.

- Словом, у нас хорошо получается только в экстремальной ситуации?

- Видимо, это свойство русского характера. В спокойной обстановке работаем плохо, и мобилизуемся, когда припирает к стенке… На ликвидацию последствий наводнения государство выделило 40 миллиардов рублей, еще более 2 миллиардов собрали пострадавшим благотворительные организации и граждане страны. Общими усилиями со всем справились, новые дома вместо разрушенных были построены до конца сентября 2014 года, как и планировалось изначально. Остался последний хвостик под названием "минимизация рисков наводнений последующих периодов". Этой темой еще надо заниматься. Значительная часть вопросов находится в компетенции Минприроды и Минэнерго. Нужно подстраховаться от возможных неприятных сюрпризов в будущем, хотя, конечно, природа сильнее человека, и нельзя сказать, что мы в состоянии защититься от любых катаклизмов.

- Какие проблемы, на ваш взгляд, наиболее остро стоят на Дальнем Востоке?

- Удивитесь, но на первое место поставил бы человеческий фактор. Мы много делаем для развития территорий, однако любые усилия окажутся бесплодными, если люди не поверят в серьезность заявленных планов, не включатся в работу. Приходится сталкиваться с таким настроением, мол, зачем пахать, если сливки все равно достанутся приезжим, каким-нибудь москвичам да питерцам? Мы стараемся, чтобы не появлялось малейших оснований для подобных мыслей. С другой стороны, очень слабая позиция, когда человек добровольно капитулирует. Часто спрашиваю: "Вот вы здесь живете, знаете всех и все, почему же сдаетесь без боя? Мы создаем условия, а вы должны побеждать". Не могу представить, чтобы в середине девяностых годов кто-нибудь из столицы приехал в мою родную Пермь, где я тогда занимался бизнесом, и диктовал мне условия. Я вырос в тех краях, состоялся как человек, мои родители там жили, дети, сестра, друзья… Это не значит, что мы никого не пускали, нет. Речь о другом: мы дома, и поэтому сильнее.

Так должно быть и на Дальнем Востоке. Люди, живущие в регионе, не имеют права чувствовать себя временщиками! Это их земля. Да, психологию перестроить трудно. Некоторые продолжают считать: денег на "северах" заработаем и переберемся в Центральную Россию. Но крепнет и тренд, направленный в противоположную сторону. Люди смотрят на перемены, происходящие на Дальнем Востоке, на то, какие условия создаются для развития предпринимательства, и понимают: подобного нет пока нигде в России. Перспективы открываются очень заманчивые.

- Например?

- В ТОР пятилетние налоговые каникулы, гораздо ниже соцстрах, действует режим свободной таможенной зоны, землю можно взять непосредственно в управляющей компании и не проходить круги ада по муниципалитетам. Когда намного меньше платишь налогов и теряешь времени на бюрократические процедуры, это создает совершенно иные условия для ведения бизнеса.

- Люди поверили? Каникулы, даже пятилетние, закончатся, и все придется возвращать с лихвой. Известно, где бывает бесплатный сыр...

- Послушайте, сейчас в ТОР лежат 75 заявок.

- Полагаете, много?

- Мы говорим о новых предприятиях. Разве этого мало?

- Размер имеет значение.

- Общий объем частных инвестиций - 492 миллиарда рублей. Таких показателей нет ни в одном из других федеральных округов. Помните, недавно нам говорили: "Дайте бюджетные триллионы, и мы поднимем Дальний Восток". На мой взгляд, подход ошибочный. Эти деньги ведь должен кто-то заработать. У нас принципиально иная модель, при ней частному бизнесу становится выгодно инвестировать в новые проекты.

- А из федерального бюджета сколько регион должен получить до 2018 года?

- 42 миллиарда рублей. Цифра останется неизменной, хотя были поползновения ее урезать.

- Отбили атаки?

- Не я. Президент проводил специальное совещание, выслушал нашу точку зрения, позицию Минфина, после чего сказал: "На Дальний Восток деньги не сокращать".

И все успокоились…

Получается, у нас на рубль бюджетного финансирования более 10 рублей частных инвестиций. По-моему, очень хороший мультипликатор. К примеру, золотодобыча в Селемджинском районе Амурской области на 126 миллиардов рублей финансируется частными инвесторами, и 14 миллиардов поступают из федерального бюджета. Похожая пропорция по Таежному горно-обогатительному комбинату, транспортно-перегрузочному комплексу в морском порту "Ванино"... Да, есть проекты, которые идут не очень гладко. Но мы намерены решать проблемы. Шаг за шагом.

- Тем не менее отток людей на "большую землю" ведь продолжается?

- За последние пару лет он снизился почти вдвое и составляет менее 12 тысяч человек в год… Посчитайте, какая эта доля от 6 миллионов 211 тысяч, живущих в регионе.

Послушайте, мы справимся с задачей, миграция из отрицательной станет положительной. На территориях очень нужны рабочие руки. На производстве, в строительстве, сельском хозяйстве, рыбной отрасли.

- Инициатива по бесплатному выделению всем желающим россиянам до гектара земли на Дальнем Востоке может стать новой программой по переселению? А-ля Столыпин.

- Мне забавно наблюдать, как наше предложение критикуют и справа, и слева. Одни говорят, мол, зачем все затевать, если никому это не надо. Неправда! Надо. Другие рассуждают, что лишь выделения земли мало, необходимо еще дать денег. Типа подъемных на обустройство. Я предлагаю не горячиться. Все решения должны опираться на прочный экономический фундамент. Мы беремся лишь за то, что в состоянии сделать.

Закон вступит в действие в мае следующего года. Даст ли это приток желающих переехать на Дальний Восток из других регионов? Надеюсь, да. Хотя целью решения о выделении земли было не это, а увеличение степени экономических свобод наших сограждан. Чем меньше у человека связаны руки разными ограничениями и условностями, тем быстрее и эффективнее он работает. Вся конкуренция в мире строится именно так. А что в итоге получится из нашей затеи с землей, увидим. Надо сначала сделать.

Во фразе "Каждый желающий может бесплатно получить гектар", безусловно, важно и что "бесплатно", и что "каждый желающий". Но ключом является то, как человек собирается распорядиться полученной землей. Это ведь не халявная раздача по принципу "пусть будет, авось пригодится". Законом предусмотрена защита от хищнического использования выделенного участка. Если, к примеру, собственник вырубит лес, он будет обязан высадить и вырастить новый, иначе придется уплатить штраф и компенсацию в бюджет. Возможно и изъятие участков при грубом нарушении норм землепользования.

Недобросовестным владельцам заслон поставим, важно снять его для всех остальных!

Вы пробовали взять клочок земли где-нибудь в Подмосковье? Или в Тверской области, Ярославской, Владимирской… Без разницы! Когда я работал в администрации президента, люди приносили толстенные тома на эту тему. О своем хождении по мукам.

- В жанре триллера? Или детектива?

- Ужастика! Знаю человека, пять лет пытавшегося добиться разрешения на получение земли. Результат нулевой. Если, конечно, не считать написанную им книгу о мытарствах. Мы украли время, силы, энергию у того, кто хотел сделать что-то полезное. Поэтому главная наша задача - свести бюрократические процедуры к минимуму. К идее можно относиться по-разному, но тот факт, что любой желающий волен зайти на сайт "На Дальний Восток.рф", выбрать участок земли, сформировать его границы, в течение 15 минут подать заявку и получить подтверждение, это… как вам сказать?.. другая реальность.

- А вы себе гектар присмотрели, Юрий Петрович?

- Пока не до того, честно говоря.

- Нарушаете принцип "делай как я".

- Считаю себя человеком ответственным, а брать землю, повторяю, имеет смысл лишь в случае, если собираешься реально заниматься ею. У меня для этого сейчас нет времени. В перспективе с удовольствием взял бы участок на Курилах. Там неописуемо красиво. Чудесные места на Камчатке, Сахалине, в Приморье… Понятно, нельзя приватизировать земли, принадлежащие Минобороны и относящиеся к особо охраняемым природным территориям, а больше, по сути, никаких запретов. Речь о пустующих участках, где можно строить жилье, заниматься предпринимательством, лесным или сельским хозяйством...

Правительство поддержало наш законопроект, теперь очередь за Госдумой.

- Инерцию в чиновничьих головах тяжело преодолеть?

- Сегодня уже обладаю определенным опытом, а вот когда 11 лет назад начинал работать министром… Помню, как впервые столкнулся с труднообъяснимым сопротивлением. Вроде делаю полезное, нужное дело, а мешают так, что мама не горюй! Причем давят сразу со всех сторон. Ощущение, будто в боевые действия ввязался. Я поговорил со старшим, более опытным и мудрым коллегой. Спрашиваю: "Объясни, что происходит?" А он отвечает: "Рассчитывал, перед тобой ковровую дорожку расстелют за добрые дела? Настраивайся на жесткую борьбу. Если не готов, уходи".

Я условие принял, но дальше легче не стало.

- Почему?

- У каждого свое представление об истине и том, что считать благом. Даже одинаково видя цель, можно выбрать разный путь... Люди порой упрощают процесс, без затей деля чиновников на честных и корыстных. Проблема в том, что не всегда только личная выгода искажает решение. Иногда человек не хочет ссориться и наживать врагов, порой ему не хватает воли и уверенности в правильности выбора. Деформирующих факторов много, поэтому столь важно умение добиваться поставленного результата.

Повторяю, все зависит от внутреннего выбора. Я так и не научился мириться с проявлениями безразличия к порученному делу, отсутствию должного уровня профессиональных навыков. Если вижу, что человек не отвечает за свои решения, не справляется с обязанностями, молчать точно не стану. Сначала постараюсь объяснить, что так дело не пойдет. От особо непонятливых товарищей найду способ избавиться.

Да, хочется верить в разумное, доброе, вечное, но приходится признать, что при принятии тех или иных решений порой имеет место откровенная грязь. Бывает и аффилированность. К тому, от кого зависит судьба проекта, обращаются уважаемые люди и говорят, что у них возникнут большие проблемы, если произойдут определенные действия. Мол, помогите, не допустите…

Пример из периода моей работы в Минприроды, когда мы меняли экологическое законодательство. Ну, мама дорогая! Бизнес давил целеустремленно и системно. Собственники не хотели вкладываться, им было проще задушить инициативу на корню. Война шла не детская и закончилась лишь недавно. Соответствующее решение было принято на государственном уровне.

Таких фактов - масса. Очень часто решения чиновников завязаны на конфликт интересов.

Возьмите ситуацию в рыбной отрасли. Видели, наверное, бурные обсуждения вплоть до Госсовета? Там ведь тоже куча деформаций. Скажем, люди получили квоты под строительство перерабатывающих мощностей, но ничего не сделали. А квоты отдавать не хочется, никого подпускать на рынок тоже. Вот и начинается возня… Другой пример. В мире до половины поставляемой на рынок рыбной продукции - марикультура, искусственно выращенная промысловая рыба. А у нас ее доля составляет около процента. Иными словами, потенциал роста - в 50 раз. Принят закон о марикультуре. Я приехал во Владивосток, стал разбираться, почему не развиваем направление, мне тут же назвали с дюжину препятствий, которые мешают закону нормально работать. Спрашиваю коллег из Росрыболовства: "Родные, а раньше вы этого не знали? Разве не ваша прямая обязанность следить за соблюдением закона, его реализацией? И какой реакции от меня ждете?"

Или возьмите закон о региональных инвестпроектах. Прямое поручение президента: дать льготы новым проектам на Дальнем Востоке. На Госсовете даже конкретные цифры обсуждали, с какой суммы вложений включать льготный режим. А дальше - похожая история. Создали закон, который нельзя применить на практике. Чтобы получить статус инвестпроекта, надо пройти лабиринт минотавра. Люди годами бродят по нему, но не добираются до финиша, сходят с дистанции. Что с этим делать? Поручение президента не выполнено, закон не реализуется. Я раз пять собирал народ по этому поводу, сейчас вроде бы внесены поправки в Госдуму, может, воз тронется с места…

Приходится затрачивать много лишних усилий, чтобы исправить недоработки отдельных чиновников. Возможно, на госслужбе имеет смысл ввести ключевые показатели эффективности. И попытка внедрить KPI в правительстве ведь была.

- Не прошла?

- Да вот как-то почила в бозе, хотя Михаил Абызов предлагал…

Получив задачу развивать Дальний Восток, мы с коллегами задумались по-взрослому: а что делать-то надо? Казалось бы, самый простой рецепт: загрузить 30 эшелонов деньгами доверху, отправить их по Транссибу, довезти до места, раздать всем нуждающимся, и сразу наступит рай. Но это полная глупость, бессмысленная история! Да и эшелонов таких уже не осталось, грузить в них особенно нечего.

Решили действовать по-другому. Ведь развивают территорию не деньги, а люди. Вопрос состоял, сможем ли мы создать им толковые условия для работы. Как можно меньше бессмысленных проверок, надуманных экспертиз, пустых согласований... Первая и главная заповедь: не мешай.

Эффективность чиновников - ключ проблемы. Чтобы чувствовали ответственность за порученный участок и не городили препятствия для людей. Сейчас, в кризис, это становится главным требованием. И 42 миллиарда рублей, выделяемых на развитие Дальнего Востока, мы намерены расходовать именно на создание приемлемых условий для бизнеса. Инфраструктура, дороги, линии электропередачи…

Повторяю, на бюджетные деньги мы не создаем экономические проекты. Это задача для бизнеса. Субъекты Российской Федерации должны помогать с господдержкой в случае необходимости.

Я ведь тоже работал в частном секторе. Если рискуешь своими деньгами, думаешь над решением проблемы сутки напролет, пока не найдешь выход. От этого зависит не только твоя судьба, но и тех, кто тебе доверяет. Вся жизнь может полететь в тартарары.

- У чиновника не так?

- Увы, нет. Его степень ответственности гораздо более размыта. Система эшелонированная, всегда можно спрятаться за чью-нибудь широкую спину. Мы обязаны вырасти до уровня, когда любое непрозрачное действие будет вызывать резкую реакцию у окружающих. Потянул товарищ одеяло не в ту сторону, а ему сразу по рукам: "Парень, что делаешь? Интересы государства лежат в другом направлении".

- Полагаете, дорастем?

- Могу точно сказать: сегодня мы ближе к такому состоянию, чем 12 лет назад, когда я пришел в федеральную власть. Помню чудеса, которые происходили, например, в рамках соглашения о разделе продукции. Сейчас так странно стараются себя не вести, хотя до кристальной прозрачности принимаемых решений нам еще далеко.

Недавно я вызвал к себе одного из дальневосточных руководителей. В целом он работает нормально, но у него пересекаются прошлые коммерческие интересы и сегодняшняя госслужба. Я дал сутки, чтобы определиться. Сказал: "Родной, окончательно уходи из бизнеса или слагай полномочия, сам не позорься и нас не подставляй. На двух стульях сидеть не надо, это плохо кончается".

- Услышал?

- Так точно.

- У вас ведь тоже, Юрий Петрович, строго говоря, два стула?

- Но оба, прошу заметить, не в бизнесе. Да, у меня есть кабинет и в Белом доме, и на Старой площади. На данном этапе совмещение функций полпреда президента и вице-премьера правительства оправдано, хотя мне сложно разделить себя, не понимаю, как это сделать - вдоль или поперек. А если без шуток, главное, что цели, которые ставит руководство передо мной, в обоих случаях совпадают. Это ускоренное развитие Дальнего Востока.

Какие-то направления требуют усиленного внимания. Строительный сектор превратился в глобальную проблему. Можно пальцы загибать: новый аэропорт Петропавловска-Камчатского должны были сдать в эксплуатацию год назад, космодром Восточный, Нарвинский автодорожный тоннель, два отеля-недостройки во Владивостоке, океанариум на острове Русский… У "Дальспецстроя" очень плохая репутация. Очень! За что ни возьмутся, все идет не так. Я встречался с руководителем "Спецстроя России" и задал Александру Волосову простой вопрос: "Долго будет продолжаться позор? Руководитель кремлевской администрации Сергей Иванов в ручном режиме контролирует строительство главного аэропорта Камчатки, я занимаюсь достройкой гостиниц во Владивостоке, разбираюсь, как это сделать, вице-премьер Дмитрий Рогозин без конца летает на космодром, следит за ходом работ. А ваши люди на что нужны?"

Знаете, я четыре года был губернатором Пермской области, мне в страшном сне не приснилось бы, что из Москвы приедет высокий начальник и начнет за меня решать вопросы. Исключено!

окончание следует

Tags: Россия, люди дела, русские
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments