turan01 (turan01) wrote,
turan01
turan01


Рязанов для всех, кто думал по-русски


До него как будто не доходили перегородки, разделявшие общество на интеллектуалов и народ, а кино — на "массовое" и "артхаусное". Такой интеллигенции, умеющей увлечь народ, очень не хватает сейчас. Но ее ли это вина?


Жизнь Эльдара Рязанова завершилась во времена, которые, конечно, ему не нравились. Он был оппозиционным интеллигентом (всю долгую жизнь, а в последние годы особенно). Однако для многих миллионов зрителей эти политические разборки были ничто. Поучительный парадокс: если даже принять современное деление российского общества на пресловутые 14% и 86%, и причислить Рязанова к 14% — то аудиторию, покоренную лучшими из его картин, можно оценить как раз процентов в 86. Такое мало кому удалось, почти никому.


В сфере искусства как такового сегодня многие наблюдают, как кино все больше разделяется на "массовое", "блокбастерное", дорогостояще — и "артхаусное", "для немногих думающих", "за три копейки" и т. д. Деление искусства на "массовое" и "элитарное" тоже началось очень давно — только Рязанов, можно сказать, на эти перегородки "плевал". Его картины почему-то были для всех.


"Берегись автомобиля" обожают все, кто любит технику и железяки, причем с годами ценность этого фильма только возрастает, ибо снятые в нем машины стали ретро-машинами. Высказаться о роли женщины на примере "Служебного романа" считали своим долгом оба пола всех возрастов. "Карнавальную ночь" с благодарностью вспоминают и многие из тех, кого на свете еще близко не было в год ее выхода.


Про "Иронию судьбы" нечего и говорить. Можно не без некоторой иронии отметить, что прогрессивный кинематографист Рязанов оказался в заочном конфликте с прогрессивным реформатором Горбачевым, когда в разгар антиалкогольной кампании "Ирония судьбы" была не допущена на новогоднее ТВ. Это сочли совсем уже неуклюжей выходкой властей в духе унтера Пришибеева.


Популярность Рязанова уступала разве что популярности занятых у него актеров. А режиссер-то был интеллигентский до мозга костей, сын репрессированного и поэт… (Даже про имя Эльдар, помнится, спорили — это восточное мужское имя или искусственное вроде Владлена).


"Мне кажется, что Эльдар Александрович ломал эти, традиционные для киноведения критерии, — сказал в беседе с корреспондентом "Росбалта" главный редактор журнала "Искусство кино" Даниил Дондурей. — Он был редкий художник, который отменял это разъединение".


Уж точно редкий. "Мы говорим, что каждый должен жить в своем сегменте, — отметил киновед. — Даже Шукшин не мог преодолеть то, что умел преодолеть Рязанов. У него все равно "земля, простые люди"… Интеллигенция понимала, что это безмерно одаренный человек, но даже он не был сомасштабен Рязанову в таком обхождении любых социальных перегородок. Это дар Божий. Каким бы ни был гением Эйзенштейн, признанный лучшим режиссером всех времен и народов, но бабушка из глубинки фильмов Эйзенштейна смотреть не будет, она не поймет, про что это. А Рязанова поймет любой".


Как подчеркнул Дондурей, Рязанов "был обращен ко всем, думающим по-русски". Численность их — нас — в лучшие советские времена достигала 300 млн.


"Он был всепогодный, всесословный, всеимущественный, потому что он занимался не кинематографом, — считает Даниил Дондурей. — Он выражал время и снабжал людей главным кислородом, необходимым для их жизни, — пребыванием во второй, созданной авторами реальности: созданной драматургами — он был выдающийся сценарист; поставленной режиссерами и представленной актерами — он был выдающийся учитель актеров; снятой — он прекрасно работал с лучшими операторами. Он находил деньги, выманивал, вытаскивал из госчиновников и т. д."


Вот эту, вторую кинематографическую реальность, как заметил Дондурей, современное телевидение тоже делает посредством сериалов — но "гнусно". Рязанов же "предлагал людям за два часа то, что они будут пересматривать сорок лет".


Киновед Антон Долин разделил фильмы Рязанова на картины, которые, "начиная с его дебюта в "Карнавальной ночи", задумывались как народные, и стали народными", и на те, что "задумывались как интеллигентские, а стали в основном народными — такие как "Вокзал для двоих", "О бедном гусаре замолвите слово" и "Забытая мелодия для флейты".


Но разве советское общество, особенно развитых брежневских времен, не было сложным и расколотым внутри себя?  Легко ли было понравиться и читателям Ахматовой, и читателям "Штирлица"?


"Я не считаю, что общество всегда было расколото, — заметил Долин. — Мне кажется, общество состояло в советское время из советских людей. Это очень широкое понятие, но, будучи очень разными, они стояли в одних и тех же магазинах, носили примерно одни и те же вещи (не считая номенклатуры, но это очень маленький процент), смотрели одни и те же фильмы, слушали одну и ту же музыку. Может быть, с разными чувствами, но все-таки это было одно на всех. И Рязанов к этому единому полю, конечно, тоже относился и его формировал".


Антон Долин относит парадокс Рязанова к "загадкам всех авторов популярных произведений, будь то Конан Дойль или Шекспир, или Чарли Чаплин. Или Леонид Гайдай, например, недооцененный учеными- искусствоведами".


"Конечно, к итальянскому неореализму он имел отношение, но французские комедии тоже очень сильно на него повлияли, и я уверен, что американское кино для него тоже было очень важным источником вдохновения, — рассказал Долин. — Он был последним учеником Эйзенштейна, и в его ранних комедиях можно найти следы Александрова — чисто советской традиции. И в то же время, у него были свои неповторимые интонации. А его соавтор Эмиль Брагинский был очень самобытным драматургом".


Как отметил киновед Денис Горелов, золотым периодом для творчества Рязанова стал, конечно, брежневский. "Именно при Брежневе он снял написанный задолго до того сценарий "Берегись автомобиля", который они с Брагинским написали году в 1962, когда он и был намертво забракован, — рассказал Горелов. — А поставлен в 1966 году при новой власти, которая к интеллигенции относилась куда лояльней, нежели Хрущев. При Хрущеве все-таки образованные люди существовали для того, чтобы вышучивать и обсмеивать таких же образованных людей".


"Карнавальная ночь" появилась, разумеется, еще при Хрущеве. "После чего он очень сильно провалился с "Девушкой без адреса", — напомнил киновед. -


И именно потому, что Эльдар Александрович был довольно равнодушен к пролетарским клубам и девушкам-общественницам, он действительно создал весьма яркий мюзикл. Но всю жизнь его, как и Брагинского, волновало только самочувствие отечественного интеллигента".


Однако именно этим, по мысли Горелова, Рязанов "мог увлечь весь русский народ, как Лев Толстой мог его увлечь переживаниями дворянства, которые по большому счету широким народным массам были довольно безразличны".


В новые времена творчество мэтра ждала далеко не столь благополучная судьба. "Рязанов все-таки советский автор глубоко, — считает Горелов. — И именно потому все фильмы его после 1991 года провалились, что он снимал проигравшую прослойку, пытаясь изобразить ее хоть в какой-то мере победившей. Предсказанием новых времен стал "Жестокий романс", когда он впервые отказался от комедиографической стези и снял наступающие товарно-денежные отношения  в довольно трагическом ключе. Хотя по всем параметрам он должен был бы их приветствовать и радоваться".


Будь Рязанов помоложе и окажись в расцвете творческих сил во время перестройки, еще неизвестно, как это сказалось бы на его славе. "Потому что сегодня стоит вопрос: свобода или страна? — пояснил Денис Горелов. — К сожалению, они вышли из противопоставления друг другу. Каждый выбирает то, что ему более интересно и важно. И я не уверен, что окажись Рязанов перед такого рода выбором, ему не пришлось бы резко сужать свои предпочтения".


Сегодня державно-патриотический лагерь дал разноголосую и неоднозначную оценку Эльдару Рязанову. В интернете встречались и такие эпитеты, как "режиссер деградантских комедий упаднического времени". Интересно, а какие комедии по этой шкале не считаются "деградантсктими" — и какие времена не считаются упадническими? Только сталинские, что ли?


Кто-то даже прямо написал: "Благодаря таким, как Рязанов, мы и не построили коммунизм!" В данной фразе предлог "благодаря" отнюдь не означает благодарности, но, возможно, покойный был бы польщен.


К слову сказать, в 1990-е годы один заслуженный коммунист-политолог, коих тогда было еще немного, написал довольно большую статью в толстом журнале, посвященную социально-политическому анализу "Иронии судьбы". Вряд ли многие это читали — а было небезынтересно. Автор искренне недоумевал — мол, разве мы, советские инженеры, занятые трудом и воспитанием детей, были такими?!


Вывод же был сделан такой: возможно, в благодатные брежневские времена такие вот экзальтированные интеллигентики и могли существовать, и срываться в Ленинград в новогоднюю ночь, а теперь, при диком-то капитализме — шалишь! По мнению пожилого коммуниста, наступали времена, когда выживет только тот, кто сможет стать "как железные гвозди, простым". Кажется, это пророчество сбылось еще не вполне...


"Конечно, Рязанов огромный режиссер, большой художник, — заметил корреспонденту "Росбалта" ведущий писатель патриотического направления Захар Прилепин. — И у него, как у всякого большого режиссера, была внутренняя сильная "чуйка". Но в 1987 году он своей "чуйкой" перестал снимать хорошие фильмы".


"Оттуда, из мрачного советского периода пришли волшебные, удивительные, наполненные добром и нежностью фильмы Рязанова, — подчеркнул Прилепин. — И благодаря им он останется. А последующие 20 лет его работы, на мой вкус, характеризуются изменой дара. Но это художник, он имел право на этот путь. Это его личное дело. Ну, снимал он фильмы про Ельцина и высказывал эти общие либеральные благоглупости. Ради Бога. Он все равно останется классиком советского кино, это главная его ипостась".


Остается спросить, есть ли наследники Эльдара Рязанова в нынешнем кино? Понятно, что в любом случае их негусто. Даниил Дондурей и Антон Долин, не сговариваясь, назвали одно имя, точнее псевдоним Жора Крыжовников (Андрей Першин). Правда, тоже по-разному и с большими оговорками.


"Я имею ввиду Жору Крыжовникова, который сейчас снимает третий большой проект и хочет, чтобы страна сидела в кинозалах и пела, — сказал Дондурей. — . Ужасно одаренный, тоже потенциально всесословный. Но хватит ли у него духа, амбиций?"


"Нет людей, которых мы могли бы назвать "Рязановым сегодня". Замечательно-талантливый Жора Крыжовников, мне кажется, может претендовать на роль "Гайдая сегодня", — отметил Долин. — Но Рязанов, с его уникальной лирической нежной интонацией и даром замечательного комедиографа, был один такой, и другого пока наш кинематограф не родил".


Леонид Смирнов     Росбалт, 30/11/2015 23:18      


=======================================
Засядько меру знал, а эти - нет... ))))))



Подробнее:http://www.rosbalt.ru/moscow/2015/11/30/1466584.html

Tags: история, кино
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments