turan01 (turan01) wrote,
turan01
turan01

окончание


Водитель Бирхера был немецким агентом и однажды донес на одного из членов миссии, ошибочно обвинив его в поддержке коммунистических идей. Айхенбергер запомнила свои страхи: по улицам было жутко ходить одной, а сама работа была хаотичной, механической и бесконечной. Ее возмущало, что оккупационные власти отказывались заботиться о местном населении. Посетив однажды «смоленское гестапо»[36], в одной из камер она увидела женщину с «пустым, потухшим взглядом». Солдат сказал ей, что обитатели камер меняются каждые несколько дней, так как после расследования их обычно расстреливают. По его словам, иногда немцы не утруждали себя соблюдением юридических процедур: это «такая трата времени, они все просто партизаны и еврейский сброд». В одной из последних камер стена была из железного листа, а пол цементный. Охранник сказал, что раньше здесь располагалась большевистская ЧК: жертвы вставали лицом к стене, им стреляли в затылок. Чтобы хоть как-то расслабиться, два–три раза в неделю по вечерам Эльзи ходила в кино, а также посещала концерты классической музыки[37].
Ранним утром 19 января 1942 года первая швейцарская медицинская миссия покинула Смоленск. Стоял сильный мороз. В дорогу немецкие коллеги снабдили швейцарских врачей хлебом, маслом, консервами, вином и шнапсом.
Хирург 16-й армии вермахта Ганс Киллиан в октябре 1942 года в Пскове встречался с Бирхером, которого знал еще с довоенных времен по берлинским симпозиумам. Швейцарец, прибывший в СССР с инспекцией, сообщил ему, что во время обсуждения в Бундесрате в 1941 году кто-то сказал, что раз мы такие нейтральные, то нужно отправить врачей и в Советский Союз, однако никто на это не вызвался, поэтому ограничились германской стороной. Бирхер откровенно говорил с Киллианом о перспективах войны, которые, по-видимому, уже были ему ясны. Немец в целом соглашался, но добавлял, что врачу не остается ничего иного, кроме как лечить, даже если негативный исход уже предрешен[38].


Ненужная утечка
Всего на оккупированные территории СССР были отправлены четыре миссии, в которых приняли участие 250 человек. Некоторые, как Айхенбергер, ездили по несколько раз. Последние две экспедиции напрямую финансировались швейцарским правительством, поскольку к тому моменту частные инвесторы от этой инициативы просто устали. Ойген Бирхер полноценно участвовал только в первой миссии, а позже бывал в России лишь эпизодически.
Вторая миссия, состоявшая из 80 человек и возглавляемая доктором Максом Арнольдом, начала работу 8 января 1942 года и до 14 апреля работала в Варшаве. Есть данные, что в ней принял участие президент швейцарского Красного Креста, записавшийся в последний момент[39]. Третья миссия под руководством доктора Франца Мерке уехала 18 июня 1942 года и проработала в Риге, Даугавпилсе и Пскове до 29 сентября. Четвертая миссия под началом доктора Эрвина Ховальда убыла 24 ноября 1942 года и работала в Сталино и Харькове до 9 марта 1943 года, когда ей пришлось спешно эвакуироваться из-за наступления Красной армии. Отдельные врачи попали под Сталинград[40]. Также в апреле 1942 года состоялась ортопедическая миссия в Афины. Еще одна, неофициальная, миссия к югославским партизанам Тито была подготовлена и проведена, несмотря на противодействие швейцарских государственных органов, швейцарцами левых убеждений[41].
Если отвлечься от мнений, в которых подчеркивалась эффективность швейцарских врачей, то в целом для Швейцарии успешность этого проекта остается под большим вопросом. Действительно, страна не получила того эффекта, на который рассчитывала, но скорее обзавелась новыми проблемами. Дело в том, что один из врачей, доктор Рудольф Бухер, участвовавший еще в первой миссии, после возвращения в Берн начал активно информировать общественность о том, что на Востоке массово уничтожают евреев. Более ста выступлений (охвативших, по словам самого Бухера, около 150 тысяч человек), в которых рассказывалось о нацистской оккупации, Бундесрату крайне не понравились: в отношении подобных публичных актов был введен режим жесткой цензуры[42]. В начале 1944 года Бухера вызвал министр внутренних дел, полковник Карл Кобельт. Он устроил врачу выволочку, пригрозив отправить его за решетку. Кроме того, Бухера уволили из армии. После войны он написал мемуары и стал членом Бундесрата.
Знакомые говорили, что Бухер был увлекающимся человеком, который любил преувеличивать. Однако его рассказы подтверждаются и дневниковыми свидетельствами водителя Франца Блэттера, участвовавшего в первой миссии. Он вел свои записи в Варшаве: «23 октября. Вчера 3000 евреев были убиты из-за саботажа»; «7 ноября. Женщины и дети были ликвидированы из-за стрельбы по немецким солдатам». Этот дневник в итоге попал в руки швейцарских властей[43]. В конце концов, последующие предложенные швейцарцами миссии были отклонены Берлином из-за «ненужного» общественного внимания, привлеченного к теме военных преступлений.
По утверждению швейцарского специалиста Дэниэля Буржо, союзники в итоге получили пропагандистский козырь и, как он пишет, «со злобным удовольствием» стали ссылаться на показания участников миссий. Весной 1942 года Пиле-Гола «надавил» на Комитет, заставив публично опровергать эти «досужие рассуждения». Несмотря на принятое врачами обязательство молчать, слухи о преступлениях германской армии на Востоке, свидетелями которых стали медики, начали циркулировать внутри Швейцарии уже в середине декабря 1941 года. Это было зафиксировано в отчетах немецких дипломатов. После завершения работы первой миссии, в феврале 1942 года, в германской прессе появилась небольшая врезка из двух абзацев, где швейцарским врачам выражалась благодарность:
«Практичная, всегда полезная работа этих прекрасно обученных и особо проинструктированных мужчин и женщин сыграла важную роль в уходе за нашими германскими солдатами, борющимися против большевизма»[44].
Чуть позже некоторые материалы вышли в свет в Швейцарии. В 1942 году (возможно, с одобрения Комитета) напечатали небольшую работу на 46 страницах, в которой доктор Ганс Венген обобщил «смоленский опыт» швейцарских врачей[45]. А уже в 1945-м опубликовали большой сборник статей, отчетов и воспоминаний, отредактированный Бирхером[46]. В том же году вышел дневник Айхенбергер[47].


И иные примеры
Швейцарский казус заметно отличается, скажем, от случая Испании, которая формально также оставалась нейтральной, а на деле отправила в Россию Голубую дивизию, показавшую себя сильным и действенным соединением вермахта. Вряд ли можно сравнивать Швейцарию и с Францией правительства Виши, которая, формально не объявляя войну СССР, набрала небольшой легион добровольцев. Некоторые параллели можно проводить с Болгарией, которую принудили присоединиться к державам Оси. После 22 июня 1941 года нацисты ждали, что болгары официально, как союзники Германии, пошлют свою армию воевать с Советами, однако королевство даже не объявило СССР войну. В декабре 1942 года возникло предложение сформировать болгаро-германский легион, однако и оно было отвергнуто болгарами. И хотя в самом конце войны в СС было создано болгарское формирование из числа ультраправых добровольцев, формально Болгария отделалась от «союзнического долга» тем, что отправила на германо-советский фронт санитарный поезд, врачи которого лечили в том числе и русских раненых. По словам секретаря царя Бориса III, стратегия государства в то время предполагала «умиротворение Германии путем множества малозначительных уступок»[48].
В описанной истории, однако, итог иной: Швейцария – государство нейтральное, не вступавшее ни в какие коалиции с нацистами. Быть может, всю эту миссию наиболее целесообразно рассматривать с узко швейцарской точки зрения? Для маленького государства и в то время, и сегодня было важно сохранять свою независимость, причем любой ценой, и если для этого требуется «умасливание» сильных, значит, так тому и быть. В конце концов, швейцарские медики не были боевым формированием. Вместе с тем, конечно, вопрос о беспорочной нейтральности все равно остается. Да, формально в противников той Германии врачи из конфедерации не стреляли, но зато они лечили тех, кто это делал.
Насколько возможны здесь этические оценки? Немецкая армия была призывной, и вряд ли какой-нибудь Ганс из баварской деревни, получивший пулю в холодной России и мучившийся от раны в смоленском лазарете, был виноват в том, что его правительство развязало войну, в ходе которой осуществляло геноцид. Точно так же не виновным в той войне был швейцарец, который по идеологическим или гуманитарным причинам приехал в далекую страну, чтобы извлечь из Ганса пулю и поставить его на ноги. Конечно, Ганс, вылеченный швейцарцем, потом снова шел воевать – но это логика войны, а не мира, то есть не тех семидесяти лет, которые отделяют нас от жутких событий Второй мировой.
***
Лаури Коэн, размышляя о противоречивой роли этих «нейтралов» и их месте в швейцарской памяти о войне, говорит о том, что сам по себе факт транснационального взаимодействия с участием Швейцарии в оккупированном Смоленске был уникальным[49]. По ее словам, ни в одном советском документе об оккупации Смоленска, с которыми она работала, не было ни слова о швейцарской миссии. Действительно, за исключением эпизодического упоминания в книге дипломата Андрея Степанова и краткого описания, сделанного военным историком Константином Семеновым, эта история практически не известна в России до настоящего времени[50]. Подготавливая этот текст о забытой странице германо-швейцарского сотрудничества, я в свою очередь не преследовал цели кого-то осудить или оправдать. В конце концов, дело историка ограничивается лишь описанием реальности и, таким образом, демонтажем разного рода глупостей, накапливающихся со временем вокруг той или иной темы.
В 2003 году Фредерик Гонсет снял документальный фильм «Миссия в ад», в котором предоставил слово выжившим участникам этого забытого военно-медицинского проекта. Ленту показывали на первом фестивале кино франкоговорящей Швейцарии, причем DVD с фильмом содержит русскую озвучку и субтитры. Не часто маленькая страна предлагает людям, говорящим по-русски, заглянуть в столь неоднозначные закоулки своей истории. В конце фильма историк швейцарского Красного Креста Филипп Бендер говорит о том, что все изыскания показывают, что отправка миссий серьезно подорвала швейцарский нейтралитет:
«Это было проявлением беспомощности влиятельнейших кругов государства и общества перед якобы неотвратимым ростом могущества “третьего рейха”. […] Отправка этих санитарных миссий явилась искажением принципов и ценностей, которыми должна руководствоваться такая организация, как Красный Крест».
Интересно и озвученное в той же ленте воспоминание Фредерика Роделя о возвращении из СССР.
«В Швейцарии. О, как я был разочарован. По прибытии в Цюрих нас встречали великолепным обедом, кажется, в одном из банкетных залов, неподалеку от вокзала. Всех нас рассадили между знаменитостями из политического либо из медицинского мира, местными либо бернскими. Начались расспросы: “Так что же вы видели, что вы делали?”. А мы: “Вы же понимаете – мы ничего не видели, ничего не делали”. А потом нам стали говорить: “Вы знаете, почти невозможно достать сливочного масла, все теперь нормировано, если бы вы знали, как сложно с тем, как сложно с этим, на все ограничения”. Вы понимаете, мы там оставили людей в конце тупика, а тут нам говорят – недостает сливочного масла. Это было отвратительно, даже сейчас, как вспомню… [всхлипывает] Простите меня, это глупо».
Как бы то ни было, в целом феномен швейцарской миссии по-прежнему остается в «серой зоне» как в моральном, так и в политическом отношении. Это когда белое уже не такое уж и белое, а черное еще не слишком черное.
Короче говоря, туман – как в Альпах.
************************************************************88


[1] Carlsson E. Gustaf V och Andra Världskriget. Lund: Historiska Media, 2006. S. 179.
[2] См.: Gyllenhaal L., Westberg L. Swedes at War: Willing Warriors of a Neutral Nation, 1914–1945. Bedford, PA: The Aberjona Press, 2010; см. также рецензию на эту книгу, опубликованную в: Неприкосновенный запас. 2011. № 2(76). С. 284–286.
[3] Schelbert L. Historical Dictionary of Switzerland. Lanham, MD: Rowman & Littlefield, 2014. P. 164.
[4] В феврале 1936 года Густлоффа убил еврейский эмигрант из Югославии. См.: Halbrook S.P. The Swiss and The Nazis: How the Alpine Republic Survived in the Shadow of the Third Reich. Philadelphia, PA: Casemate, 2006. P. 263, 264.
[5] Idem. Target Switzerland: Swiss Armed Neutrality in World War II. Cambridge, MA: Da Capo Press, 2003. P. 41.
[6] New M. Switzerland Unwrapped: Exposing the Myths. London: I.B. Taurus, 1997. P. 19–20.
[7] Holocaust: Jewish Refugees in Switzerland during World War II (http://history-switzerland.geschichte-schweiz.ch/holocaust-jewish-refuge...).
[8] Rings W. Schweiz im Krieg 1933–1945. Zürich: Chronos-Verlag, 1997. S. 118.
[9] Steinberg J. Why Switzerland? Cambridge: Cambridge University Press, 1996. P. 68.
[10] Urner K. Let’s Swallow Switzerland! Hitler’s Plans against the Swiss Confederation. Lanham, MD: Lexington Books, 2002. P. 4, 70, 71.
[11] Neulen H.W. Eurofaschismus und der Zweite Weltkrieg. Europas verratene Sohne. München: Universitas Verlag, 1980. S. 169; Idem. An deutscher Seite: internationale Freiwillige von Wehrmacht und Waffen-SS. München: Universitas Verlag, 1985. S. 167.
[12] Swiss Volunteers of the Waffen-SS // Siegrunen. № 80. Bennington, VT: Merriam Press, 2008. P. 11.
[13] Dongen L. van. La Suisse Face à la Seconde Guerre Mondiale, 1945–1948: Émergence et Construction d'une Mémoire Publique. Genève: Société d’histoire et d’archéologie de Genève, 1997. P. 159.
[14] Cantini C. Les ultras. Extrême-droite et Droite Extrême en Suisse: les Mouvements et la Presse de 1921 à 1991. Lausanne: Editions d’en bas, 1992. P. 27, 28.
[15] Braunschweig T.P. Secret Channel to Berlin: The Masson – Schellenberg Connection and Swiss Intelligence in World War II. Philadelphia, PA: Casemate, 2004. P. 264–266.
[16] Schom A.M. A Survey of Nazi and Pro-Nazi Groups in Switzerland: 1930–1945 (www.wiesenthal.com/site/pp.asp?c=lsKWLbPJLnF&b=4441379#.VCacERY0-W9); Le Rider J., Levrat N. La Crise Autrichienne de la Culture Politique Européenne. Bruxelles: P.I.E. – Peter Lang, 2004. P. 92; Benz W. (Hg.). Handbuch des Antisemitismus. Judenfeindschaft in Geschichte und Gegenwart. Organisationen, Institutionen, Bewegungen. Bd. 5. Berlin: De Gruyter, 2012. S. 559–562.
[17] Heller D. Eugen Bircher: Arzt, Militär und Politiker. Ein Beitrag zur Zeitgeschichte. Zürich: Verlag Neue Zürcher Zeitung, 1988. S. 95.
[18] Braunschweig T.P. Op. cit. P. 359, 405; Schwarz S. Ernst Freiherr von Weizsäckers Beziehungen zur Schweiz (1933–1945). Ein Beitrag zur Geschichte der Diplomatie. Bern: Peter Lang, 2007. S. 551.
[19] В мае 1923 года в Лозанне русский белогвардеец швейцарского происхождения Морис Конради, потерявший родственников во время красного террора, убил советского дипломата Вацлава Воровского, а затем сдался полиции. После того, как действия Конради были признаны справедливым актом возмездия, а его оправдали, дипломатические отношения двух стран были разорваны. Их восстановили в 1946 году.
[20] Bourgeois D. Operation «Barbarossa» and Switzerland // Wegner B. (Ed.). From Peace to War: Germany, Soviet Russia, and the World, 1939–1941. New York; Oxford: Berghahn Books, 1997. P. 600–601.
[21] Ibid. P. 601–602.
[22] Международный комитет Красного Креста имеет национальные филиалы, то есть подготовка миссии шла под патронажем именно швейцарского отделения организации.
[23] Schwarz U. The Eye of the Hurricane: Switzerland in World War Two. Boulder, CO: Westview Press, 1980. P. 140.
[24] Behrendt K.P. Die Kriegschirurgie von 1939–1945 aus der Sicht der beratenden Chirurgen des deutschen Heeres im Zweiten Weltkrieg. Inaugural-Dissertation zur Erlangung des Medizinischen Doktorgrades der Medizinischen Fakultät der Albert-Ludwigs-Universität. Freiburg im Breisgau, 2003. S. 181.
[25] Ibid. S. 181–183.
[26] Baumann E. Kriegstagebuch // Busch R. (Hg.). Leiden und Sterben in Kriegslazaretten. Schweizer Ärztemissionen im II Weltkrieg. Teil 5. Kriegstagebücher aus den Lazaretten von Smolensk, Winter 1941–1942. Berlin: Frank Wünsche Verlag, 2009. S. 67–68.
[27] Eichenberger E. Als Rotkreuzschwester in Lazaretten der Ostfront // Busch R. (Hg.). Schweizer Ärztemissionen im II Weltkrieg. Teil 3. Smolensk, Kriegswinter 1941–1942, ein Erlebnisbericht. Berlin: Frank Wünsche Verlag, 2004. S. 34.
[28] Gerber E. Im Dienst des Roten Kreuzes // Busch R. (Hg.). Schweizer Ärztemissionen im II Weltkrieg. Teil 2. Ein Tagebuch 1941–1942. Berlin: Frank Wünsche Verlag, 2002. S. 38.
[29] Ibid. S. 39.
[30] Behrendt K.P. Op. cit. S. 179–181; Cohen L.R. Smolensk under the Nazis: Everyday Life in Occupied Russia. New York: University of Rochester Press, 2013. P. 108–109.
[31] Eichenberger E. Op. cit. S. 189–190; Cohen L.R. Op. cit. P. 76, 106, 108.
[32] Gerber E. Op. cit. S. 25, 79, 82, 107; Eichenberger E. Op. cit. S. 289.
[33] Фредерик Родель, работавший в Юхнове, вспоминал, что с определенного момента они начали обходить этот запрет и помогать местным русским. Немцы закрывали на это глаза.
[34] Участник миссии Пауль Хандшин вспоминал, что только одного швейцарца отправили назад, – это был будущий профессор офтальмологии Ринтелен. Врач, увидев происходящее на оккупированных территориях, пережил нервный срыв.
[35] Дневник не был опубликован, отрывки из него цитируются по документальному фильму «Миссия в ад», снятому швейцарским режиссером Фредериком Гонсетом в 2003 году.
[36] Здесь явная неточность: гестапо не действовало на территориях, не входивших в состав «рейха», а оккупированные советские территории к таковым не относились. Скорее всего медсестра посетила смоленскую тюрьму.
[37] Cohen L.R. Op. cit. P. 109, 116, 130, 226; Behrendt K.P. Op. cit. S. 182.
[38] Киллиан Х. В тени побед. Немецкий хирург на Восточном фронте. 1941–1943. М.: Центрполиграф, 2005 (http://militera.lib.ru/memo/german/killian_h01/text.html#t93).
[39] Penkower M.N. The Jews Were Expendable: Free World Diplomacy and the Holocaust. Urbana, IL: University of Illinois Press, 1983. P. 96; Jost H.U. Interpretationsmuster zum Nationalsozialismus in der Geschichtsschreibung der Schweiz // Weigel S., Erdle S. (Hgs.). Fünfzig Jahre danach: zur Nachgeschichte des Nationalsozialismus. Zürich, 1996. S. 329.
[40] Из интервью с Луи Никодом (цитируется по фильму «Миссия в ад»): «Один из моих друзей участвовал в четвертой миссии. Он был под Сталинградом. Если бы их там накрыли русские, они бы их расстреляли. Нас тоже, если бы мы попались в руки русским. Они бы не простили нам сотрудничества с немцами. Думаю, они бы нас расстреляли. […] Кстати, они чуть было не попались, четвертая миссия. То была последняя миссия. Они едва успели проскочить на машине, прежде чем русские перекрыли дороги».
[41] Bonjour E. Histoire de la Neutralité Suisse: Quatre Siècles de Politique Extérieure Fédérale. Neuchâtel: Baconnière, 1970. P. 443–446; Busch R. Die Schweiz, die Nazis und die erste Ärztemission an die Ostfront. Schweizer Ärztemissionen im II Weltkrieg. Teil 1. Robert Nicole, Bericht über die Schweizerische Ärztemission nach Finnland. Berlin: Frank Wünsche Verlag, 2002. S. 19, 20; Prince C.J. Shot from the Sky: American POWs in Switzerland. Annapolis, MD: Naval Institute Press, 2003. P. 19; Seidler F.W. Avantgarde für Europa: Ausländische Freiwillige in Wehrmacht und Waffen-SS. Selent: Pour le Mérite Verlag, 2004. S. 152.
[42] Leitz C. Nazi Germany and Neutral Europe during the Second World War. Manchester: Manchester University Press, 2000. P. 36; Riegner G. Never Despair: Sixty Years in the Service of the Jewish People and the Cause of Human Rights. Chicago: Ivan R. Dee, 2006. P. 47, 48.
[43] Laqueur W. The Terrible Secret: Suppression of the Truth about Hitler’s Final Solution. New Brunswick: Transaction Publishers, 2012. P. 43.
[44] Bourgeois D. Op. cit. P. 604.
[45] Wengen H.C. à. Eine Schweizer Aerztemission an der Ostfront. Solothurn: Vogt-Schild, 1942.
[46] Bircher E. et al. Schweizer Ärzte an der Ostfront. Wehrmedizinische Aufsätze und Erinnerungen. Zofingen: Graphische Anstalt Zofinger Tagblatt, 1945.
[47] Eichenberger E. Als Rotkreuzschwester an der Ostfront. Erlebnisbericht. Zürich: Interna-Verlag, 1945.
[48] Miller M.L. Bulgaria during the Second World War. Stanford, CA: Stanford University Press, 1975. P. 65–66; Български военни на окупираната територия в СССР през Втората световна война. Българският санитарен влак на Източния фронт (www.extremecentrepoint.com/?p=7072&cpage=1).
[49] Cohen L.R. Op. cit. P. 13.
[50] Степанов А.И. Русские и швейцарцы: записки дипломата. М.: Научная книга, 2006. С. 215; Дробязко С.И., Романько О.В., Семенов К.К. Иностранные формирования Третьего рейха. М.: АСТ; Астрель, 2009. С. 225–226.
Tags: Россия, Эуропа, история, русофобы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments