?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Про Ричарда и велосипед
turan01
Оригинал взят у the_mockturtle в Про Ричарда и велосипед
Выносим из комментов наш драматический маразм в пяти актах :)

"Я почему раньше такой злой был? Потому что у меня велосипеда не было!"
(Почтальон Печкин)


АКТ ПЕРВЫЙ.
Сцена первая.
Залитая солнцем площадь перед королевским дворцом.
Входит РИЧАРД.

РИЧАРД:
Здесь нынче солнце Йорка злую зиму
В ликующее лето превратило,
Но ненадолго, потому что я,
Прожив все детство без велосипеда,
Ущерб решился возместить короной
И с трех часов сегодняшнего дня
Ударно приступаю к геноциду:
На очереди первый братец Кларенс,
Который больше всех меня дразнил,
Плевался в спину жеванной бумагой,
совал под простыню зубные щетки,
короче, был порядочное Г.
(автору)
А можно мне не говорить стихами?
Какая-то дебильная манера.
Живые люди так не говорят!

АВТОР:
Ничонезнаю. Есть законы жанра.

РИЧАРД:
Прогнило все в английском королевстве:
И жанры, и законы, и ваще.

Входит КЛАРЕНС под конвоем.

КЛАРЕНС:
Я требую звонок и адвоката!

КОНВОЙ:
Пошел, пошел. Туннели под Ла-Маншем
Нуждаются весьма в рабочей силе.
(подгоняет КЛАРЕНСА прикладом арбалета)

РИЧАРД, лицемерно:
Какой кругом творится беспредел!
(машет КЛАРЕНСУ белым платочком)
Прощай, брательник. Кончилися танцы.
Звонить теперь ты будешь только в рельсу,
И то недолго.

За кулисами мелодично тренькает звонок. На сцену выезжает леди АННА на очаровательном дамском велосипеде.

РИЧАРД:
Убедитесь сами:
Одним всю жизнь природа крутит фиги,
Другим же дарит щедрою рукой
Короны, царства и велосипеды.

АННА, тренькая звонком:
Лыжню! Ну, в смысле, уходите прочь.

РИЧАРД:
Прекраснейшая в мире леди Анна!
А я-то думал, вы в глубокой скорби
Рыдаете над гробом короля,
Папаши убиенного супруга,
Которому я в «Генрихе Шестом»
Собственноручно продырявил печень.

АННА, задрав нос:
Уйдите,наконец, на тротуар!
Вы создаете мне помеху справа.

РИЧАРД, в смятении:
Но как же это все – посты, молитвы,
Проклятия на голову убийцы?

АННА:
Да пофиг, если есть велосипед.

РИЧАРД (в сторону):
Я так и знал.
(Анне) Дадите покататься?

АННА (холодно):
Чегооо? А мармеладу на лопате?

РИЧАРД:
Ну хоть кружок!

АННА:
С такими-то ногами?
С запущенною формой сколиоза?
Вы в зеркало смотрелись или нет?
(уезжает, тренькая звонком)

РИЧАРД:
Катись, катись. Тебе в четвертом акте
Готово бланманже с крысиным ядом.
Тогда посмотрим, чей велосипед.

Сцена вторая.
Тронный зал. На троне король ЭДВАРД со следами буржуазных излишеств на лице.
Входит РИЧАРД.

РИЧАРД:
Светлейший брат, тут вот какое дело.
Я думаю, что Кларенс невиновен.
В пророчество, что я тебе подсунул,
Прокралась типографская ошибка:
Опасности таит не «гэ», а «а».

ЭДВАРД, снисходительно:
Забей на это дело, братец Глостер!
Я тут на днях в «Алхимии и жизни»
Прочел, что все пророчества – фальшивка.
Ее эксплуататорские классы
Придумали, чтоб пролетариат
Держать вовек в слепом повиновенье.
Отличная идея, как по мне!

РИЧАРД, в отчаянии:
А как же Джордж?

ЭДВАРД:
Освобожден досрочно,
На радостях нажрался в хлам кларету
И вновь функционально бесполезен.
Какой из Джорджа пролетариат?

РИЧАРД, кисло:
Какая замечательная новость!

ЭДВАРД, проницательно:
Да ты никак не рад?

РИЧАРД, уныло:
Я просто счастлив.
(оживляясь)
И предлагаю спрыснуть это дело
Ланкастерским трофейным самогоном
Со вкусом дегтя и сивушных масел
И дивным ароматом мышьяка.

ЭДВАРД:
Увы, братан! Я с четверга в завязке.

РИЧАРД, обеспокоенно:
Надолго?

ЭДВАРД:
На всю жизнь. Ну сам подумай:
Какой пример я подаю народу?
Обжорства? Пьянства? Связей аморальных?
Помрешь во цвете лет от диабета,
А щелкоперы в хрониках напишут:
Скончался, дескать, от болезни стыдной –
Попробуй докажи, что не верблюд.

РИЧАРД, ядовито:
Еще трусцой побегай по кварталу.

ЭДВАРД, с энтузиазмом:
Отставить бег! Получше есть идея:
обзаведусь-ка я велосипедом
и буду по утрам крутить педали!

РИЧАРД, с надеждой:
А прокатиться дашь?

ЭДВАРД:
Кому? Тебе?
Тебе нельзя. С твоим-то сколиозом!

РИЧАРД, упавшим голосом:
Да что ж за день такой, япона мать.

ЭДВАРД:
Вот! Маменька тебя надысь искали.
Видать, хотели дать благословенье.

РИЧАРД:
Как в прошлый раз? Лопатой по хребту?
(зрителю) Куда деваться? Раз зовет, пойду.

Сцена третья.
Покои вдовствующей ГЕРЦОГИНИ ЙОРКСКОЙ. ГЕРЦОГИНЯ в окружении болонок раскладывает пасьянс на сердечный интерес.
Входит РИЧАРД.

ГЕРЦОГИНЯ, утомленно:
Опять?

РИЧАРД,настороженно:
Чего?

ГЕРЦОГИНЯ, не отрываясь от пасьянса:
Вынь руки из карманов,
Да застегни дублет, не то простынешь,
Да спину выпрями, да не сопи,
Да пол не ковыряй мыском ботинка,
Да подстригись когда-нибудь нормально,
Чтоб маме не хотелось провалиться
Сквозь землю на торжественных приемах...

РИЧАРД, угрюмо:
Мамаша, вы сказать-то чо хотели?

ГЕРЦОГИНЯ:
Я думаю, тебя пора женить.

РИЧАРД, поперхнувшись:
Зачем?

ГЕРЦОГИНЯ:
Затем, что маме надоело
Из года в год без отдыха и сна
Следить, чтоб кое-кто не простудился,
Лечебной занимался физкультурой,
Без тапочек не шлепал по паркету,
Пил кальций, женщин пропускал вперед
И не травил знакомых цианидом.
Пускай теперь жена переживает.

РИЧАРД, вежливо:
Вообще-то, я хотел велосипед.

ГЕРЦОГИНЯ:
Велосипед?! Моей ты смерти хочешь!

РИЧАРД:
Я? Никогда!
(под нос) Ну, в прошлый Новый год
Черкнул письмишко Дедушке Морозу -
Кто ж знал, что это всё сплошная липа.

ГЕРЦОГИНЯ:
Вот кто мешает записаться в хор,
На шахматы, в кружок судомодельный,
На курсы вышивки крестом и гладью –
Да мало ли на свете, боже ж мой,
Занятий тихих и благопристойных?

РИЧАРД, кисло:
Дык я ж ходил на курсы «Юный химик»,
А вы давай орать, как на пожар,
Как только пала жертвою науки
Какая-то паршивая болонка...

ГЕРЦОГИНЯ, сурово:
Довольно! Слышать больше не хочу
Об этих безобразных увлеченьях!
Женись сейчас же, все равно на ком.

РИЧАРД, уныло:
Да понял,понял.

ГЕРЦОГИНЯ:
Руки из карманов!

РИЧАРД:
Уже, уже.

ГЕРЦОГИНЯ:
И подстригись!

РИЧАРД:
Лечу!
(зрителю)
Когда-нибудь я маму замочу.

Сцена четвертая.
Покои РИЧАРДА. РИЧАРД и герцог БЕКИНГЕМ обсуждают коварные планы.

РИЧАРД:
...И тут она таким противным тоном:
«Чевооо? А мармеладу на лопате?»
И укатила в розовые дали.
А я на этой выскочке женись?

БЕКИНГЕМ, сочувственно:
От женщин все проблемы в этом мире.

РИЧАРД, мрачно:
И от отсутствия велосипеда.

БЕКИНГЕМ:
Ничо, как только мы захватим власть...

РИЧАРД:
План по захвату временно провален:
Король в завязке, Кларенс на свободе...

БЕКИНГЕМ:
Наследники с мамашей-королевой,
К несчастью, удивительно живучи,
Устойчивы ко всем известным ядам –
Подушкою дешевле придушить.

РИЧАРД:
Пожалуй, запишу насчет подушки.
Какая нестандартная идея!

БЕКИНГЕМ:
Но должен же найтись какой-то выход!
Пойдем и украдем, в конце концов.
Угоним драндулет у леди Анны!

РИЧАРД:
Она ж его из рук не выпускает!

БЕКИНГЕМ:
Так мы же будем действовать вдвоем!
Пока один ей голову морочит
Цитатами из рыцарских романов,
Коэльи или что там нынче в моде,
Другой на велик прыг! И был таков.

РИЧАРД (подозрительно):
А как делить законную добычу?

БЕКИНГЕМ:
По совести, как мы всегда делили!
К примеру, я катаюсь по нечетным,
На Сретенье, на Троицу, на Пасху,
А вы по четным и в другие даты –
На Благовещенье и Рождество.

РИЧАРД, задумчиво:
Не то чтоб это было очень честно.

БЕКИНГЕМ, поспешно:
Еще по четвергам и по субботам.

РИЧАРД, в сторону:
И эта сволочь – мой ближайший друг!
(Бекингему) Но бог с тобою – вот мое согласье.
Ты, значит,охмуряешь леди Анну...

БЕКИНГЕМ:
Э нет, милорд. Я человек женатый,
Она меня немедленно раскусит.

РИЧАРД:
Дык я же сроду не читал Коэлью!

БЕКИНГЕМ:
Я в двух словах сейчас перескажу!

РИЧАРД:
Что ж, по рукам! Альтернативы нет -
Угоним у вдовы велосипед!

Сцена пятая, действие первое.
Королевский парк. Из кустов жимолости торчит шляпа герцога БЕКИНГЕМА. Раздвинув густые ветви, герцог плотоядно глядит на прислоненный к лавочке велосипед.
На лавочке РИЧАРД и леди АННА. АННА оживленно жестикулирует. РИЧАРД страдает.

АННА (показывая на себе):
...Вот тут разрез примерно до колена,
А здесь еще велю нашить пайетки
И рюшами отделаю подол
По фрескам из французского журнала...
Да вы совсем не слушаете, герцог!

РИЧАРД, мужественно:
Я весь вниманье. Вы сказали, вырез?

АННА, благодарно:
Разрез! Про вырез я совсем забыла!
На вырез прикуплю лионских кружев!
Не правда ли, получится шарман?

РИЧАРД, мрачно:
Еще какой! Да, к слову, леди Анна,
А как вам предпоследняя коэлья?
Какие чувства! Образность какая!
Когда она его убила тапком,
Мы с Бекингемом зарыдали в голос!

АННА:
Кого?

РИЧАРД:
Чего «кого»?

АННА:
Кого убила?

РИЧАРД, мучительно припоминая:
Ну, этого... которого...неважно!
Там главное любовь, а не детали.

АННА:
Вы так милы! И мне немного стыдно,
Что я совсем не выношу коэлью.
Я, знаете, все больше детективы
Да триллеры кровавые читаю.

РИЧАРД, не в силах поверить собственному счастью:
Нет, правда?

АННА:
Чтоб мне с места не сойти!

РИЧАРД, смущаясь:
А как вам серия «Бандитский Лондон»?
Я сам туда пишу... под псевдонимом...

АННА, хлопая в ладоши:
Там клевые романы про маньяков!
Особенно про этого, который
Родного брата утопил в кадушке
В жестокой династической борьбе!

РИЧАРД, краснея до ушей:
Ну, это так... всего лишь заготовка...

Повисает неловкая пауза. Воспользовавшись моментом, герцог БЕКИНГЕМ выскакивает из кустов, хватает велосипед и рвет с места, скрежеща покрышками по гравию.

АННА:
Ах! Караул! Велосипед украли!

РИЧАРД, хладнокровно заряжая рогатку:
Как низко пало местное дворянство!

РИЧАРД метко поражает БЕКИНГЕМА шпонкой в затылок. БЕКИНГЕМ падает. АННА визжит.

БЕКИНГЕМ, возмущенно:
Какого черта! Мы не подряжались
Швырять камнями в деловых партнеров!

РИЧАРД:
Проваливай, подлец, покуда цел.

БЕКИНГЕМ, потирая затылок:
Какое извращенное коварство!
А я его хотел позвать на царство!
Продамся лучше злейшему врагу
И сей же ночью к Ричмонду сбегу!

Сцена пятая, действие второе.
РИЧАРД и АННА у спасенного велосипеда.

АННА, восторженно глядя на РИЧАРДА:
Вы мой герой! Хотите покататься?

РИЧАРД, ковыряя гравий мыском ботинка:
Я не умею.

АННА:
Глупости какие.
Я научу!

РИЧАРД:
С моим-то сколиозом...

АННА:
Подумаешь! Видали и похуже.

РИЧАРД:
И я зарезал вашего супруга...

АННА:
Так это ж в состоянии аффекта!

РИЧАРД:
...пырнул заточкой Генриха Шестого...

АННА:
Еще бы! Он был редкая зануда.

РИЧАРД:
...и Клиффорда почтенного папашу...

АННА:
А это кто такой? Уже не помню.
У нас в Британии графьёв хватает:
Один пропал - невелика потеря.

РИЧАРД:
...и Кларенса хотел спровадить в Тауэр...

АННА:
Давно пора! На воле он сопьется!

РИЧАРД:
...и отравил мамашину болонку...

АННА:
...которая хватала всех за пятки!

РИЧАРД, собравшись с духом:
...и, если уж по гамбургскому счету...

Вбегает ГАСТИНГС.

ГАСТИНГС:
Беда, милорд! Ужасное известье!
Король, ваш брат, упав с велосипеда,
Сломал лодыжку, два ребра и шею
И умер от обширного инфаркта.

РИЧАРД, раздраженно:
А я-то тут причем? Есть принц Уэльский,
Пускай трудоустроится на царство.

ГАСТИНГС:
Принц слишком молод, а согласно КЗОТу,
На царство полноценно заступают
Не ранее, чем получили паспорт.
Поэтому, милорд, нам нужен регент.

РИЧАРД:
Но там же где-то завалялся Кларенс?

ГАСТИНГС:
Он бездыханным обнаружен в бочке
С мальвазией. Охрана показала,
Что три последних дня, с освобожденья,
Он, бедолага, пил не просыхая.

РИЧАРД:
А где родня по линии мамаши,
Вся эта свора – Дорсет, Грей и Риверс?

ГАСТИНГС:
Передрались на почве разногласий
В земельном и наследственном вопросе
И ухитрились заколоться вилкой.

РИЧАРД, скорбно:
Зачем меня ты, мама, родила?
Теперь придется принимать дела.



АКТ ВТОРОЙ.
Сцена первая.
Королевский дворец. За столом, заваленным бумагами, сидят РИЧАРД и ЭДВАРД, ПРИНЦ УЭЛЬСКИЙ. РИЧАРД вдумчиво читает документы. ЭДВАРД зевает и пытается проткнуть кончиком пера ползущую по столу одинокую муху.
За распахнутым окном слышно треньканье велосипедного звонка: это леди АННА учит кататься на велике малолетнего герцога ЙОРКА. Оба государственных деятеля, ЭДВАРД и РИЧАРД, украдкой косятся на окно и вздыхают, но остаются на своих местах.

РИЧАРД, ворчливо:
«Корона» пишем через «о», дубина.
Чему тебя учили в средней школе?

ЭДВАРД, лениво:
Чему обычно в школе учат принцев?
Скакать верхом, сражаться на дуэлях,
Стихам унылым на плохом французском,
Считать до ста...

РИЧАРД, в сторону:
На пальцах, не иначе.

ЭДВАРД:
Сложенью, умноженью...

РИЧАРД:
И деленью?

ЭДВАРД, высокомерно:
Не подобает королю делиться!
Король свои владенья умножает!

РИЧАРД, в сторону:
Плоды образовательной реформы.

ЭДВАРД:
Чинить суды, повелевать, казнить...

РИЧАРД, тыча пером в пергамент:
К «казнить» у нас проверочное слово
Какое?

ЭДВАРД:
Никакое. (канючит) Дядя Ричард,
Палач без нас уж как-то разберется.
Погода – блеск! Айда купаться в Темзе!

Дверь распахивается. На пороге отвратительно румяный и златокудрый малолетний герцог ЙОРК.

ЙОРК, РИЧАРДУ, жизнерадостно:
Миледи вам просили передать –
Она пробудет в парке до обеда,
И если вы до пенсии хотите
Освоить мастерство передвиженья
Хотя б на трехколесном агрегате,
У вас покуда остается шанс.

РИЧАРД:
Мне некогда! Я занят!

ЭДВАРД:
Дядя Ричард,
Вы что же, не умеете кататься
На двухколесном на велосипеде?

РИЧАРД, злобно:
Папаня твой однажды покатался!

ЙОРК:
Подумаешь! Мой прадед, славный Йорк,
Погиб, свалившись с лошади по пьяни,
Однако ж лошадей не запретили...

ЭДВАРД:
И я уже молчу про алкоголь!

ЙОРК, сочувственно:
Оно понятно, с вашим сколиозом...

РИЧАРД, в гневе отбрасывая бумаги:
Идите к черту оба! Не мешайте!

Наследники радостно срываются с места и с гиканьем скрываются за дверью. Минуту спустя их звонкие вопли уже слышны на улице. РИЧАРД с треском захлопывает окно.

РИЧАРД, горько:
И это жизнь? И это, значит, власть?
Уж лучше, право, с велика упасть!

Сцена вторая.
Лондонский Тауэр. Готовится заседание коронационного комитета. Присутсвуют лорд СТЕНЛИ, кардинал БОРЧЕР, ГАСТИНГС и другие официальные лица.
Во главе стола восседает РИЧАРД. Он почти счастлив.

ГАСТИНГС:
Мы, пэры благородные, собрались,
Чтоб коронации назначить день.
Назначьте же его, во имя божье.

РИЧАРД:
Сегодня будет просто зашибись!

ГАСТИНГС, укоризненно:
Сегодня выходной.

РИЧАРД:
Тогда назавтра!

ГАСТИНГ, терпеливо:
И завтра тоже выходной, милорд.
У нас официально пятидневка.

РИЧАРД, под нос:
О боже, мы живем при коммунизме,
А я два года в отпуск не ходил.

В дверь заглядывает леди АННА.

АННА, шепотом:
Так что у нас насчет велосипеда?

РИЧАРД, тоже шепотом:
Вот коронуем этого ублюдка –
И сразу начинаем тренировки!

АННА, шепотом:
Тогда на том же месте, в тот же час.

АННА закрывает дверь. РИЧАРД провожает ее глупой улыбкой.

СТЕНЛИ:
А я считаю, принцу слишком рано
Страною управлять самодержавно.
Он молод и неопытен. Пожалуй,
Отложим коронацию на год!

РИЧАРД, возмущенно:
Чего? Да подлецу почти тринадцать!
Джульетта замуж вышла в эти годы!

СТЕНЛИ, резонно:
Так замуж выходить ума не надо.

РИЧАРД:
Вы, Стенли,уклоняетесь от темы.
Вопрос стоит – вчера иль послезавтра?

Кардинал БОРЧЕР, слабоумно улыбаясь:
Я лично голосую за вчера!

Дверь с грохотом распахивается. В помещение врывается КЭТСБИ. Он бледен как полотно.

КЭТСБИ:
Милорд! Мы обнаружили в покоях
Наследника британского престола
Записку вот такого содержанья:
«Пращайте мама, бабушка и все.
Работать каролём ниинтирестно.
И мы ришыли убижать в матросы.
Пускай страною правит дядя Ричард».
На подлинном монаршею рукой
Начертан чертик, лошадь и собака
И подпись «Эдик». Убедитесь сами.

КЭТСБИ кладет записку на стол, где та подвергается внимательнейшему изучению. РИЧАРД вскакивает, с грохотом опрокинув стул.

РИЧАРД:
Догнать! Поймать! И выпороть немедля!
Коня! Коня! Полцарства за коня!
(убегает)

ГАСТИНГС, пожевав губами:
Ну, чтоб два раза нам не собираться,
Я предлагаю не менять повестку
И коронации назначить день
Для Ричарда.

СТЕНЛИ:
Я за!

БОРЧЕР:
Да, кстати, где он?

ГАСТИНГС:
Вы, главное, определитесь с датой.
Я вместо герцога подам свой голос:
Надеюсь, он не будет слишком строг.

КЭТСБИ, в сторону:
Вот это и запишем в некролог.

Сцена третья.
Тронный зал. На троне РИЧАРД. Он в печали.
Входит ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.

ГЕРЦОГИНЯ, грозно:
Опять?

РИЧАРД, опасливо:
Чего?

ГЕРЦОГИНЯ:
На троне сядь ровнее.
Возьми как надо скипетр и державу.
Манжеты отверни. Поправь корону.
И застегнись, простынешь.

РИЧАРД:
Вы забыли,
Кто здесь король.

ГЕРЦОГИНЯ, фыркая:
Смотри, какая цаца!
Быть королем – невелика задача,
Другое дело – мамой короля!

РИЧАРД:
Мамаша, вы меня собьете с мысли.
Мне Ричмонд выставляет ультиматум,
А вы пристали со своей простудой.
К чертям простуду! На носу война!

ГЕРЦОГИНЯ, ядовито:
Раз ваша милость затевает войны,
Изволь хотя бы выглядеть прилично.
(поправляет на РИЧАРДЕ корону)
И что же Ричмонд? Что ему угодно?

РИЧАРД:
Корону, царство и велосипед!

ГЕРЦОГИНЯ:
Каков нахал! Пиши ему немедля,
Что, так и быть, ему ты жизнь оставишь,
Коль скоро он за дерзость извинится
И будет хорошо себя вести.

Входит АННА.

АННА, робко:
Так все-таки... насчет велосипеда...

РИЧАРД (взрывается):
У нас война! Я занят! Не сегодня!
(убегает, путаясь в мантии)

ГЕРЦОГИНЯ, вслед РИЧАРДУ:
И подстригись!

АННА всхлипывает.

ГЕРЦОГИНЯ:
Ну, будет. Успокойся.
Ведь все могло бы быть гораздо хуже -
С крысиным ядом бланманже, к примеру.

АННА:
Кому нужна дурацкая война,
Когда кругом полно других занятий?

ГЕРЦОГИНЯ, со вздохом:
Что делать! Таковы законы жанра:
Гораздо меньше было б в мире бед,
Когда б у всех был свой велосипед.



АКТ ТРЕТИЙ.
Сцена первая.
Ставка РИЧМОНДА. В центре ставки – большой турник. На турнике собственно РИЧМОНД. Он пыхтит, потому что выполняет нормативы физической подготовки для вооруженных сил недружественных стран.
Вокруг турника лорд СТЕНЛИ, лорд БЕКИНГЕМ и другие лорд-предатели. Они нормативов не выполняют, но дают ценные советы.

СТЕНЛИ:
Вы, Бекингем, ударьте правым флангом,
А я вам грудью тыл прикрою с тыла.

БЕКИНГЕМ:
Я не могу принять такую жертву
И с тыла тыл прикрою вам охотно.

РИЧМОНД (пыхтя):
А кто тогда ударит правым флангом?

СТЕНЛИ:
Давайте у кого длиннее титул!

ВСЕ, хором:
Нортумберленд!

НОРТУМБЕРЛЕНД, который все это время мирно дремал, привалившись к опорной стойке:
Нихт шиссен! Мы сдаемся!

РИЧМОНД (с турника):
Болван! Война еще не начиналась.

НОРТУМБЕРЛЕНД, зевая:
А с кем война? Я что-то не припомню.

РИЧМОНД, закатывая глаза:
Коварный Глостер, кровожадный вепрь,
Сведя в могилу брата Эдуарда...

НОРТУМБЕРЛЕНД, осторожно:
Он вроде бы упал с велосипеда?

СТЕНЛИ, саркастически:
Святая простота! Еще скажи,
Что этим миром правят не масоны!

БЕКИНГЕМ:
Что были на Луне американцы!

РИЧМОНД, вытирая руки о треники:
И что мерзавцы Йорки не попрали
Мои на трон законные права!

НОРТУМБЕРЛЕНД, растерянно:
А что, попрали?

РИЧМОНД:
Ёперный балет!
Ежу понятно: Эдмунд, мой папаша,
Внебрачный сын принцессы Валуа,
Считался братом Генриху Шестому;
Женившись же на внучке Сомерсета,
Внебрачного потомка Джона Гонта,
С Ланкастерами породнился дважды;
Так чей же этот остров, как не мой?

НОРТУМБЕРЛЕНД, скептически:
А чо у вас в роду одни бастарды?

СТЕНЛИ, закипая:
Каков наглец!

БЕКИНГЕМ:
Какая узость мысли!

РИЧМОНД, снисходительно:
Во Франции на эти предрассудки
Внимания давно не обращают:
Чай, на дворе эпоха Возрожденья,
Не то что здесь, на варварских задворках.

НОРТУМБЕРЛЕНД, с интересом:
А что несет эпоха Возрожденья,
Помимо вас и либеральных нравов?

РИЧМОНД, мечтательно:
Насколько я концепцию усвоил,
Вначале всех построим по ранжиру
И будем отжиманьями и бегом
Вас приближать к античным идеалам!

НОРТУМБЕРЛЕНД, стратегически отползая подальше:
А кто не хочет?

РИЧМОНД:
Ну, свободу воли
Никто не отменял: три дня на сборы
И пусть пихтуют кто куда желает
подальше от сиянья гуманизма.

НОРТУМБЕРЛЕНД, под нос:
Цивилизационный сделав выбор,
Я понял: инквизиция роднее
И лучше задержусь в Средневековье.
За нами Ричард и Святой Георг!
(шустро уползает за кулисы)

Сцена вторая.
Ставка РИЧАРДА. Турника нет, зато есть бардак , пофигизм и много СТРОЙБАТА. Посреди бардака и пофигизма мечется РИЧАРД, пытаясь делать три дела одновременно: составлять диспозицию, бороться с пофигизмом и руководить бардаком.

РИЧАРД, рисуя прутиком в пылище:
Во всю длину развернут будет фронт
Пехотными и конными рядами;
Стрелков поставим мы на середину...

По диспозиции с гиканьем и свистом проносится толпа воинов-строителей с деталями королевского шатра.

РИЧАРД, в отчаянии:
Куда?! Зачем?! Тащи шатер обратно!

Воины-строители послушно затаптывают диспозицию в обратном направлении.

РИЧАРД:
Поставьте здесь! Нет, не туда! Левее!
(оглядываясь по сторонам) Где Норфолк?

Входит НОРФОЛК.

НОРФОЛК:
Здесь, милорд! За опозданье
Прошу простить: ни к черту дисциплина
У нас в войсках! Куда бы я ни прибыл,
Везде меня встречали дружным смехом,
И лишь дисциплинарные взысканья
Могли на время прекратить веселье.

РИЧАРД:
А что у вас за лозунг на спине?

НОРФОЛК поворачивается спиной, к которой пришпилен клочок бумаги.

РИЧАРД (читает):
«У кого нет коня – все садитесь на меня».
(отбрасывает листок)
Образчик подлой вражьей пропаганды.
Давайте диспозицию обсудим.
Вы, герцог Норфолк, и граф Томас Саррей
Ведете конницу и пехотинцев...

ВОИН-СТРОИТЕЛЬ:
А где повесить знамя с поросенком?

РИЧАРД, утомленно:
Повесь где хочешь. (Норфолку) Будут возраженья?

НОРФОЛК:
Ну, я штандарт повесил бы у входа,
Согласно караульному уставу.

РИЧАРД, нервно:
Засуньте свой устав куда подальше.
По диспозиции вопросы будут?

НОРФОЛК, с энтузиазмом:
Вопросов нету! План предельно ясен:
Ура, вперед, мы ломим, гнутся шведы!

РИЧАРД, безнадежно:
Какие шведы? И куда мы ломим?
(зрителю) Пока рулил покойный братец Эдвард,
Война была существенно спокойней.

Вбегает запыхавшийся НОРТУМБЕРЛЕНД.

НОРТУМБЕРЛЕНД:
Свои! Свои! Спасите! Помогите!
(обессиленно плюхается в пыль у ног Норфолка)
Нам всем грядет эпоха Возрожденья!

НОРФОЛК:
А как это?

НОРТУМБЕРЛЕНД, отдуваясь:
Заставят отжиматься.

РИЧАРД, безнадежно:
Давайте диспозицию обсудим
Еще разок. Покуда вы и Саррей
Ведете конницу и пехотинцев...

НОРФОЛК, нетерпеливо:
Конгениально! А когда обед?
С пустым желудком воевать негоже!

НОРТУМБЕРЛЕНД:
Меня на котловое ставьте тоже!

РИЧАРД, скорбно:
Абзац. Еще не началась война,
А мне уже понятно: нам хана.

Сцена третья.
Королевский шатер. Глубокая ночь. На складном столике догорает одинокая свеча. В слабом свете видны груды карт, приказов, донесений и прочей военной макулатуры. Справа от входа на раскладушке спит РИЧАРД.

Входит призрак короля ЭДВАРДА ЧЕТВЕРТОГО.

ПРИЗРАК ЭДВАРДА (ворчливо):
Дебил, который ставил этот лагерь,
Бьюсь об заклад, не открывал ни разу
Устав священный караульной службы.

РИЧАРД, сквозь сон:
Засуньте свой устав куда подальше.
(отворачивается лицом к стене и храпит)

ПРИЗРАК ЭДВАРДА:
Туда уже засунули штандарт!
Бардак! Ни часовых, ни рва, ни вала,
Натыканы палатки как попало,
И сушатся портянки у костра
На стойках королевского шатра!

РИЧАРД, сквозь сон:
Вы мне поспать дадите или нет?
Мне сон приснился про велосипед!

ПРИЗРАК ЭДВАРДА, разглядывая бумаги на столе:
А это что за творческие муки?
Сей выкидыш тактической науки,
Клянусь, когда бы Цезарь увидал,
От ужаса бы в голос зарыдал.
(берет перо и переписывает диспозицию)
Я знаю, тех династий век недолог,
где королем становится филолог,
Но будем верить, что на этот раз
Проклятие сие минует нас.
(смотрит на спящего Ричарда)
Ах да! В порядке братского совета:
Не падай лишний раз с велосипеда.
Прощай! Меня не видишь ты во сне,
Но завтра, в битве, вспомни обо мне!

Слышен крик петуха. ПРИЗРАК ЭДВАРДА исчезает. РИЧАРД беспокойно ворочается на раскладушке.
Входит РЕТКЛИФ.

РЕТКЛИФ:
Мой государь! Сюда в рассветный час
Изволили приехать герцогиня!

РИЧАРД, в панике, натягивая доспехи на босу ногу:
Меня здесь нет! Я занят! Я погиб!

Входит ГЕРЦОГИНЯ ЙОРКСКАЯ.

ГЕРЦОГИНЯ:
Опять?

РИЧАРД,плаксиво:
Чего?

ГЕРЦОГИНЯ:
Проспал! Надень доспехи!
Другие вон давно вооружились!
Позавтракать успел? Я так и знала!
А шапку?

РИЧАРД:
Да любись ты провались!
Пойду умру в бою!

ГЕРЦОГИНЯ:
И подстригись!

Сцена четвертая.
Босуортское поле. По обе стороны поля выстроены враждующие армии. Перед строем на боевых конях гарцуют РИЧАРД и РИЧМОНД. Над ними парит ПРИЗРАК КОРОЛЯ ЭДВАРДА.

РИЧМОНД:
Сопляк!

РИЧАРД:
Микроцефал!

РИЧМОНД:
Белобилетник!

РИЧАРД:
Презренный самозванец!

РИЧМОНД:
Жалкий трус!
На честный бой тебя я вызываю!
Кто первый помер, тот и проиграл!

ПРИЗРАК ЭДВАРДА, потирая руки:
Давайте перейдем к кровопролитью!

Слышится мелодичное треньканье велосипедного звонка. В нейтральной полосе на поле брани появляется АННА.

ПРИЗРАК ЭДВАРДА:
Эй, кто-нибудь, гоните бабу с поля -
Она сейчас испортит всю войнушку!

АННА храбро подъезжает вплотную к высоким договаривающимся сторонам и спрыгивает с велосипеда.

АННА, обращаясь к войскам:
Почтенные и доблестные сэры!
Гляжу на вас и просто поражаюсь:
Ну, ладно, эти двое недоумков –
Один пришел короной завладеть,
Другой корону эту защищает,
Как будто больше им заняться нечем,
Но вы – самодостаточные люди,
У некоторых есть велосипеды,
И вы пришли во имя двух придурков
Отдать свою единственную жизнь?

РИЧАРД, оскорбленно:
Я попросил бы!

РИЧМОНД, возмущенно:
Это кто придурок?

ГОЛОСА ИЗ СТРОЯ:
Гражданка дело говорит, ребята!
Айда домой! Озимые взопрели!
Мне нужно шины подкачать к сезону!
А у меня супруга на сносях!

Армии претендентов бросают оружие и расходятся.

ПРИЗРАК ЭДВАРДА, в отчаянии:
Кончайте пропаганду пацифизма!
Коли! Руби! Зайди поганцам с тыла!

РИЧАРД, войскам:
Куда! Стоять! А родина? А долг?

РИЧМОНД, войскам:
А как же идеалы Возрожденья?

РИЧАРД:
Святой Георг?

РИЧМОНД:
И рыцарская честь?

ГОЛОСА ИЗ СТРОЯ:
Святой Георг картошку не посадит!

ПРИЗРАК ЭДВАРДА, в расстроенных чувствах:
Подгнило что-то в нашем королевстве.
Пожалуй, перееду в Эльсинор.
(исчезает)

Поле стремительно пустеет. РИЧАРД и РИЧМОНД спешиваются и в растерянности оглядываются по сторонам. АННА тренькает звонком велосипеда.

АННА:
Теперь поговорим о самом главном:
Под Лондонским мостом вчера поймали
Законного наследника престола
И, выдраив в тазу со скипидаром,
Короновали Эдуардом Пятым.
Итак, милорды, кто из вас желает
Стать регентом при юном короле?

РИЧАРД, торопливо:
Дурных нема! Благодарю покорно!
(зашвыривает корону в куст боярышника)

РИЧМОНД, настороженно:
А в чем подвох?

РИЧАРД, мрачно:
Стань регентом – узнаешь.

РИЧМОНД, неуверенно:
Ему всего двенадцать...

АННА:
С половиной.

РИЧМОНД, задумчиво:
Ужели я не справлюсь с сопляком?

АННА, елейно:
Ах, право! Вы поладите чудесно!

РИЧАРД:
Ай-кью у вас примерно одинаков.

АННА:
И взгляды на вопрос образованья
Ну просто поразительно близки!

РИЧМОНД:
Что ж! Раз такое дело, я согласен!

РИЧАРД выдыхает с явным облегчением.

АННА, РИЧМОНДУ:
Я восхищаюсь вашим благородством,
И как залог неколебимой дружбы
Позвольте вам вручить велосипед.

АННА передает свой велосипед РИЧМОНДУ. РИЧАРД в ступоре. РИЧМОНД растроган.

РИЧАРД:
Минутку!

РИЧМОНД, с чувством:
Я о нем мечтаю с детства!

РИЧАРД:
Не ты один!

РИЧМОНД, ощупывая подарок:
С ручными тормозами!
С колесами на двадцать восемь дюймов!
И с гоночным изогнутым рулем!
А как переключают передачи?

АННА:
Я покажу!

РИЧАРД:
И все-таки... а как же...

АННА, не оборачиваясь:
Я занята. Простите, не сегодня.
(уходит вместе с РИЧМОНДОМ, который придерживает велосипед за руль)

РИЧАРД, уныло:
На Анне не сошелся клином свет,
Но где найти другой велосипед?